Здравствуйте, странник
21.07.2017, Пятница, 09:44

Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация



Меню сайта
Последние темы форума
Бар "Type-moon" [11507] | Timekiller
Вступление в команду. Набор желающих. [414] | Timekiller
Поздравления [1351] | Nolf
Угадай аниме [4615] | Alukard
Терминология тайп-муна [721] | Silence
Найденные баги складываем сюда. [316] | Mor
Настроение [1514] | Silence
Интересное видео [136] | edexyORO
Kagetsu Tohya SS4 [9] | edexyORO
Последнее смотренное. Делимся впечатлениями :) [1038] | Silence
Статистика

 

Всего онлайн: 1
Из них гостей: 1
Пользователей: 0
Твиттер
 
N/A
 

6. Хозяин меча


— Твой выход, — сказал Кариан с удивительным спокойствием.

— Не уверен, что смогу победить, — ответил управляющий лэндроллером Лейфон сидящему в коляске Кариану, ощущая нереальность происходящего — их вёл гряземонстр.

Он выглядел настолько старым, что невозможно было определить стадию. После его короткого объявления весь город охватил шок. Кариан быстро дал отбой спецгруппе — Лейфон не знал, поверил президент словам гряземонстра или пришёл в отчаяние из-за его невероятной мощи. Однако когда военные прекратили сопротивление, сражавшийся до того со спецгруппой гряземонстр не стал пускать в ход клыки, а подлетел вплотную к Целни и стал кружить в небе над городом. Ждал, пока закончит приготовления вожак… то есть президент школьного совета Кариан. Тот распорядился, чтобы его сопровождал только Лейфон.

— Впервые вижу настолько старого гряземонстра. Я вообще не знал, что они могут говорить на человеческом языке. Я не верю, что смогу победить.

— Мы пока не знаем, придётся ли сражаться.

Он не видел лица Кариана в шлеме. Но передаваемые терминалами слова звучали совершенно спокойно.

— Если бы он хотел воевать, разве не уничтожил бы нас мгновенно?

— Может и так, конечно…

Передачу обеспечивала не Фелли. Она не получила разрешения врача, поскольку ещё не поправилась. Пришлось пересечься с возвращающейся спецгруппой и запросить у них психокинетика первого взвода.

— А главное, что по-настоящему меня интересует не его сила, а то, что он навязывает нам переговоры.

— По-моему, не очень-то это похоже на переговоры…

Тон гряземонстра был явно надменным.

— Это не так важно.

Кариан откинулся на спинку сиденья и сцепил руки. Он прикидывал варианты.

— Раз он понимает человеческую речь, у нас уже есть пространство для манёвра. Далее надо сходу понять, что представляет для собеседника ценность. Это и определит, какие комбинации можно разыграть.

Похоже, он серьёзно настроился на переговоры. Слабо веривший в такую возможность Лейфон с тяжёлым сердцем прибавил газу.

Проводник-гряземонстр летел, подстраиваясь под их скорость. Но он не мог расчищать им путь. Лэндроллер заехал на крутой склон, после которого не оказалось спуска, и оказался на несколько мгновение в воздухе, прежде чем плюхнуться на землю.

— Меня давно уже гложут сомнения, — громко сказал Кариан, перетерпев удар от большого прыжка машины. — Раз гряземонстры могут жить на одних загрязнителях, так ли уж нужно им человеческое мясо?

— Что?

— Я изучал экосистему гряземонстров, в том числе и с твоих слов. Самая полезная для города информации касается способа справиться с гряземонстрами. Если бы существовала возможность избежать схватки без потерь, большего бы и не требовалось.

Схватка с гряземонстром всегда означает ущерб. Какой бы город ни сражался, смерть одного-двух военных неизбежна. Даже для Грендана. Ведь если Грендан — который сталкивается с гряземонстрами так же часто, как Целни сейчас — будет высылать Обладателей без перерыва, боеспособность его лишь упадёт. Что и доказал на себе Лейфон.

— Но они же нападают.

— Верно. Но почему?

Вопрос прозвучал столь наивно, что он не нашёл, что ответить.

— Ведь каннибализм личинок не является крайней мерой, а даже служит испытанием, позволяющим отобрать лучших особей — а значит, в их концепции не должен представляться как зло.

— А может, личинки об этом не задумываются?

— Да, в этом и проблема. Ведь и у человеческих младенцев нет чёткого сознания. Если есть лёгкая добыча — люди — личинки бросаются к ним. А что взрослые особи? В том ли причина, что есть более простой способ обеспечить пропитание, чем поглощать загрязнители? Если да, не означает ли это их способности к логическому мышлению? Может ли гряземонстр, пусть и не понимающий человеческого языка, общаться с другими гряземонстрами? Если да, то каким образом? Уж не владеют ли они сложным способом коммуникации, который можно без преувеличения назвать языком гряземонстров? — всё увлечённее говорил Кариан, ничуть не смущаясь скептицизмом Лейфона. — Если получить ответы на эти вопросы, мы, быть может, найдём новое решение проблемы гряземонстров.

— Договориться? Да разве может еда потребовать от голодного человека не есть? — возразил он, помня бедную жизнь приюта.

— Личинки, наверное, смогут понять лишь военную силу. А вот если у взрослых достаточно интеллекта для хотя бы примитивных переговоров, есть варианты.

— Какие?

— Дело в причинах нападений на города. Так ли им нужно человеческое мясо, или же нужно питание, богатое белком — который, в сущности, есть и в животных — и мы можем наладить производство годной для них продукции? А потерю продовольственных ресурсов компенсируют доставляемые извне минералы.

Лейфон молча покачал головой. Проще говоря, города торгуют с гряземонстрами. Гряземонстр с деньгами приходит в город за покупками… Попытка такое вообразить порождала крайне бредовую картину.

— Нереально.

— Но есть смысл попробовать. К тому же…

Гряземонстр сбросил скорость. Земля стала ровнее, тряска уменьшилась. Кариан снова откинулся назад и сложил руки.

— Что ни говори, а этот старый гряземонстр не атаковал город, да и хотелось бы узнать, зачем он потребовал вожака.

Знать хотелось и Лейфону.

Гряземонстр ещё замедлился, хотя скорость лэндроллера оставалась прежней. Значит, они приближаются к пункту назначения.

— Ну что, похоже, мы станем первооткрывателями колонии гряземонстров?

Не переставая удивляться оптимизму и любознательности Кариана, Лейфон стал внимательно смотреть по сторонам. Но наличия характерной для гряземонстров голодной злобы не ощутил.

А затем пейзаж резко сменился.


Он в панике нажал на тормоз. От экстренного торможения заднее колесо занесло, прежде чем лэндроллер остановился.

— Что? — услышал Лейфон приглушённый возглас Кариана.

Голос звучал снаружи шлема. Улучшенная визуализация фейс-скоупа перестала действовать, поле зрения сузилось.

— На связь, — вызвал Лейфон, но психокинетик не отвечал.

— Что случилось?

— Кажется, психокинез прервался. Будьте настороже.

Лейфон, не слезая с машины, потянулся к дайту, но Кариан остановил его:

— Спокойно, мы пришли на переговоры. Здесь его провоцировать не стоит.

— Но ведь…

— Посмотрим, как он себя поведёт.

Он вылез из коляски.

Их по-прежнему окружала пустыня. Иссушённая земля, покрытая трещинами. Но воздух казался на удивление прозрачным. Они посмотрели на небо. Присутствие гряземонстров всегда придаёт местности оттенок красной ржавчины, но здесь чистое, как водная гладь, небо — какое нечасто и в городе увидишь — тянулось насколько хватало глаз.

Там, где они только что ехали, всё было явно иначе.

— Как такое сделали, всё небо в голографе нарисовали?

— Такие технологии… — завертел головой Лейфон, пытаясь понять, угадал ли Кариан.

Спецкостюм ограждал от запахов и вообще от непосредственного контакта с воздухом. А с виду отличить реальность от иллюзии не получалось.

— Ого? Лейфон-кун, что это там?

Лейфон обратил усиленное внутренней кэй зрение туда, куда указывал палец Кариана. Там, в совсем небольшой для лэндроллера дистанции, где выстроились острые, похожие на зубья скалы, что-то виднелось. Ряд скал мешал разглядеть как следует. Лейфон прищурился, чтобы изучить детали…

— А? Не может быть…

Глаза его округлились от удивления.

— Что там?

— Садитесь.

Он посадил Кариана обратно в коляску и до упора выкрутил газ. Кариан не стал спрашивать, что случилось. Ехать пришлось чуть больше, чем ожидалось, но они добрались.

— Что это…

Похоже, по мере приближения разглядел и Кариан. Он вылез из коляски и замер перед ней, как околдованный.

Сначала они почувствовали, как шлемы вибрируют от рёва воды.

— Озеро… с водопадом?

Частокол из «зубов» окружал крупное озеро. А на противоположной стороне в него с большой высоты падала огромная масса воды, окутывая его водяным облаком и грохотом.

— Не сказал бы, что голограф, — с недоумением сказал Кариан, провёл рукой по лицевой стороне шлема и посмотрел на перчатку.

Перед лицом Лейфона тоже появились многочисленные капли.

Ближе к озеру росла ярко-зелёная трава, местами кучковались цветочки с нежным окрасом.

Считалось, что вся большая земля иссушена загрязнителями и никакой флоры и фауны, кроме гряземонстров, на ней не осталось. Однако гряземонстр привёл их в такое место…

— Загрязнители что, не действуют? — спокойно сказал Кариан, хотя стоявший рядом Лейфон лишился от изумления дара речи. — Именно здесь?

— Как, не может такого быть…

— Чтобы понять, надо вернуться и провести анализ. Однако здешний обитатель ниспровергает все наши знания о гряземонстрах.

Кариан вырвал траву вместе с землёй и положил в висевшую за спиной сумку.

— Итак, мы посмотрели на то, что вы хотели нам показать — не пора ли вам появиться?

— О, заметил? — раздался голос, и над озером появился всё тот же старый гряземонстр.

Он то ли маскировался, то ли мгновенно переместился, как переместился над Целни, но разговор с Карианом продолжил как ни в чём ни бывало.

— Проницателен, как подобает вожаку.

— Польщён. Но ваши намерения для меня по-прежнему тайна, — ответил Кариан без малейших признаков удивления или волнения.

Лейфон так не мог. Положив руку на дайт и едва сдерживаясь, чтобы не вытащить, он напряжённо следил за гряземонстром.

Несмотря на размеры возникшей над озером массы, по поверхности воды не пробежало даже ряби. Иллюзия? Но гнетущее давление этого голоса было реальным. Представить себе, что всё это — длинная шея, огромное туловище, сложенные крылья — иллюзорно, не получалось.

— Оо…

— Кстати, а лично у вас есть имя? — поинтересовался Кариан, спокойно выдержав изучающий взгляд огромных глаз.

— Я давно им не пользовался, но некогда люди называли меня Клаудселл Отделившийся Мадер IV Харпе[1].

— А можно вас называть просто Харпе?

— Как тебе удобнее, — великодушно кивнула голова на длинной шее.

— Итак, Харпе. Я предполагаю, что вы нас позвали по следующим причинам. Во-первых, показать, что гряземонстры, как мы вас называем, способны общаться с людьми. Во-вторых, показать, что ваша роль в мире серьёзнее, чем просто угроза людям. В-третьих, вы не хотите воевать с людьми. Как-то так, — на одном дыхании выпалил Кариан и ожидающе посмотрел на гряземонстра, словно студент на экзамене.

— Хо-хо-хо, первые две в чём-то верны. И ты считаешь, что я не хочу воевать с людьми?

— Да. Ведь если хотели бы, мгновенно уничтожили бы Целни, верно? А раз не уничтожили, значит, не хотите воевать с людьми. А ещё не хотите, чтобы региос вторгался на эту территорию.

Харпе фыркнул, прищурился и посмотрел на Кариана.

— Соображаешь, вожак. Хорошо. Но это ещё не означает, что я искал контакта с другими формами жизни. Как насчёт того, чтобы откровенно рассказать друг другу то, что требуется, и задать вопросы, которые требуются?

— Этого я и желаю, плодотворных переговоров, — удовлетворённо кивнул он.

— Тогда позволю себе первый вопрос. Почему город вступил на эту территорию? Нормальный город не стал бы вторгаться сюда.

В ответ Кариан честно рассказал о случившемся в Целни. О встрече с разрушенным городом, о проникновении Свергнутого, о захвате центрального механизма и безумии города.

— Свергнутый… электронный дух разрушенного города? Хм, понимаю… И он нас ненавидит?

Длинная шея изогнулась, и Харпе с виноватым видом поскрёб челюсть тонкой передней лапой.

— Значит, вторжение в систему и безумие города как результат?

— Да, так что мы явились сюда не по своей воле и даже не по воле электронного духа Целни. Прошу вас это учесть.

— Хорошо. Я закрою глаза на ваше нарушение.

— Благодарю вас.

Лейфон недоверчиво наблюдал за быстрым успехом переговоров.

— Но лишь в случае, если город не продвинется дальше. Сейчас он стоит, но если этот ваш Свергнутый продолжит вторгаться, мы будем действовать в полную силу.

— Будем иметь в виду.

— Теперь что касается нас. Я слышал ваш разговор, когда вы ехали на этой машине.

— Как…

— Я Клаудселл Отделившийся Мадер IV. На моей территории от меня не скрыть ничего.

— Впечатляет.

— Угу. Вы обсуждали деловую сделку, но по факту она невозможна. Наверное, дела можно было бы вести с теми, кто мне подконтролен, но контроль кончается за пределами моего района. А по территории города не ходят.

— Жаль.

— Ищете быстрого решения. Люди ограничены в передвижениях, не отличаются живучестью, и постоянно конфликтовать с видом, заполонившим весь мир, наверное, тяжело.

— Вы совершенно правы. Позвольте спросить, нет ли у вас сведений, которые помогли бы нам против Свергнутого?

— Нет. Я Клаудселл Отделившийся Мадер IV Харпе. Я слежу за полем Авроры, охраняю край мира. Я не обладаю информацией администратора программы сохранения человечества.

Поле Авроры, программа сохранения человечества. Посыпались незнакомые фразы.

А ещё, что-то с этим гряземонстром…

— Что ж, понимаю, — кивнул, не показывая эмоций, Кариан, пока Лейфон пытался что-то вспомнить. — Тогда мы вернёмся в город и будем искать решение проблемы. Харпе, если возможно, позвольте на это время остаться на вашей территории.

— Этого не потребуется, — выпрямил шею Харпе.

Он посмотрел в небо и расправил крылья.

— Ваш город начал выходить с территории. Вам лучше не затягивать с возвращением.

Удивлённый Лейфон придержал пошатнувшегося от порыва ветра Кариана.

— Он двинулся?

Да ещё и уходит… иными словами, спасается от гряземонстров? Иными словами…

— Поспешим, ноги города не намного медленнее лэндроллера. Когда выйдем на совпадающий курс, догнать будет проблематично, — сказал Кариан, пока Лейфон его держал.

Когда они оглянулись, Харпе уже не было. От гряземонстра с именем и след простыл. Похоже, это и правда была иллюзия.

— Есть.

Они сели на лэндроллер, и Лейфон выкрутил газ.

Это не сон? Командир… Надо убедиться. Что это всё не привиделось.

Колёса взрыли сухую землю, машина рванула вперёд. Через некоторое время пейзаж опять сменился. Сквозь шлем и рёв двигателя Лейфон услышал возглас Кариана.

Взрослые гряземонстры выстроились в ряд, словно провожая гостей.

— Потрясающе!

Казалось, на них смотрят, как на игрушки. Кариан — державшийся перед Харпе с достоинством — сейчас, судя по нехарактерному выкрику, тоже был впечатлён.

— Надо спешить.

Лейфон набрал скорость, выкрутив газ до упора. Их рассматривали более десятка гряземонстров. Все похожи на Харпе. Но ведь когда личинки становятся взрослыми, даже рождённые от одной матки особи начинают различаться. Лейфону почему-то стало тревожно. Он ехал мимо, не снижая скорости.

— Глухо, связи с Целни по-прежнему нет! У нас курс-то верный?!

— Курс правильный.

Однако даже небольшое отклонение может означать, что до города они не доедут. Если же ещё и город переместился, они не знают куда. Гряземонстры тоже исчезли, и теперь лэндроллер мчался по бескрайней, насколько хватало глаз, пустыне.

— Там…

Лейфон заметил что-то впереди и остановился.

— Что случилось?

— Это же следы города.

Совсем недалеко от них виднелось огромное углубление. Искусственного вида, четырёхугольник. Его явно не вырыли, а продавили, взрезая сухую землю. Если же посмотреть чуть дальше, через равные интервалы располагались такие же следы.

— Если двигаться по ним, по крайней мере не потеряемся, — предложил Кариан.

Проблема в том, что, двигаясь по следам, они вряд ли нагонят город.

— А как появится связь, можно будет срезать.

— Пока что двинемся следом, — согласился Лейфон.

И он ещё сутки вёл лэндроллер по следу.

Ночь. Лейфон был в норме, но, беспокоясь за ехавшего в коляске Кариана, решил сделать привал.

— Что-нибудь случилось? — спросил тот, когда уже вылез из машины и отдыхал.

— Нет… — не оборачиваясь ответил Лейфон.

Было такое чувство, что следом всё время кто-то крался. Гряземонстры? Или Харпе наблюдает? Возможно, просто хотел убедиться, что гости уходят, как и договаривались — но Лейфона беспокоило необъяснимое чувство тревоги.

Как ни крути, а есть в нём что-то механическое. В Харпе. Слова и движения старого гряземонстра создавали стойкое ощущение машины, выполняющей задачу. Может, гряземонстров и правда создали люди прошлого. Такой вывод напрашивался сам собой. Считалось, что когда мир наводнили загрязнители, появились гряземонстры — существа, приспособившиеся к превращённой среде. А на деле выходило, что созданные человеком машины ужасным образом преобразовались под воздействием загрязнителей.

Интересно, а что думает президент? Хотелось спросить, но вряд ли он станет здесь разговаривать. Наверняка они ещё на территории Харпе. И все разговоры здесь слышны и ему. К тому же за спиной постоянно ощущалось зловещее присутствие. Надо быть начеку.

Кариан уже вернулся в коляску и теперь спал.

Поле Авроры. Край мира…

Лейфон привалился спиной к лэндроллеру и тоже решил вздремнуть.

То место и есть край мира? В самом ли деле у этого мира — карты которого не сохранились — есть край? Граница, как обод у региоса? И если есть, почему так надо за ним следить? Лейфон впал в полудрёму и перестал размышлять. Сейчас главное — вернуться в Целни. И проверить, угадал ли он причину того, что город пришёл в движение.


Они двинулись в путь ещё до восхода солнца. Психокинетическая связь восстановилась к полудню.

«Наконец-то нашлись».

— Фелли? — переглянулись они, услышав внезапно раздавшийся в шлемах голос.

— Тебе врач разрешил?

«Вижу, у вас всё хорошо, раз есть время на такие вопросы. Разрешил наконец, этим утром. Я взялась за дело сама и вот нашла вас. Говорят, после вашего исчезновения в районе вдруг перестал действовать психокинез, и на время все растерялись».

— Хорошо. Дай нам маршрут для пересечения с городом.

«Есть».

— И если можно, проложи так, чтобы проехать смог президент, — вставил Лейфон прежде, чем Фелли начала объяснять.

— В чём дело?

— Нападают.

Он на ходу вытащил из портупеи адамантовый дайт и вставил стики в отверстия.

— Сможете вести?

— Смогу, но…

«Сзади, множество контактов с 0420 по 0840».

— Что?

Пока Кариан оборачивался, Лейфон остановил лэндроллер.

— Гряземонстры.

— Не может быть.

Силуэт в небе уже приблизился настолько, что заметил и Кариан. И в самом деле направлялся прямо к ним.

— Это не Харпе?

— Нет, скорее всего они выслеживали нас с самой территории.

Это их присутствие за спиной постоянно тревожило Лейфона. Теперь не оставалось сомнений, что это их злоба, усиленная голодом — чувство, которое Лейфон давно привык улавливать.

— Похоже, Харпе не всесилен, — вздохнул Кариан и поменялся местами со вставшим в коляску Лейфоном.

— Ведите так, будто меня здесь нет.

— Так и сделаю.

Кариан прибавил газу, и лэндроллер тронулся. Лейфон присоединил сапфировый дайт к рукоятке адамантового и дал команду на восстановление.

«Лейфон, когда я пытаюсь тщательнее проанализировать стаю, появляются сбои в работе психокинеза».

— Что это значит?

«Непонятно. Но полагаю, мы и вас потеряли таким же образом».

— Возможно мы до сих пор на территории… но вряд ли. Харпе, конечно, мог и передумать, но скорее кто-то другой обладает той же способностью. Харпе свою задачу обозначил чётко. Вряд ли он стал бы проявлять вероломство и сам себе противоречить, — рассуждал Кариан за рулём лэндроллера.

— Где начинается слепая зона? — уточнил Лейфон.

«На большом расстоянии отражаемость психокинеза минимальная. Если бы я была с вами, сигнал, возможно, достиг бы некоторой чёткости. Сейчас это невозможно. Если ты окажешься посреди стаи, я не смогу обеспечить визуальное сопровождение, а возможно и вовсе потеряю тебя из виду».

— Это плохо? — спросил Кариан.

— Для ведения боя, надеюсь, не очень.

По крайней мере, с таким числом взрослых особей. Ловушка из стальных нитей легко шинковала личинок, но с этими так не выйдет.

Кариан сразу понял, что хотел предложить Лейфон.

— Ты не сможешь вернуться, так не пойдёт. А если все двинутся за нами, можно что-нибудь сделать?

— Не знаю. Вряд ли.

— Видимо нет. Может, эти гряземонстры впервые учуяли пищу, отличную от загрязнителей? У них перед носом морковка, и вряд ли они способны умерить свой аппетит.

Что делать? Никто не задал этого вопроса вслух. Лейфон здесь единственная боевая единица. Работать он может только стальными нитями, но противников, видимо, не один десяток. Если это те, кого они видели на выезде с территории, старых особей нет. Вероятно, самцы первых трёх стадий. Линтенс — Обладатель, специализирующийся на массовом истреблении — может, и справился бы. Лейфон так не мог, хоть и обучился его технике. Если бы у них было время, можно было бы, наверное, зачистить всех в ближнем бою…

— Нам остаётся лишь исходить из предположения, что президент прав, и нас преследуют как незнакомую еду. Фелли, поищи маршрут, по которому президент сможет ехать на полной скорости. Желательно при этом не слишком отдаляться от Целни.

«Поняла».

Лейфон заменил стики в адамантовом дайте, превращая его в стальные нити. Сапфировый же, наоборот, превратил в меч. Для запуска нитей на большие дистанции адамантовый подходил лучше.

— Ты поразмыслил как следует?

— Просто делаю что могу.

— Я не об этом, я о тебе, — заговорил Кариан, сосредоточенно ведя машину. — В школьном городе не остаются насовсем. О связях, которые здесь возникают, после выпуска вспоминают редко. Стоит ли оно того, чтобы защищать? Военные школьного города пассивны не потому, что трусливы, и не потому, что новички. А потому, что их гложут сомнения. Что они защитят, сражаясь здесь, и важно ли им то, что они защитят? Если не разрешить эти сомнения, военный робеет и не решается рисковать жизнью.

Лэндроллер сделал большой прыжок. Кариан опасно качнулся. Лейфон поддержал его со спины. Они стукнулись шлемами, но Кариан спокойно восстановил равновесие.

— Ради чего ты продолжаешь сражаться в Целни? Не ради денег. Будь это так, я с радостью открыл бы тебе казну. Но ты не таков. Ты ищешь цели в жизни. А цель в жизни заимствуешь у Нины Анток. Но ведь вы через несколько лет расстанетесь.

Лейфон слушал и продолжал вливать кэй в выпущенные в небо стальные нити. Гряземонстры заметно сокращали дистанцию.

— Я бы назвал тебя человеком без чёткого жизненного пути. Многие так живут, просто решают проблемы по мере возникновения. Но ты-то вынужден рисковать жизнью. И ради чего же в Целни ты так рискуешь?

Гряземонстры вошли в зону досягаемости нитей.

— Да откуда… — вскричал Лейфон, не прекращая работать нитями, и выскочил из коляски, — я знаю?!

Нити резали гряземонстров одного за другим, те падали на землю. Мертвы они или нет можно посмотреть потом, сейчас он сосредоточился на тех, кто приближался.

Ради Целни Кариан лично отправился на встречу с Харпе. А ведь обычный человек, не военный. Для Кариана это единственный способ защитить город. Движет ли это и Лейфоном? Лейфоном, до сих пор ведомым решительностью Нины?

— Откуда?! — снова крикнул он и взмахнул нитями.

Бегущая по нитям кэй тянула линии спутавшегося между небом и землёй клубка, возникал туман из крови гряземонстров. Лейфон кромсал стаю, перемещаясь так, чтобы не слишком отдаляться от управляемого Карианом лэндроллера.

Гряземонстры стали нагонять. Скорее всего из-за того, что прямо по курсу Целни. И желательно справиться с ними, пока они сзади. Но длина стальных нитей, сколько бы их ни было, ограничена.

— Ну как?

— По ощущениям, смогу справиться, пока они в куче, но если растянутся по фронту, будет сложновато.

— Ясно. А у меня тут небольшая проблема.

— Что?

— Фелли, каково расчётное время прибытия?

«Два часа на максимальной скорости. А что?»

— Аккумулятор. Два часа — это уже на грани.

— А…

С отъезда из Целни до нынешнего момента они отключали двигатель лишь на время короткой ночёвки.

— Мы же заменили. И уже садится?

Лэндроллер не хоробус, но рассчитан на долгие поездки. Аккумулятор не должен так быстро садиться, да и заменили его вроде как перед сном.

— Садится. Возможно, в пути что-то повредилось, или неисправен сам аккумулятор…

— Вот ведь…

— Если не выйдем на прямой курс, можем не успеть… Как быть?

Вряд ли за два часа возможно расправиться с таким числом гряземонстров.

«Как ты спокоен, брат».

— Паниковать смысла нет. Итак, что делать будем, Лейфон-кун? Если готов стоять здесь насмерть, я с тобой.

«Брат!»

— Если я уеду, стая может разделиться. Лучше уж ему иметь дело со всеми. А если потянуть время, можно и подкрепления с Целни дождаться.

— Зачем же так?

Лейфон не любил Кариана. Но человека, у которого хватило выдержки спокойно договориться с Харпе, терять не следует. А Лейфон не был уверен, что сможет в данной ситуации защитить гражданского, когда тот окажется втянут в полномасштабное сражение.

— Вы нужны Целни.

— Спасибо на добром слове. Однако…

«Кончайте ломать комедию и возвращайтесь», — раздался вдруг низкий голос из терминала.

— О, Ванс. Вы всё слышали?

«Конечно. Все военные уже введены в курс дела. Мы сейчас же готовимся к бою. Вам следует немедленно возвращаться. Мы их встретим».

— Вы с ума сошли… — попытался возразить Лейфон.

«Молчать! Я высшее должностное лицо военного факультета. И утверждённых планов с простыми бойцами взвода не обсуждаю! Заманивайте стаю и ведите к Целни, не давая растянуться. Это приказ!»

Рёв Ванса не оставлял возможности спорить, и Лейфон замолчал.

— Вы упомянули план? — заметил Кариан. — Он у вас есть?

«Увидите, оборонный бюджет вырос не зря. Только живыми вернитесь».

— Что ж, посмотрим.

«Так что планы меняются. Я проведу вас», — снова зазвучал голос Фелли.

— Спасибо. Лейфон-кун, вернись пожалуйста, ты ведь и отсюда сможешь удерживать их в полосе?

— Понял.

Лейфон был недоволен. Но спорить со всеми сразу бессмысленно. Он приземлился на коляску.

— Полагаюсь на вас.

Кариан снова сосредоточился на управлении. Лейфон занялся привлечением стаи. Срезал нитями приближающихся гряземонстров, а когда часть пыталась отделиться, не покидая коляски возвращал на место выстрелом внешней кэй.

— Невероятно, правда? — заговорил Кариан, когда Лейфон, стоя на коляске, наблюдал за гряземонстрами.

— О чём вы?

— Они полны решимости сразиться со всеми этими гряземонстрами.

— Что они…

— Ты сказал, что не можешь одолеть Харпе. Для тебя смысл боя определяется тем, на твоей ли стороне явный перевес в силе. Я не говорю, что ты не готов погибнуть в битве с гряземонстрами. Но бой ты видишь вот так. Ты смотришь на поле боя с высоты, которой может достичь лишь горстка избранных. Хочешь что-то от боя получить. В Грендане, например, деньги.

— …

— И вот приходится сражаться, когда у врага подавляющее превосходство. А тебе ведь, на самом деле, не доводилось оказаться в таком бою? Потому ты их и не понимаешь.

— А вы понимаете?

— Конечно. У них кое-что есть. А у тебя нет.

Причина защищать Целни. То, ради чего жертвуют жизнью.

— Что?

— Гордость.

— А?

— Какая от неё польза? Так, наверное, ты думаешь. Но почти все военные сражаются с гряземонстрами с гордостью в сердцах. Только они могут защитить город, они здесь ради того, чтобы защищать край, в котором живут — вот смысл их жизни.

— Так вот зачем вы… — вспомнил Лейфон увиденное на экране выступление Кариана.

— Да. Я пробуждал в них гордость. Они выбрали гордость как достойный повод рискнуть жизнями.

— Это глупо. Чтобы так…

— А как иначе? На военного с рождения возлагается обязанность сражаться с гряземонстрами. Под это заточено устройство общества. Чтобы внушить эту гордость. Тебе не говорят «ты обязан драться до смерти», но учат, что защитник города — герой, и ходит в бой с гордостью в сердце.

Лейфон хотел что-нибудь ответить. «Неправда». «Ошибаетесь». Но не произнёс ни слова. Потому что в глубине души понимал, что Кариан прав.

Тот на секунду посмотрел на Лейфона. Во взгляде из шлема угадывалась жалость.

— Не учили тебя этому, или же глубокие сомнения зародились в тебе прежде, чем научили… Так или иначе, ты стал военным, неспособным погибнуть с гордостью. Полагаю, из-за этого тебе в жизни пришлось нелегко. Ведь от факта, что ты военный, никуда не денешься. И потому ты должен найти собственную причину, которая поведёт тебя в бой. Это и тебя касается, Фелли.

Являлись ли эти холодные слова брата проявлением любви к сестре? Она не ответила. Лэндроллер продолжал ехать. Злоба гряземонстров давила так, что, казалось, вот-вот разорвёт. Нити срезали эту злобу и превращали в облака телесных жидкостей. Лейфон наблюдал, как упавшие гряземонстры извивались на земле и пожирали друг друга.


Драматичную двухчасовую поездку Лейфон с Карианом выдержали. Вождение последнего умелым не назовёшь при всём желании, на поворотах лэндроллер заносило по разбитой земле, шины стирались, тормозить машина стала пугающе плохо. Двигатель перегрелся и стал плавить кожух. На пределе был не только лэндроллер. Внимание и силы Кариана, как физические, так и моральные, тоже были на исходе. Испытать угрозу гряземонстров вне города на себе — занятие не для слабонервных. Даже военный, внявший рассуждениям Кариана о гордости, не избежал бы воздействия здешнего ужаса, так что Кариан, по мнению Лейфона, держался весьма неплохо.

— Сигнал не гаснет, — крикнул Кариан.

На датчике посреди руля мигала сигнализирующая о плохом состоянии машины красная лампочка — и отказывалась гаснуть. На датчике аккумулятора исчезла стрелка, вместо неё зажглась надпись «разряжен».

И тогда перед ними вырос шагающий по пустыне Целни.

— Вот он… — радостно прошептал Кариан и резко затих.

Лэндроллер вильнул. Кариан уткнулся шлемом в руль.

«Он без сознания!» — чуть не оглушил Лейфона крик Фелли.

Кариан держался лишь крайним напряжением воли, а мгновенная радость это напряжение разрушила. Перенапряжение организма и психики отправило его в мир снов.

Они врезались прямо в стоявший у них на пути камень. Лэндроллер качнулся вперёд и выбросил Кариана. Лейфон поймал его в воздухе. Лэндроллер перевернулся и рухнул на землю, двигатель полыхнул и взорвался. Колёса взлетели на воздух. Лейфон бежал, подталкиваемый грохотом взрыва. Взваленный на плечо гражданский не позволял ускориться по полной.

«Ты в пяти минутах! Беги!» — раздался приказ Ванса, больше похожий на вопль отчаяния.

Лейфон закусил губу и побежал, размахивая как ненормальный стальными нитями за спиной. Прыгнуть, бежать, прыгнуть… Он лавировал в море камней, разбитых ногами Целни. До механической конечности было уже рукой подать.

Что-то забарабанило по шлему. Из-под несущих всю массу города ног пулями вылетали осколки раздробленных камней. Мелкие сыпались в Лейфона. Он бежал дальше и молился, чтобы не порвался костюм. Уклоняясь от этого обстрела, промчался мимо ног и оказался под городом.

Сзади возникло чьё-то присутствие. Проскочило сеть из нитей и приближалось на низкой высоте. Лейфон тут же выпустил нить и срезал крыло. Гряземонстр потерял равновесие и упал. Огромная туша поехала по земле, сшибая валуны.

— Ух!

Но с поражением гряземонстр не смирился. Извиваясь, он продолжал по инерции скользить вперёд и готовился заглотить Лейфона своей огромной пастью. Лейфон мог бы спастись, если бы как следует прыгнул. Но тогда он не удержит Кариана.

«Продолжай бежать!» — раздался вдруг в шлеме голос Шарнида.

Сверху послышался выстрел, отозвавшийся гулким эхом. Сзади взвыл гряземонстр. Пуля вошла точно в глаз.

«Насколько же проще их отстреливать, чем драться», — веселился Шарнид, а Лейфон мчался дальше.

Уже виднелся нижний вход. В открытом проёме сидел Шарнид со вскинутой снайперской винтовкой. Оттуда же выскочили новые силуэты. Один с пикой, другой с дубинкой, они пронеслись над Лейфоном в сторону корчащегося с пробитым глазом гряземонстра.

Наруки — это она летела впереди с дубинкой — закричала. Она извернулась в воздухе, корректируя траекторию, и со всех сил ударила гряземонстра между глаз. Туда, где чешуя тоньше всего. Отдача отбросила Наруки. Но удар успешно сбил чешую и обнажил, хоть и немного, плоть под ней.

Наруки на этом не остановилась. Она перевернулась в воздухе и бросила другой рукой торинаву, захватывая челюсть гряземонстра.

— Ра-ааааа!!!

Затем использовала инерцию приземления, чтобы натянуть торинаву. Так Наруки притянула голову чудовища к земле и остановила своё скольжение.

— Гх… ууууу…

Удерживать гряземонстра не удавалось, и Наруки упёрлась ногами. Ноги прочертили борозды, торинава загудела от напряжения. Но так продолжалось лишь секунду. Тут же сказалось неравенство сил. Наруки отпустила торинаву и сразу отпрыгнула.

Тут же прилетел силуэт с пикой — Дальшена. Она взлетела необычайно высоко и острие пики, на котором сосредоточила всю внешнюю кэй, вонзила туда, где Наруки пробила чешую. Пика прорвала слабую плоть, разбила кость под ней. Заряд внешней кэй разрушил мозг. Гряземонстр забился в кровавой агонии, с силой ударился головой о землю и затих.

Произошедшее сзади потрясло Лейфона, но он не останавливался. Он почувствовал, что наверху происходит нечто ещё более необычное. Что это? На краю города сконцентрировалось огромное количество кэй.

Лейфон остановился прямо под нижним входом. Ждать лифта было некогда. Прыгнуть? Пока он думал, во внешних воротах появилась ещё фигура в чёрном. Обвязанный тросом вокруг пояса человек в спецкостюме прыгнул вниз головой.

— Давай его! — зазвучал в шлеме голос, переданный психокинетическим терминалом.

Голос, которого Лейфон так ждал. Голос, наполненный решимостью и волей. Голос, разгоняющий тьму в глазах.

Лейфон прыгнул.


Она протянула руку.


Он передал Кариана в её руку. Встретился с ней взглядом. Лейфон оказался достаточно близко, чтобы узнать её глаза.

— Я вернулась.

— Хорошо!

Терминалы не передавали их слов. На мгновение их поглотила вспышка света. Огромный заряд кэй вылетел с окраины города. Задних гряземонстров просто смело. Прогремела серия взрывов.

— Действуй!

— Есть!

Лейфон запустил себя как стрелу из лука, свернул нити и превратил адамантовый дайт в меч.

Он почувствовал, как появилась твёрдая точка опоры. Как возвращаются силы, душевные и физические. Как кэй пронизывает его с ног до головы. Что-то придало ему решимости. Словно кто-то нажал спусковой крючок, высвобождая его силу. Может, он получил это чувство взаймы, может, присосался к нему как паразит, но…

«Вот он, нынешний Лейфон Альсейф», — крикнул он непонятно кому…


и бросился в бой.


***


По тросу Нина вернулась к внешним воротам и положила Кариана на пол. Подбежала медицинская команда в спецкостюмах.

Нина смотрела на поле боя.

Раздался второй выстрел. Массивный кэй-снаряд превратился в луч света и скосил приближавшихся гряземонстров.

— Что это?

Подобного оружия она не видела. От мощности кэй воздух в округе дрожал.

— Кэй-пушка.

Кариан поднялся на ноги при помощи медиков.

— Только очень большая. Но чтобы её зарядить, нужно не меньше сотни военных. Не самое простое в применении оружие.

— Но раз она теперь есть…

— Теперь и мы можем больше, чем трястись от страха при любой опасности. Но важнее другое…

Глаза Кариана из шлема пристально смотрели на Нину.

— Ты сделала его прежним, — обвиняюще произнёс он. — Это плохо. Тогда он зря сюда приехал. Мне, как отвечающему за школьный город президенту совета, это не нравится. А ты не замечаешь, что используешь его как инструмент?

Школьный город. Его рано или поздно покинет каждый. Город, в котором ты либо научишься летать, либо упадёшь, мягок и холоден одновременно.

Слова Кариана потрясли её.

— Я использую Лейфона…

Ярость бурлила в ней. Хотелось закричать, что он неправ, но Нина сдержалась.

К ней вернулось спокойствие.

— Если так, меня рано или поздно ждёт расплата.

Но Лирин кое-что сказала.

— Но в конечном счёте эта расплата причинит боль ему. И после этого…

Винить себя — всё равно, что винить окружающих.

Нина смотрела из ворот наружу. На поле боя. Лейфон рубился со стаей гряземонстров.

— После этого…

Наверное, это касается их обоих.

— Он уже ни о чём не будет жалеть.

Нина следила за сражением, чувствуя, как за спиной вздыхает Кариан.


Ей показалось, что где-то закричала птица.


Примечания

1. Возможно, искажённое «харп» — меч, упоминаемый в греческих и римских мифах

К оглавлению