Здравствуйте, странник
26.05.2017, Пятница, 10:24

Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация



Меню сайта
Последние темы форума
Бар "Type-moon" [11432] | Silence
Поздравления [1351] | Nolf
Угадай аниме [4615] | Alukard
Терминология тайп-муна [721] | Silence
Найденные баги складываем сюда. [316] | Mor
Настроение [1514] | Silence
Интересное видео [136] | edexyORO
Kagetsu Tohya SS4 [9] | edexyORO
Последнее смотренное. Делимся впечатлениями :) [1038] | Silence
Какую мангу читаем в данный момент [577] | Ricco88
Статистика

 

Всего онлайн: 1
Из них гостей: 1
Пользователей: 0
Твиттер
 
N/A
 

2. Следующей ночью


Организовать тренировочный лагерь оказалось несложно. Нина подала заявление в канцелярию, и лагерь включили участникам в учебный план, то есть занятия не считались пропущенными.

— Ээ… Эти три дня и две ночи, получается, съедают выходные? И какой смысл?

— А ты развлекаться хотел?

— Не то что бы, просто раз нам так удачно разрешили прогулять, надо идти в будни. Между прочим, работать без отдыха вредно.

Холодный взгляд Нины послужил достаточно красноречивым ответом.

Ночью она вместе с Лейфоном мыла отделение центрального механизма, а теперь заявила, что готова хоть завтра представить план. Он не понимал, когда Нина всё успевала, учитывая, что до самого начала тренировки она бегала по инстанциям. В её взгляде, казалось, снова появилась её обычная целеустремлённость. Наверное, подготовка к предстоящему лагерю отвлекла от мыслей о десятом взводе.

Она собрала всех в тренировочном комплексе и объявила о подготовке к лагерю. Через три дня они прибудут на место и проведут там три дня и две ночи, включая выходные. Место оговорили заранее, точка в производственной зоне.

— Прошу прощения… — заговорила Наруки, подняв руку. — Там в округе нет магазинов, что с питанием?

— Продукты берём с собой. Лейфон вроде умеет готовить, так что думаю, попросим его.

— Ты умеешь готовить?

— Ну, да… — смущённо улыбнулся Лейфон — обычно он питался обедами Мэйшэн. — Но я не очень разбираюсь в здоровой пище.

— Главное, чтобы вкусной, — радостно похлопал его по спине Шарнид.

Наруки немного подумала и снова подняла руку.

— Что?

— Лейфон ведь будет занят на тренировках, не стоит ли поискать ещё кого-нибудь на роль повара?

— Да, — помрачнела Нина. — Я тоже так думала, но у человека, на которого я рассчитывала, оказались другие планы…

— Если вы не против, у меня подруга хорошо готовит, попробую попросить.

— А можно?

— Скорее всего, она согласится. Лейфон знает, как она готовит.

— Так ты о Мэй?

— Конечно. Я больше никого и не знаю. Не подходит?

— Нет, что ты, просто думаю, не слишком ли это?

Мэйшэн очень застенчива. Она уже привыкла к Лейфону, но вряд ли ей будет так уютно в присутствии остальных, а Наруки и Лейфон будут участвовать в тренировках и не смогут постоянно быть рядом.

— Что-нибудь придумаем. Командир, ну что, разрешаешь?

— Да, ты нас выручишь.

Вопрос решился, Нина уточнила время сбора и прочие детали, и началась обычная тренировка.


***


Услышав от Наруки о задуманном, Мэйшэн чуть не хлопнулась в обморок прямо за столом.

Подруги находились на кухне своего общежития. Несмотря на название, кухня и ванная общими не были. Гостиная — с кухней в задней части — располагалась между тремя жилыми комнатами.

Мэйшэн готовила ужин.

— Что… ты сказала? — переспросила она.

— Ну, я вчера говорила, что взвод устраивает тренировочный лагерь. Я тебя предложила в качестве повара. Чего тут думать-то?

— П-подожди…

Наруки с невозмутимым видом чистила овощи. Мэйшэн уставилась на неё, вцепившись руками в верхнюю часть фартука.

— Меня?

— А кого ещё? Не Мифи же.

Мифи на кухне не было. Она сказала, что ей на работе поручили написать статью, и закрылась в своей комнате.

— Но я…

— Командир обещала договориться насчёт занятий, отсутствие тебе не засчитают, — заранее отклонила Наруки довод Мэйшэн, и та в отчаянии застонала. — Ты чего? Думаешь, такой шанс каждый день выпадает?

Наруки качала головой, глядя на паникующую Мэйшэн.

— Но ведь… так сразу…

— А чего сразу-то? Ты же не наедине с Лейтоном останешься.

— И правда.

Мэйшэн почувствовала, как от слова «наедине» у неё вспыхнули щёки.

— Хотя шанс побыть наедине, думаю, представится. Говорят, он умеет готовить. А характер его ты знаешь. Обязательно предложит помочь. И скорее всего, только он… — заключила Наруки, откусывая ломтик огурца.

— А… у…

— Да говорю же, незачем так волноваться. Вы ведь уже гуляли вдвоём.

— Но не проводили целый день вместе.

— И не проведёте, у него тренировка.

Наруки говорила спокойно, и Мэйшэн тоже начала успокаиваться.

— И это ничего? Не помешаю?

— Не помешаешь, поэтому и берём. Если мы предоставим готовку тебе, не придётся беспокоиться о питании.

— Понятно…

Мэйшэн постепенно начала понимать свою роль. Готовить. Как всегда. Так она поможет Лейфону и его товарищам в тренировочном лагере. Только и всего. И ничего особенного. К особенному она не готова.

— Просто готовить?

— А я тебе что говорю? — кивнула Наруки, усмехаясь.

— Наивные! — вмешался в разговор новый голос.

— Ми… у нас серьёзный разговор, не лезь.

— Ой, кошмар! Что это за тон? Я протестую.

— Перестань. Веди себя прилично.

— Я вам что, маленькая?! Ну-ка… — крикнула Мифи и кинула в рот ломтик со стола. — Вы вообще не о том. Как можно упускать? Такой шанс…

— Какой ещё шанс?

— Узнать про Небесный Клинок, — пояснила она, и Мэйшэн почувствовала тяжесть в груди.

Однажды к ней по ошибке пришло письмо. Почтальон случайно доставил ей письмо, предназначенное Лейфону, от девушки по имени Лирин. Мэйшэн понимала, что читать его нельзя — но прочитала. В письме упоминался «Обладатель Небесного Клинка». Похоже, так называли Лейфона в Грендане.

У каждого города свои титулы для выдающихся военных. В её родном городе Йолдеме, например, каждый военный стремился попасть в Орден Перекрёстка — туда брали только лучших. Обладатели Небесного Клинка тоже явно представляли собой нечто подобное. Мэйшэн не удивилась, что Лейфона наградили подобным титулом. Она знала, что Лейфон сильный. Но что же тогда произошло в Грендане?

Однажды она уже хотела спросить, но в панике наделала глупостей. Мэйшэн боялась тогда, что Лейфон вообще перестанет с ней общаться, но этого не произошло. А теперь страх сделать ещё больше глупостей мешал задать вопрос.

— По-моему не стоит, — нахмурилась Наруки. — У каждого есть одна-две вещи, о которой он не захочет говорить, верно? Лейтон уже рассказал бы, если б мог.

— Логично. Но только… Не легче ли строить с ним отношения, когда знаешь его тайны? — заметила Мифи, и Наруки хмыкнула. — Я же вижу. Когда закончился тот бой, ты сильно задумалась, да? Уж не связано ли это с Лейтоном?

— Вовсе нет. А даже если и так, разве я потеряю ваше доверие, если не расскажу?

— Ты расскажешь то, что можешь рассказать.

— Вот видишь. Почему так нельзя действовать и с Лейтоном?

— Ну очевидно же. Мои с тобой отношения устроены иначе, чем мои с ним.

— И в чём разница?

— Я знаю, например, что ты плакала, когда писалась.

— Что?! — покраснела и совершенно растерялась застигнутая врасплох Наруки. — Н-ничего я не плакала! И вообще, это всего один раз было…

— Плакала! Навзрыд, с беспомощным видом. В три ручья. Ой, как сейчас вижу. Ты тогда…

— Молчать!

Наруки вопила, Мифи дразнилась. Оказавшаяся между ними Мэйшэн могла только постанывать.

— Я что сказать-то хотела! — кричала попавшая в захват Мифи, хлопая по удерживающей её голову руке. — Я не к тому всё это, а про то, что мы с детства друг друга знаем. И даже если появятся один-два секрета, мы всё равно друг другу верим, потому что знаем как облупленных. А с Лейтоном не так. Мы его не знаем. Не знаем ничего о его жизни до приезда в Целни. Вот и хотим узнать, верно? Тебе разве не интересно?

— Мм… — замешкалась Наруки, и Мифи выскользнула из захвата.

— В общем, я хотела сказать, что раз мы хотим узнать Лейтона, надо узнать и Лейтона гренданского. И точка! Есть хочу! — высказалась она и вылетела из кухни.

— Мда, что хочет, то и говорит, — проворчала раскрасневшаяся Наруки, сердито глядя вслед убежавшей в гостиную Мифи. — Мэй, ни о чём не волнуйся.

— Угу.

Но Мифи попала не в бровь, а в глаз. Лейтон в Целни всего полгода. Лейтон, которого они знают, вырос в Грендане. Это беспокоило. И Мэйшэн завидовала девушке по имени Лирин. Потому что она знает о той его жизни.

Но… не много ли она хочет? Сомнение крепко засело в душе Мэйшэн. Быть может, из-за этого ужин получился не лучший. Наруки с Мифи, наверное, почувствовали, но промолчали. Потому что верят в неё? Или потому что жалеют?

Она вдруг перестала что-либо понимать.


***


Кто-то ткнул Лирин пальцем в лоб, возвращая к реальности.

— Что делаешь?

Перед собой она увидела перегнувшуюся с другого края стола Синолу.

— Доклад… вообще-то.

Они сидели в библиотеке. На столе стоял библиотечный переносной терминал, на экране отображался длинный список научной литературы. Лирин как раз просматривала его, чтобы скопировать нужное для доклада.

— Уу…

— Чего?

— Нуу… просто ты в одну точку смотрела. Ты хоть заметила, когда я здесь появилась?

— А?

Не все материалы разрешалось выносить за пределы библиотеки, и часть помещения отводилась под чтение и самоподготовку — здесь стояло множество больших столов, за которыми занималось после уроков множество студентов. Лирин и сейчас окружали студенты.

Да, стол был большим. На столе, опираясь на локти, лежала Синола. Стоявшие в середине терминалы и принадлежности других студентов она бесцеремонно подвинула. Лирин почувствовала на себе взгляды присутствующих.

— Эй! — вскрикнула она и с ужасом поняла, что надо бы потише. — Ты что делаешь?

— Ну… ты вообще знаешь, что я тут довольно долго? Скоро уже неловко будет… — спокойно сообщила Синола, чуть покраснев.

— Так слезь сейчас же!

Не в силах выдерживать недовольные взгляды, Лирин бросилась к выходу.

— Суровая какая. Подожди, — догнала Синола Лирин, когда та шла возвращать терминал. — Ты ничего вокруг не замечала, я и забеспокоилась.

— Пожалуйста, выражай беспокойство более прилично! — возмутилась покрасневшая девушка, когда они вышли из библиотеки.

— Оо, ты мне льстишь.

— Объясни ради бога, каким образом это можно принять за лесть.

— Ладно тебе, не ворчи. Я тебя накормлю.

Лирин шагала вперёд, устав спорить, но Синола не отставала.

— Спасибо, не надо. Ты поведёшь меня в какое-нибудь роскошное заведение, где я буду сидеть как на иголках.

Лирин привыкла к бережливости и регулярно обедающую в дорогих ресторанах Синолу понять не могла.

— О, хочешь чего-нибудь подешевле? Давай, хочу сходить в одно место.

— А? Посто…

Но тащившая её за руку Синола дослушивать не стала.


Синола притащила Лирин в парк неподалёку от остановки.

— Так вот ты о чём?

Бумажный свёрток грел руку. Остановка находилась перед школой, а рядом выстроились заведения. Улочка была спасением для студентов, живущих самостоятельно — здесь можно было найти всё, от повседневных товаров и продуктов до дешёвого полноценного питания и деликатесов.

То, что они сейчас держали в руках, продавалось в одном из этих магазинов — в стоящем на этой улочке вагончике.

— Да, хотела попробовать, — торжественно заявила Синола и развернула бумагу.

Внутри оказалась булочка, обжаренная в масле и посыпанная сахаром.

— Сразу видно, что ты богатая.

Синола никогда не ела жареной булочки… Лирин со вздохом развернула свою и тоже начала есть. Булочка таяла во рту — она приятно пахла, была мягкой на ощупь и сладкой на вкус. Её не пережарили и явно не использовали старое масло. Лирин давно не ела таких булочек — оказалось очень вкусно.

— М, вкусно. Здорово, да? — удивлённо сказала Синола, доедая первую булочку и доставая следующую.

Лирин почувствовала, как проглоченный кусок пробудил аппетит.

Так они и сидели, пока не съёли всё — Лирин чувствовала себя уютно рядом с Синолой, приговаривавшей «вкусно, вкусно».

— М, маловато, — пробормотала Синола, слизывая сахар с ладони.

— Нет, многовато.

В её свёртке было, наверное, вдвоё больше булочек, чем у Лирин. Синола съела их за то же время, и ей ещё мало. Глядя на её идеальную фигуру, Лирин вздохнула.

— И как ты ухитряешься держать себя в форме?

— Немного спорта, — исчерпывающе ответила Синола.

Лирин простонала и погладила живот.

— Итак, не соизволите ли теперь поведать Синоле-сэмпай о том, что вас гложет? — спросила Синола, глотнув только что купленного ими горячего чаю и посмотрев на Лирин.

— Что?

— Всё те же проблемы? Как оно?

— Ну, я бы не…

— Или дела двигаются? И продвинувшись, принесли новые проблемы?

— Да нет же…

Но Синола вела разговор так, будто и не слышала отчаянных попыток Лирин всё отрицать.

— Знаешь, раньше ты была как в воду опущенная. А последнее время тревожная какая-то, то резко краснеешь, то мрачнеешь вдруг — туда-сюда прыгаешь, как кузнечик.

— А…

Сама она того не сознавала, но, похоже, для Синолы выглядела именно так. Лирин представила, какой её видят окружающие, и резко смутилась.

— Итак? Что тебя беспокоит? Сестрёнка поможет.

— Нет, я… — начала она, но потом, поколебавшись, передумала. — Я хочу повидаться с одним человеком.


***


Пришло время тренировочного лагеря.

Они вышли из трамвая и пошли вдоль фруктового сада. Ветер время от времени доносил сладкие запахи, а когда сад кончился, вокруг раскинулась открытая местность.

— Ух ты… — вырвалось у Лейфона, когда его взору предстало огромное поле.

На плече он нёс спортивную сумку с одеждой и прочими нужными для проживания вещами, а в каждой руке по набитому под завязку мешку. Там лежали продукты, которые он с девушками купил перед выездом. Шедшая рядом Наруки была нагружена примерно так же.

— Просторно… — выдохнула удивлённая Мэйшэн.

По ту сторону оставшегося за спиной сада находилось искусственное озеро — когда-то Лейфон с подругами видели его из ресторана. Это зона сельской местности, для работ сельскохозяйственного факультета. Вдали виднелась большая теплица — она сверкала, отражая солнечный свет. Нина говорила, что здесь мёртвый сезон, и сейчас ничего не выращивают. Так что в меру активные тренировки особого вреда не нанесут.

Посреди поля стояло одинокое здание. Там и будет лагерь.

Они шли по тропинке, и здание всё увеличивалось. А дойдя, поняли, что оно просто огромное.

— Вот и вы.

Встретившая их у входа Нина забрала у Лейфона продукты. Она поблагодарила Мэйшэн за предложенную помощь, и та ответила чуть слышным, осипшим от волнения голосом. Перед тем, как войти вслед за ней, Лейфон поднял взгляд на здание.

— Большое.

— Ага, — проследила за его взглядом Нина. — Им пользуются студенты сельскохозяйственного, когда здесь живут, так что оно вмещает двадцать человек.

— Здорово.

— Район большой, так как снабжает Целни пищей. А подобные здания есть в разных частях производственной зоны… Нам сюда.

Она привела их на кухню, и там они положили продукты в холодильник. Потом Нина рассказала, кто в какой комнате будет жить, и все разошлись раскладывать вещи.

— Сегодняшний день ушёл на то, чтобы добраться и расположиться, а завтра готовься работать, — сказала она напоследок и ушла показывать дорогу Наруки и Мэйшэн.

Лейфон отправился в указанном направлении, самостоятельно нашёл свою комнату и выложил вещи. Когда он отдёрнул штору и посмотрел в окно, солнце уже клонилось к закату.

— Мы на краю города.

Высота второго этажа позволяла увидеть обод. Отсюда открывался совсем иной вид, чем тот, что Лейфон наблюдал каждый день — из школьного здания первого курса или его общежития — казалось, он переехал в другой город. Он где-то далеко — это ощущение вдруг стало очень отчётливым. Когда он стал Обладателем Небесного Клинка, ему и в голову не могло прийти, что он уедет в школьный город. Он был наивен. Что и говорить, он, пожалуй, уже тогда принимал неверные решения. Так сказала Нина. Можно ведь было как-то по-другому? Наверное, она права. Тогда и Лирин не пришлось бы пройти через всё это.

Вместе с раскаянием пришло чувство одиночества.

— Как там Лирин?

Возможно, одиночество вызвано и размером комнаты. Здесь стояло три кровати в ряд. Обычно тут ночуют студенты сельскохозяйственного, допоздна работающие в поле. А теперь он один. О собственной комнате он мечтал со времён приюта. Там тоже была большая комната и в ней ряд кроватей, на которых все спали. А сейчас в общежитии двухместная комната целиком в распоряжении одного Лейфона. И подселить никого не планируют. Он, конечно, доволен, что в его распоряжении столько места — что там, что здесь. Наверное, простор этой комнаты напомнил ему такой же простор комнаты приюта.

— Мда…

Лейфон мотнул головой, отгоняя приступ сдавившей на мгновение горло ностальгии. Он прекрасно понимал, что никакими сожалениями прошлого уже не вернуть. Он показал простым горожанам… что случается, когда Обладатель выходит за рамки. Как теперь смотреть им в глаза?

Пока в голову лезли всякие глупости, прибыли Шарнид с Фелли, и Лейфона позвали.

Тренировка была совсем недолгой. Зала, как в тренировочном комплексе, здесь не было, и тренировались в поле. После захода солнца единственным источником света оставались огни здания. Они немного позанимались спаррингом в темноте и на этом закончили.

Мэйшэн перед ужином была очень скованна, но все, конечно же, пришли в восторг от её кулинарных талантов, и она, к облегчению Лейфона, наконец, успокоилась.

Потом они некоторое время сидели в главном зале и болтали. Нина с Шарнидом играли в «полководца» — разработанную военным факультетом настольную игру для развития тактического мышления. Мэйшэн разговаривала с Наруки, Фелли сидела в углу и читала привезённую с собой книгу.

Лейфону заняться было нечем, и он стал наблюдать за игрой. Доски были расчерчены на клетки, на них расставлены фигуры, и цель игры заключалась в том, чтобы, разгадывая движение фигур противника и двигая собственные, победить вражеского полководца. У каждого игрока своя доска, устроенная так, чтобы не видел противник. На доске расставляются и двигаются фигуры.

— Терминал в район B-6.

— Увы, там пуусто.

— Как это? Блин… Конец хода.

— Таак, теперь я. Терминал на E-3.

— Авангард на E-2.

— Есть, стреляю… Ну-ка.

Каждый кинул по шестигранном кубику и объявил результат.

— Отлично, моя очередь.

— Наивная, стреляю ещё раз.

— Чт… Блин.

Снова покатились два кубика, и Нина со страдальческим видом сняла фигуру с доски.

— Есть… Конец хода.

— Теперь я. Так…

Лейфон смотрел, как они двигают свои фигуры и отыскивают вражеские с помощью психокинетических терминалов, стреляют и идут в атаку на близлежащие фигуры. Превосходство оставалось на стороне Шарнида всё время, до самой его победы.

— Нуу… блин.

— Воот, разве не говорил я тебе, что в свободном режиме стандартная структура не катит? Надо двух-трёх психокинетиков, а всех остальных снайперами — и будешь делать всё, что захочешь.

Шарнид крутил в руках кубик и лениво объяснял свои действия Нине, которая сверлила взглядом доску и, по-видимому, составляла новый план.

— Не мешай, помолчи.

— На этот раз возьми правильную структуру.

— Нет, давай снова с такой же.

— На что ты надеешься, на благосклонность кубика? — со вздохом произнёс Шарнид, но, поняв, что она уже упёрлась, стал расставлять фигуры так же, как и в прошлый раз.

Так они сыграли ещё три раза, но Нина так и не выиграла.

— Ещё бы чуть-чуть…

— Хорош, давай закончим уже.

Шарниду наскучило, он положил фигуру и поднял руки.

— Хм… Да, уже поздно. Давайте в ванную и отбой?

— О, есть ванная? — отозвалась Наруки.

— Ага, большая ванная… только ой, наполнять её уже поздно, — виновато добавила Нина, посмотрев на часы. — Простите, сегодня обойдёмся душем. Завтра наполним.

Ванная комната была общей для мужчин и женщин. По распоряжению Нины женская часть группы пошла первой, а Лейфон с Шарнидом остались смотреть им вслед.

— Вот оно как… Огромная ванная, говоришь… — задумчиво протянул Шарнид, как только девушки вышли — и Лейфон решил сделать вид, что не слышал.


***


Тихий шум его разбудил. Он выспался. Встал с кровати, отдёрнул шторы и открыл окно. Утренний воздух был ещё довольно холоден. Тем не менее, Лейфон заставил себя вдохнуть полной грудью, умылся и вышел из комнаты. Ноги сами привели к источнику шума.

На большой кухне, рассчитанной на массовое приготовление пищи, находился один человек.

— Мэйшэн, ты рано.

— Ой… Лейтон? — испуганно обернулась Мэйшэн со сковородкой в руках. — А, прости. Завтрак ещё не готов и…

— Да ничего. Я помогу.

— Да? Но ведь…

— Ничего-ничего, всё равно проснулся, — сказал Лейфон и принялся мыть разложенные на столе овощи. — Как много.

— Ну, да… Решила и к ужину заодно подготовиться, — объяснила Мэйшэн, доставая два котла.

— Аа. Так, овощи я сделаю, займись остальным, — предложил он и стал чистить овощи.

— Но остальное… остынет.

— Да, верно.

Продукты они покупали вместе, так что он примерно представлял, какое их ждёт меню.

Они стояли рядом и чистили овощи.

— У тебя так… здорово получается, — удивлённо сказала Мэйшэн.

— Правда? — ответил Лейфон, не прекращая работать. — Я с детства на кухне помогал. Так что быстро подготовить продукты я умею.

— Понятно.

Он ощупал пальцами картофелину, запоминая её форму, приставил нож под соответствующим углом и стал крутить плод. Он работал не глядя, и от него не ускользнуло, как Мэйшэн переменилась в лице.

— Что такое?

— А? Нет, ничего.

Похоже, она и сама поняла. Мэйшэн улыбнулась и мотнула головой. Лейфон… задумался. Неужели… из-за этого?

— Но я не умею продумывать блюда. Готовлю, не думая о питательности или балансе, меня за это ругают.

— Правда?

— Угу, Лирин ругает.

— А?

— О, Лирин — моя давняя подруга…

И он рассказал о Лирин и о том, как они вместе готовили, стараясь выбрать эпизоды посмешнее. Потому что Мэйшэн явно подумала, что раз он умеет готовить, она зря старалась, делая ему бэнто.

Как Лейфон и рассчитывал, его рассказ вызвал улыбку.


Однако он не заметил, что выражение её лица не менялось в течение всего разговора.


В это время перед кухней.

— Не слышно, — проворчала Фелли, прижавшись спиной к стене и наблюдая за происходящим.

Лейфон с Мэйшэн радостно о чём-то болтали. Из-за размеров кухни слов было не разобрать. Но улыбающуюся Мэйшэн видно было хорошо.

— Ещё чуть-чуть.

Хотелось ещё подойти, но дальше уже начиналась кухня. Лейфон, который в такую рань уже чистит овощи и болтает одновременно, вряд ли её обнаружит, но стоит подойти чуть ближе, и её, скорее всего, заметит Мэйшэн, которая смотрит в эту сторону.

— Придётся психокинезом, — почти всерьёз подумала она и услышала приближающиеся шаги.

Фелли тут же отошла от стены и встретила вошедшую с таким видом, будто сама только что пришла.

Нина.

— Доброе утро, — поприветствовала её Фелли с невинным видом.

— О, доброе утро.

Нина бросила взгляд в сторону кухни.

— Они завтрак готовят? — шепнула она, принюхиваясь.

Из двух стоящих на плите котлов шёл пар и доносился дразнящий аромат. Рядом Мэйшэн измельчала и жарила на сковороде почищенные овощи. Похоже, готовила ингредиенты для супа. В стороне Лейфон продолжал разделываться с горой овощей.

— Надо помочь, наверное? — наклонила голову Нина, застыв на месте.

— Надо… бы.

Под этим предлогом они заглянули внутрь. Идея была хорошая. Однако…

— Беда в том, что этим искусством я не владею совершенно, — усмехнулась Нина, выражая их с Фелли общий недостаток.

В этом и заключалась проблема.

— Командир… ты когда-нибудь готовила? — с интересом спросила Фелли, глядя на неё.

— Готовила… Ну, то есть, меня вроде как заставляли — мама считала нашу кухню оплотом женщин и часто заставляла помогать, делать что-нибудь несложное. Заставляла, но получалось не очень. К тому же тренировки отца во дворе я считала более интересным занятием и сбегала туда.

У Фелли всё было немного иначе. Её род не имел отношения к Военному Искусству — вместо этого он поколениями успешно занимался сбором и продажей информации. Её старший брат, Кариан, приехал в школьный город, чтобы на собственном опыте прочувствовать значение информационных потоков в других городах. Такова семья Фелли. У них была многочисленная прислуга. Пищу тоже готовили специальные люди. Для Фелли кухня была местом, где кто-нибудь даст конфетку. До приезда сюда она не брала в руки кухонного ножа, а после приезда в Целни не проявила интереса к готовке, так что улучшений не намечалось.

Так и застала их Наруки, неподвижно стоящими у входа.

— Доброе утро… Что вы делаете?

— Ну…

Нина пыталась что-то промямлить, Наруки с недоумением на неё смотрела. Заметив, что на кухне идёт работа, она крикнула, что пришла помочь, и зашла внутрь.

— Она тоже умеет готовить?

— Умеет, наверное? — предположила Фелли, и девушки, заглянув внутрь, увидели, как Наруки помогает с чисткой овощей. — Похоже, умеет.

— Точно.

Их огорченные голоса разносились по коридору. Они услышали приглушённый смех, обернулись и увидели Шарнида с полотенцем на плече — видимо, он только что закончил умываться.

— Чего?

— Да так, интеересненько вы тут стоите.

— Заткнись, — буркнула Нина.

Фелли тоже недовольно уставилась на Шарнида, уголки губ которого уже подрагивали.

— Хо-хо-хо… А знаете что, у меня есть великолепная штука, прямо как для вас сделана.

— Хм?

— Какая? — озвучила вопрос Фелли.

Они смотрели на Шарнида с подозрением и надеждой одновременно, а он с торжественным видом достал откуда-то маленький инструмент и показал.

— Овощечистка — предмет, позволяющий с лёгкостью снимать кожуру.

— Что это?!

— Приставляете лезвие к оболочке овоща и двигаете, кожура сама снимается.

— Придумают же такое, — искренне восхитилась Нина.

Лицо Фелли не дрогнуло, но взглядом она просто пожирала инструмент. В тонком металлическом захвате крепилась пластинка с лезвием. И правда, если такой штукой провести по поверхности овоща, кожура наверняка снимется. С таким и на кухню можно идти.

— Вот, хватайте и чистите, сколько душе угодно.

Фелли машинально протянула руку… и встретила руку Нины. Они схватили овощечистку одновременно.

— Отпусти, пожалуйста, — спокойно попросила Фелли.

— Не стоит, я сама.

Нина тоже держала инструмент крепко и отпускать не собиралась.

— Командир, тебе разве не нужно продумать сегодняшнюю программу тренировок?

— Ты сама-то подумала, как будешь тренироваться? Я, между прочим, психокинетиков тренировать не умею.

— Не беспокойся, у меня всё давно готово.

— А у меня тоже всё продумано.

Выражения лиц оставались спокойными, а борьба за овощечистку накалялась. И тут…

— Чем вы здесь занимаетесь?

В дверях кухни стоял удивлённый Лейфон.

На долю секунды появился шанс.

— Ой.

Нина воспользовалась моментом и выхватила овощечистку.

— Да вот, вижу, у вас работы много, решила помочь, — с невинным видом объяснила она, сжимая инструмент.

— А, так мы уже закончили, — улыбнулся Лейфон, и Фелли увидела, как спина Нины чуть заметно вздрогнула.

Впрочем, и сама Фелли застыла, словно превратившись в статую.

— Завтрак сейчас будет, давайте к столу, — добавил Лейфон, вышел из кухни и отправился в свою комнату.

С кухни действительно доносился вкусный запах супа и шипение масла в сковороде.


***


После завтрака настало время тренировки. Из отведённых на всё трёх дней и двух ночей в первый день они почти не тренировались. На интенсивную тренировку завтра рассчитывать тоже не стоит. То есть самым важным становился именно сегодняшний день.

После хорошей разминки Нина всех созвала.

— Сегодня отрабатываем бой взводов.

В руке она держала два флага.

— Так, минуточку, — поднял руку Шарнид.

— Что?

— Не маловато ли нас для боя взводов?

— Не проблема. Лейфон.

— Я?

— Ты один против всех.

— Аа…

— Подождите, — вмешалась Наруки. — Разве так можно?

Она прекрасно знала силу Лейфона по бою против десятого взвода, но, конечно же, не думала, что один справится с четверыми.

— Ну, сейчас сама убедишься, — многозначительно сказала Нина, разгадав её мысли, и бросила один флаг Лейфону.

Шарнид, который и не думал задавать вопросы, молча приступил к приготовлениям. Неудовлетворённой осталась лишь Наруки — она сняла дайт с портупеи и взвесила в руке.

Они сразу решили, что Лейфон будет в обороне. Он воткнул флаг в указанное Ниной место, встал рядом и теперь ждал начала. Перед тем, как отправить Лейфона, она подозвала его и что-то прошептала на ухо. Он кивнул, хотя выглядел удивлённым.

После Нина собрала остальных.

— Ну что, как нападать будем?

Вопрос был обращён к Наруки.

— На одного-то? Ну, скажем, двое его сдерживают, один идёт к цели? — предложила она первое, что пришло в голову.

— Пожалуй, так и сделаем. Я иду к флагу. Наруки отвлекает, Шарнид сдерживает. Фелли обеспечивает мне поддержку, — распределила задачи Нина.

Чуть в отдалении стояла наготове Мэйшэн. В руке она держала стартовый пистолет. Когда Нина ей кивнула, она с ужасом подняла его и нажала на спуск. Сухой хлопок, возвещающий о начале боя, разнёсся далеко.

— Десять шагов влево, заходите по большой дуге.

Наруки побежала по дуге, следуя указаниям Фелли из психокинетического терминала над ухом. Рядом бежала Нина. Она шла справа, ближе к Лейфону. Обманный манёвр?

— Если он атакует меня, продолжай бежать к флагу, если тебя — к флагу бегу я. Если Шарнида, бежим обе.

— Есть.

Нина отделилась, Наруки ускорилась.

Лейфон спокойно стоял в нескольких шагах от флага. Даже дайт до сих пор не восстановил. Место было открытое, земля совершенно ровная. Лейфон был отсюда как на ладони, а значит и он прекрасно видел их перемещения. Но он один, а их четверо. Ему не справиться.

Когда они преодолели половину расстояния до флага, он двинулся с места. Нет, он исчез.

Бегущая Наруки не могла определить направление ветра. Её саму обдувал встречный поток. Поэтому о движениях Лейфона она могла судить только по завихрениям поднятой его ногами пыли.

— Приближается. 0400, — раздался голос Фелли.

— Сзади?

Наруки затормозила, вспахивая землю.

— Мало кэй в ногах, — тут же услышала она совсем рядом.

Перед ней возник Лейфон. Не прошло и секунды после предупреждения Фелли, а он уже за спиной. Ну и скорость! Наруки махнула дубинкой, продолжая скользить. Но дубинка рассекла лишь воздух. Лейфон снова исчез. Прежде, чем Наруки успела что-либо понять, что-то коснулось её живота. Мир в мгновение ока перевернулся, и её спина ударилась о землю.

Это Лейфон, проскользнув буквально под её носом, упёрся плечом ей в живот и бросил — и теперь она, ничего не понимая, потрясённо таращилась в небо.

А Лейфон уже гнался за Ниной. Её он догнал так же быстро, и после ещё одного броска она тоже кувыркнулась в воздухе.

Наруки услышала выстрел. Через мгновение в воздухе раздался маленький взрыв. Она, конечно же, не сразу поняла, что это Лейфон сбил летящий во флаг кэй-снаряд с помощью внешней кэй. А когда поняла, что означает этот взрыв, Шарнид уже был в воздухе.

Лейфон прогулочным шагом направился обратно к флагу. Фелли сопротивления не оказала.

— Проиграли…

Наруки смотрела вслед Лейфону, не веря собственным глазам.


Лейфон снова был в обороне.

— Ну что, как атакуем теперь? — весело спросила Нина.

Наруки по-прежнему не могла поверить в произошедшее. И это… Лейфон? Тот Лейфон, с которым они вместе сидели на занятиях, болтали о всяком, который производил впечатление неуклюжего, ненадёжного паренька — куда он делся? Нет, она, конечно, знала, что Лейфон — сильный военный. Видела его в боях взводов и со зрительского места, и как участница, совсем рядом. Он не только не побоялся выступить против военной группировки под названием Салинванские Наёмники — о которых слышала даже Наруки — но и вступил в поединок с молодым человеком, назвавшимся их предводителем, и одержал победу. Она знала, что Лейфон сильный. Очень сильный. Но это не то же самое, что выйти против него лично. Даже когда он был её противником на занятиях по Военному Искусству, всё было иначе. Там он подстраивался под неё. Здесь — нет.

Он разбил их наголову. Мало того что разбил, так ещё и поддавался. Его дайт не покидал портупеи. Он был безоружен. И не просто безоружен. Он даже ударов не наносил, упорно ограничивался бросками. И у него получилось — настолько все они, включая Наруки, уступали ему в силе.

Но они уже вырабатывали новый план. Наруки слушала и чувствовала вскипающую внутри ярость. Не из-за того, что обидно было сознавать такую разницу в способностях. Просто захотелось вдруг любой ценой сбить с Лейфона спесь.

— Так и действуем, — закончила объяснять Нина, и Наруки кивнула.

Нина заметила её настрой и улыбнулась.


К обеду Мэйшэн приготовила много сэндвичей и печенья. Сэндвичи наполнили желудки, печенье пополнило запас сахара в организмах. Они выпили по спортивному напитку и продолжили тренировку.

Расклад оставался тот же, что и в первой половине дня. Они меняли наступательные и оборонительные позиции, пробовали снова и снова до самого захода солнца, но так и не победили Лейфона. Когда небо порозовело, они закончили и перешли к самостоятельным тренировкам.

Лейфон восстановил, наконец, дайт и стал отрабатывать удары. Так же поступила и Нина. Фелли выпустила все психокинетические терминалы и отправила куда-то вдаль. Шарнид налепил из глины шариков, бросал их высоко в воздух и ловко расстреливал из снайперской винтовки.

Наруки некоторое время была не в силах двигаться. Просто лежала на земле и тяжело дышала, сжимая в руке принесённый Мэйшэн спортивный напиток. Потом, наконец, поднялась и стала, потягивая напиток, смотреть на Лейфона.

Неспешно сгущающиеся сумерки словно размыли все цвета — а Лейфон, размахивающий сапфировым дайтом в правой руке, всё отрабатывал удар сверху вниз. Наполненный внутренней кэй организм легко двигался куда требовалось и наносил удары. От такого должны были возникнуть порывы ветра, но вокруг Лейфона стояла пугающая тишина.

Наруки доводилось видеть Нину в парных тренировках с Лейфоном. Она была прекрасна. Сила и красота чувствовалась в грозных ударах окутанных кэй хлыстов. Сейчас она не была такой грозной, в движениях ощущалось больше свободы. Наруки подумала, что сейчас Нина ещё прекраснее.

Но на фоне Лейфона она меркла. Была в нём какая-то завершённость. Наруки сама толком не могла сказать. Но каждый раз, когда голубая вспышка рассекала вечерний сумрак, сердце её сжималось.

Одиночество, беспощадность, стремление. Все эти чувства увидела потрясённая Наруки в его таинственном танце. Она оглянулась, но Мэйшэн уже не было. Наверное, ужин пошла готовить. Жаль, подумала Наруки, испытывая вместе с тем облегчение от того, что сумела оторвать взгляд. Будь Мэйшэн здесь, она бы, возможно, заплакала. Казалось, что в каждом движении можно увидеть прежнего Лейфона. Зрелище красивое, пронзительное и печальное.

Наруки задумалась о таинственном прошлом этого слабого и ненадёжного на вид паренька. Да, вот в чём дело… Она вдруг поняла. Вот, наверное, что привлекает Мэйшэн. Она всё это в нём почувствовала, во время того происшествия на торжественном открытии школы — хоть Наруки и не знала, как ей это удалось и поняла ли это сама Мэйшэн.

Об этом же говорил и начальник Наруки в городской полиции, Формед:

— Он прошёл через такое, через что в его годы не проходят. Всмотрись, и поймёшь, насколько глубоко зарыта тайна.

Именно эти слова и заставили её остаться в семнадцатом взводе. Стало интересно, что именно он увидел в душе Лейфона, а бой с десятым взводом этот интерес подогрел. Видит ли она сейчас разгадку? Наверное — точного ответа быть не может.

Она встала, взяла дайт и принялась отрабатывать удары. Если сейчас отлынивать, она навсегда останется обузой. Гордость военного подсказывала, что это недопустимо.

Наруки с криком взмахнула дубинкой.


***


Сумерки кончились, опустилась настоящая темнота, и Нина объявила о завершении тренировок. Они пришли на кухню, где вкусные запахи принялись дразнить давно уже опустевшие желудки. Рагу Мэйшэн начала готовить ещё утром. Это был совсем не тот лёгкий овощной суп, который подавали на завтрак.

— Потрясающе, — простонал Шарнид, вдыхая аромат настоявшегося мяса и овощей.

— Я, я сделала много.

— У, это хорошо. Много съедим.

Шарнид уселся первым, его примеру последовали Нина и Фелли. Лейфон с Наруки помогли накрывать на стол.

— Ой, прости. Мы тоже…

— Не стоит. Мы же кохаи, — мягко остановил Лейфон попытавшуюся вскочить Нину.

Кроме рагу Мэйшэн приготовила салат и курицу со специями. Лейфон с девушками выставили блюда и тоже сели за стол.

Вкус у приготовленной Мэйшэн пищи оказался не хуже запаха. Все с самого утра находились в постоянном движении, и сочетание вкусной еды и голода привело к тому, что ели практически молча. Нину это сперва беспокоило, но потом она расслабилась и под конец уже с довольным видом наблюдала, как едят остальные.

— Лейтон, можно тебя на минутку? — шепнула Наруки, когда ужин закончился и они, как и прошлым вечером, сидели в зале, а Лейфон наблюдал за игрой Нины и Шарнида в «полководца».

Лейфон обернулся, и Наруки молча показала на выход. Там уже стояла Мэйшэн. Наруки тоже пошла к выходу.

Вот и оно, подумал Лейфон. Он посмотрел на Нину и Шарнида, но они были увлечены игрой и сюда не смотрели. Фелли опять читала книгу в углу.

Лейфон встал и пошёл догонять Наруки.


Нина резко оторвала взгляд от доски и посмотрела вслед Лейфону. Настал час, подумала она. Как бы то ни было, раз Лейфон в семнадцатом взводе, сохранить его секрет непросто. Она считала, что пусть лучше расскажет он сам, чем кто-нибудь другой. Считала, но когда они работали в отделении центрального механизма, сказала, что окончательное решение за ним. Сказала, но всё равно волновалась.

— Думаю, всё будет путём, — сказал Шарнид, поигрывая кубиком.

— У Наруки сильное чувство справедливости, она даже решила пойти работать в полицию. Это беспокоит.

— Не переживай, подруга — ведь даже такая упрямица, как ты, его поняла.

— Я не настолько упрямица.

— Плохо ты себя знаешь, да? — рассмеялся Шарнид, а Фелли за его спиной выскользнула наружу.

Явно решила пойти за Лейфоном.

— А ты что, не пойдёшь? — спросил Шарнид, словно у него были глаза на затылке.

— Не пойду, — коротко ответила Нина и уставилась на доску.

Он усмехнулся и кинул кубик.


Девушки вывели Лейфона наружу. Если не считать огней здания — из которого они завтра съедут — местность освещал лишь свет полумесяца и редких звёзд. Без внутренней кэй всё становилось расплывчатым, но он просто шёл за маячившими в темноте силуэтами девушек. Ночная прогулка, по-видимому, тревожила Мэйшэн, и она держалась за руку подруги.

Какое-то время они продолжали идти. Освещения не было, утоптанной тропинки через поле тоже. Он подумал, что нехорошо так отдаляться, но молчал. Здесь он и Наруки, вряд ли что-нибудь случится. Позади ещё виднелись огни лагеря. Это тоже успокаивало.

В конце концов, они оказались неподалёку от обода. На границе поля находился защищающий от ветра лес. Он вырос перед ними тёмной стеной, и Мэйшэн остановилась. Наруки тоже. Остановился и Лейфон.

Мэйшэн повернулась к нему. В темноте выражения её лица было не разглядеть.

— Будь с нами Ми, вышло бы проще… но ничего не поделаешь, — начала разговор Наруки. — Лейтон, мы хотели бы узнать о тебе больше.

Она говорила открыто, как полагалось военному.

— Так, — кивнул в темноте Лейфон.

На некоторое время снова воцарилось молчание.

— Ты должен понять, это не просто любопытство. По-моему, мы с тобой за полгода неплохо подружились. Нас тревожит не только то, что ты покидал пределы города. Мы втроём очень дружны. И нас очень удивило, что ты вошёл в нашу компанию. Но мы хотим быть не просто твоими знакомыми. Хотим считать тебя одним из нас. Поэтому хотим кое-что спросить.

Её силуэт сдвинулся. Мэйшэн поёжилась и чуть слышно выдохнула.

— Кто такие Обладатели Небесного Клинка?

Вопрос всё же задала Наруки. Она рассказала, где услышала эти слова. Как письмо Лирин по ошибке попало к Мэйшэн, и как она его прочла.

Лейфон был удивлён. Он думал, что письмо попало к Нине. Тогда он ещё удивился, что письмо оказалось у неё. Она сказала, что подобрала его в раздевалке тренировочного комплекса. И Лейфон всё это время ломал голову над тем, как письмо туда попало.

— Прости… — извинилась Мэйшэн.

Лейфону показалось, что она едва сдерживает слёзы.

— Ничего.

Робкая Мэйшэн извинялась, чуть не плача. Он сразу понял, что она искренне раскаивается, и не находил в себе сил её упрекать.

— Обладатель, значит.

Он сделал глубокий вдох — поскольку только сейчас вспомнил о необходимости дышать — и рассказал.

На его родине, в Копьеносном Городе Грендане, есть таинственный дайт, Небесный Клинок — его вручают только двенадцати из военных города, и тех, кто его получает, называют Обладателями Небесного Клинка. Был таким Обладателем и Лейфон. Двенадцатым. Лейфон Вольфштайн Альсейф… так его называли. Но обладание Небесным Клинком не было для него поводом ни для радости, ни для гордости. Просто так вышло, потому что ради добывания денег Лейфон усердно занимался Военным Искусством, к которому, как ему говорили, у него талант — только и всего.

Чтобы прожить, нужны деньги. Наверное, он ещё тогда начал сбиваться с пути. Продовольственный кризис, породивший острую нужду в деньгах, уже кончился. К тому же деньги были, и в пище можно было себе не отказывать. Ведь всё началось с охватившего весь город голода. Его пик Лейфон пережил совсем ребёнком. Он сумел понять основы экономики, а приёмный отец, Делк, предпочитал жить бедным, но гордым. И пока Лейфон жил в Грендане, он без оглядки полагался на инстинкты. Даже когда они шли вразрез с законами военных, он верил в свою правоту. Применяя силу и навыки военного, не брезговал он и участием в подпольных боях на потеху публике.

Когда Лейфон дошёл до рассказа о подпольных боях, он почувствовал, как Наруки вздрогнула. Служащая в полиции Наруки с её обострённым чувством справедливости, наверное, просто не могла поверить в сказанное.

— И что было дальше? — сдавленно спросила Мэйшэн.

— Разоблачение. Небесный Клинок отобрали, меня отправили в изгнание. Милостью Её Величества приговор отложили, а имущество не конфисковали. Благодаря ей я смог оставить деньги приюту.

Да… тому самому, которым руководил гордый Делк. У него были многочисленные проблемы с деньгами. Так они решились. Тут Лейфон всё сделал правильно. Пока он был Обладателем, он делал пожертвования и другим приютам. Однако из-за этого много скопить не удалось.

— И так ты оказался здесь?

— Да, — кивнул он, испытывая странное облегчение.

Сюда он шёл в напряжении, но пока рассказывал, напряжение постепенно отпускало. Будь что будет. Он не мог бороться с охватившим его равнодушием. На самом деле, решать, как отнестись к рассказанному, всё равно будут девушки. От него уже ничего не зависит.

Он понимал, что действовал неправильно. Но сам ход своих мыслей ошибочным не считал. Быть может, сила военного, талант Лейфона, и правда нужны для защиты города. Но Лейфон не понимал, почему он не должен использовать эту силу для защиты тех, кто рядом. Наруки когда-то сказала, что люди для неё важнее города. Наверное, в этом Лейфон на неё похож.

И именно поэтому он не смог остаться Обладателем.

— Но настоящая проблема заключалась не в подпольных боях.

Его изгнали из города из-за боя с Гахардом Бареном.

— Те, кто способен стать Обладателями, похожи на чудовищ — по выработке кэй и таланту им нет равных среди других военных. И если окажется, что таким чудовищам ничего не стоит нарушить законы военных… недопустимо, чтобы об этом узнали. Военному может противостоять только другой военный, а Обладатель легко расправится с любым военным. И если такие люди нарушат законы, узнать об этом не должны.

Проблема в том, что Гахарда, пробившегося в кандидаты на звание Обладателя, Лейфон сокрушил немыслимым выбросом кэй.

— Я… чудовище, — произнёс он с вызовом. — Меня не стыдно бояться.

Он говорил неспешно, словно разъясняя что-то непонятное.

Наруки не двигалась и, казалось, даже не дышала. Мэйшэн дрожала, обхватив себя руками. Поняли или нет? Мэйшэн не поняла. А Наруки должна понять. Она знает его силу, она видела сегодняшнюю тренировку, да и тот поединок с Хаиа. Впрочем, это лишь часть подлинной силы Лейфона.

Он сказал всё, что должен был сказать, и теперь ждал ответа. В темноте было не разглядеть, что на их лицах. Удивление, страх, слёзы?

— Я…

Заговорить попыталась Мэйшэн.

— Я… — снова начала она дрожащим голосом и осеклась. — Я…

Бум…

— Что?

Земля вдруг вздрогнула. Мэйшэн шагнула вперёд, и луна осветила её лицо. В глазах стояли слёзы, и она собиралась что-то возразить, но почувствовала неладное и напряглась. По спине Лейфона пробежал холодок неприятного предчувствия. Он рванулся и схватил Мэйшэн за руку.

— Накки! — крикнул он.

Земля резко ушла из-под ног. Под ними мгновенно образовалась яма. А в следующий миг сила тяжести неумолимо потащила вниз всех троих.

Они падали. Краем глаза Лейфон заметил, как молниеносно среагировала Наруки. Она схватила дайт с портупеи. Восстановила. И метнула торинаву, которую настроил для неё Харли, вверх. Судя по звуку, она намоталась на что-то твёрдое.

— Лейтон!

В падении Наруки протянула руку. Лейфон одной рукой обхватил Мэйшэн, а другой до Наруки… не дотянулся. Кончики их пальцев лишь коснулись друг друга, а потом Лейфон и Мэйшэн упали в пропасть.

К оглавлению