Здравствуйте, странник
21.07.2017, Пятница, 09:48

Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация



Меню сайта
Последние темы форума
Бар "Type-moon" [11507] | Timekiller
Вступление в команду. Набор желающих. [414] | Timekiller
Поздравления [1351] | Nolf
Угадай аниме [4615] | Alukard
Терминология тайп-муна [721] | Silence
Найденные баги складываем сюда. [316] | Mor
Настроение [1514] | Silence
Интересное видео [136] | edexyORO
Kagetsu Tohya SS4 [9] | edexyORO
Последнее смотренное. Делимся впечатлениями :) [1038] | Silence
Статистика

 

Всего онлайн: 0
Из них гостей: 0
Пользователей: 0
Твиттер
 
N/A
 

Э дей фор ю 01[1]


Если где-то по дороге взгляд цеплялся за эти слова, Фелли с безразличным видом произносила:

— Глупости.

Есть так называемый День Ван Аллена. Традиция другого города, не имевшая ни малейшего отношения к Целни — но в прошлом году владельцы кондитерских заведений о ней узнали и провели совместную кампанию. И прошла она, видимо, с оглушительным успехом.

И вот, следующий год. Повсюду висят постеры с крупной надписью «День Ван Аллена». А ещё на них пишут «тому, кто тебе небезразличен», или «поделись сладкими чувствами», или «приправлено моими чувствами», или «немножко взрослых отношений», или… Недавно такие постеры были вывешены на всеобщее обозрение не только в кафе и прочих связанных с десертами заведениях, но и в ресторанах.

День Ван Аллена — особый день, когда дарение сладостей понравившемуся представителю другого пола само по себе обозначает твои чувства. Речь, конечно же, о городе, из которого пошла эта традиция. Она не имеет отношения к Целни.

Отношения-то не имеет, но в школьном городе собирается молодёжь того возраста, когда к романтическим вопросам проявляется наибольший интерес. Вряд ли потребовалось много усилий, чтобы эта мода распространилась со скоростью лесного пожара.

— Глупости, — снова пробормотала Фелли.

Она шла из школы, раздумывая, где поужинать, а эти постеры мозолили глаза. Торговый факультет разработал маркетинговую стратегию для увеличения прибыли — и все на неё повелись.

Больше всего Фелли не нравилось, как кампания подчёркивала разницу между мужскими и женскими подходами. Кафе, рестораны и тому подобные заведения рекламировали себя мужской аудитории. На женский пол ориентировалась часть кондитерских и книжных, а также продуктовых магазинов. Парням предлагалось заказывать столики с особым меню ко Дню Ван Аллена и приглашать девушек, для девушек же рекламировались кондитерские классы, где учили готовить сладости.

Так подразумевалось, что мальчики вкладывают деньги, а девочки труд.

Издевательство. На этот раз Фелли воздержалась от того, чтобы сказать так вслух, и обратила гневный взор на оказавшийся рядом продуктовый магазин. Всё решалось бы просто, если бы вложенный труд сразу оборачивался чем-то вкусным. А если бы достаточно было заставить мальчика раскошелиться, то и решать бы нечего было. Вот ведь…

Она многое замечала — вспомнился один дурачок, который будто и не видит увешанных постерами улиц, и Фелли тихонько вздохнула. И тут…

— Уфф, накупила… — раздался беззаботный голос, и его обладательница вышла из продуктового магазина.

Девушка с радостным, под стать голосу, лицом. Учитывая восклицание, бумажный пакет в её руке был на удивление небольшим — но выглядела она крайне довольной.

Однако взгляд Фелли был устремлён дальше.

— Тебе не кажется, что на общагу продуктов многовато?

На значительно менее довольную девушку, несущую по трещавшей от покупок сумке в каждой руке. Нину.

— Так ведь нас ждёт официальный день дегустаций, — весело заявила её спутница, не оборачиваясь. — Разве не хочется испробовать новых рецептов?

— Селина-сан, ты ничего не путаешь? — поморщилась, словно от головной боли, Нина.

— Ни-че-го.

Даже Фелли обратила внимание, что девушка напрочь игнорирует смысл Дня Ван Аллена — признание в любви представителю противоположного пола.

— Приготовленное тобой будут есть у тебя на глазах, так что можно поэкспериментировать!

— Селина-сан…

Кажется, она собралась проводить какие-то эксперименты с пищей. Это и форма алхимического факультета подтверждала.

— Жаль, что плоды хатосии не завезли, да? Какая-то контора их заказала, вот я и подумала, спрос вроде есть, так что… может, неурожай?

— Опасная штука.

— Вовсе нет. Они же вкусные. Я просто слышала, что если их высушить, а потом вымочить в особом растворе, они оказывают возбуждающее действие — вот и захотела опробовать…

— И тебе это не кажется опасным?

— Но при правильном употреблении оказывают множество полезных эффектов: тонизируют, снимают усталость, пробуждают аппетит.

— Это что, энергетический напиток такой?

— Ну и ладно, в другой раз испытаю. Ничего страшного. Зато тебя, Нина-тян, я научу, как сделать хороший подарок.

— Да не собираюсь я…

— Не-ет, разве можно оставить без подарка того парня из твоего взвода?

— Да нет же…

Фелли застыла на месте и не слышала дальнейший ход беседы. Пока людская толпа не скрыла из виду смущённую Нину, Фелли так и стояла — и сверлила продуктовый магазин таким взглядом, будто обнаружила нового врага.


***


Что-то постукивало.

— Фелли, что происходит? Что за…

По возвращении домой в нос сразу ударил странный запах, и Кариан, зажав нос платочком, зашёл на кухню.

На кухне стояла младшая сестра. Событие из ряда вон выходящее.

Резкий запах проник сквозь платок и снова ударил в нос, и Кариан сморщился.

Постукивание исходило от кастрюли. Почему из кастрюли такой звук, будто камешки сталкиваются? Ни брат, ни сестра не занимались готовкой, но Кариан понимал, что таких звуков в процессе раздаваться не должно.

— Фелли?

— Тихо.

Фелли напряжённо следила за кастрюлей. Кариан невольно замолчал и, ощутив серьёзность момента, затаил дыхание.

— Ещё чуть-чуть…

Переведя взгляд с часов — которые Фелли держала в руке — на кастрюлю и обратно, Фелли добавила несколько капель жидкости из маленькой бутылочки. Жидкость с шипением растворилась, резкий запах изменился.

— Готово…

— Ч-что… готово?

Из кастрюли валил чёрный дым. Мрачный туман заполонил кухню — наверное, вытяжка не справлялась. Фелли осторожно извлекла из кастрюли нечто явно горелое, наполовину обуглившееся.

— Брат, попробуй, пожалуйста.

Выложила на тарелку, отрезала ножом кусок, положила на блюдечко и бесцеремонно сунула под нос Кариану.

— Э…

— Попробуй, пожалуйста, — повторила Фелли.

В ровном голосе чувствовалась настойчивость, не терпящая отказов. Кариан отшатнулся на несколько шагов, и ноги перестали слушаться.

— Чуть позже, ладно? Да! Я вспомнил. У меня ещё дела в школьном совете остались, срочные, я там…

Собственный голос придал сил, и Кариан сдвинулся с места. Он резко развернулся, чтобы спастись от испускавшей странный запах таинственной чёрной субстанции.

И снова замер. Так как внезапно обнаружил, что его окружает множество психокинетических терминалов.

— Попробуй…

Он обернулся — серебристые волосы стоявшей перед ним Фелли светились. Так разряжался не сдерживаемый ею избыток психокинеза. То есть она восстановила дайт чистым психокинезом, без ключевого слова?

— Знаешь, если бы ты как следует демонстрировала свой талант в иных обстоятельствах, ты бы меня очень осчастливила.

— Попробуй, — настойчиво протянула она блюдце, словно не слышала.

Кариан отвёл взгляд — загадочная тёмная материя воняла.

День Ван Аллена. В эту секунду слова, которым Кариан до недавнего времени не придавал особого значения, всплыли в памяти.

«К-как же это…»

Фелли равнодушно игнорировала проводимую торговым факультетом кампанию в прошлом году — но, похоже, не в этом. Безразличную к окружающим сестру кто-то заинтересовал как мужчина. Это грустно и радостно.

Но сейчас бы хоть как-то отсрочить надвигающийся момент дегустации.

«Я тебе это припомню. Лейфон-кун».

— Давай… попробуй.

— Гх, уу…

Фелли проткнула субстанцию вилкой. В обугленных местах кусочки осыпались под нажимом.

Кариан сопротивлялся, отчаянно сжимая губы. Бежать некуда. Вокруг столько терминалов, что комар не проскочит. Они светились, словно наэлектризованные. Психокинетические заряды? В своей настойчивости Фелли даже не задумывалась, что взрыв на такой дистанции будет небезопасен и для неё.

Надо смириться? Да. Один кусочек — и отмучился. Каким бы страшным он ни казался, для приготовления использовались ингредиенты, рассчитанные на употребление в пищу. Есть, конечно, продукты, требующие особой обработки, но вряд ли сестра обладает связями, позволяющими их раздобыть. Оно может быть каким угодно на вкус, но съедобно, заверил себя Кариан и открыл рот.

Вещество шлёпнулось на язык.

Рот Кариана непроизвольно издал серию нечленораздельных звуков. Его словно огрели по голове. Сознание померкло, и Кариан оперся руками о стол. Во рту что-то постоянно лопалось. С каждым маленьким взрывом вкус ослабевал. Нет, стоп. Это же… Не оттого ли, что на языке одна за другой разрушаются вкусовые почки?!

Лишаться вкусовых ощущений Кариан был не готов. Он в панике распахнул холодильник, схватил пакет молока и залпом смыл застрявшее во рту оружие массового поражения вкусовых рецепторов в глубины желудка.

— Уфф, уфф…

На языке располагается около десятка тысяч вкусовых почек… Скольких же он только что лишился? От этой мысли Кариана бросило в дрожь.

— Похоже, неудачно.

Услышав ровный голос Фелли, Кариан, тяжело дыша, поднял голову.

— Тогда пробуй следующий, — сказала она и извлекла другой продукт.

— Как… это?

Стекавший по лбу и спине пот тут же заледенел.

День Ван Аллена. Эти слова, прежде мало что значившие для Кариана, с этой минуты стали ассоциироваться с чем-то ужасным.


***


Светало. Фелли покинула поле боя — кухню, пришедшую в такое состояние, что требовалось вызывать уборщиков — и приняла душ, чтобы освежиться после тяжкого сражения. Надела запасную форму, сняла намотанное на голову полотенце и высушила волосы. Тщательно причесала — они легко вились — и осмотрела себя в зеркале. Всё хорошо. Взяла портфель и вышла из комнаты.

На столе гостиной лежали плоды вчерашней битвы. Упакованы в маленькую, умещающуюся на ладони коробочку, перетянутую ленточкой.

Фелли осторожно, чтобы не помять, положила её в портфель и посмотрела на комнату брата.

— Ну, я ушла.

— Успехов, — раздался в ответ стон из-за двери.

Голос был хриплый. Может, ночью простыл? Ведёт малоподвижный образ жизни, здоровье слабое.

— Слабак.

— Прости, не передашь там, что я взял отгул?

— Хорошо.

— Спасибо.

Больше из комнаты брата звуков не доносилось. Фелли, не особо волнуясь, покинула дом.

Лучи рассветного солнца слепили. Она прищурилась и стояла на месте, пока глаза не привыкли.

Итак, вопрос… Фелли задумалась, созерцая утреннее сияние прищуренным взглядом. Работа проделана. Времени ушло больше, чем планировалось, но это решилось вычетом времени на сон.

Как подарить? Вот в чём вопрос. Для начала, Лейфон на другом курсе. Шансов встретиться у студентов разных курсов немного — разве что один преподаёт у другого. Весь Целни — город для студентов. Школьных зданий тут немало.

Гарантированно встретить Лейфона можно на взводной тренировке. И усилий прилагать не надо — после занятий Лейфон придёт в тренировочный комплекс. На это и рассчитывать?

Когда глаза, наконец, стало можно открыть, Фелли зашагала.

Однако… Когда дарить? Следующий вопрос. Сразу по прибытии в комплекс… не выйдет. Нина обязательно придёт раньше. А больше всего будет мешать Шарнид. Кто знает, что сморозит этот весельчак, если застукает. Уж лучше бы кто незнакомый увидел. Лучше пусть видят совершенно незнакомые, не знающие имени Фелли люди, чем те, кто её знают.

Получалось, что надо идти в здание первокурсников. Лучше пойти. Пойти и между занятиями или в обеденный перерыв и подарить. Много времени не займёт. Да… в таком случае надо…

Нет, стоп. Она резко оборвала мысль, подходившую к логическому завершению. Сама при этом не остановилась. Спокойный взгляд направлен вперёд, ноги шагают — Фелли продолжила размышлять.

Пойти в здание первого курса. Это можно. Там будет Лейфон. Если дарить в тренировочном комплексе, увидят знакомые, а главное, Шарнид. Она предпочла бы этого избежать — у неё было нехорошее предчувствие. Тогда здание первокурсников. К такому выводу она только что пришла. И тут сработал тревожный звоночек. Постой, Фелли. Ты что-то забыла.

Она задумалась о том, какая опасность заставила так себя одёрнуть. Кто в здании первокурсников? Лейфон. Но не только. Да… Там она.

Мэйшэн Тринден! Фелли вспомнила её и посмотрела на небо. Эта злодейка соблазняет парней, изображая застенчивость. Вооружённая кулинарным мастерством, создаёт иллюзию семейного уюта, которой вовсю и пользуется.

Угораздило же… Эта девушка в классе Лейфона. Ещё две девушки её охраняют. Вручение подарка, конечно же, привлечёт внимание троицы. Вряд ли Лейфон из тех, кто хвастается подаренным, но устоит ли он под давлением любопытных девиц? Его уступчивость не знает равных. Всё покажет. И что будет? Мэйшэн увидит сладости. А в готовке она значительно превосходит Фелли… Ох… Это ж надо.

В школьном здании слишком много любопытных глаз. Положение было отчаянным, и она помрачнела.

Так ничего и не придумав, она дошла до школы. Ощущавшаяся в классе со вчерашнего дня атмосфера нервозности стала ещё отчётливее. Парни неестественно громко переговаривались, но при этом каждый предпочитал оставаться на своём месте. Девушки, перешёптываясь, о чём-то спорили и поглядывали на парней, старающихся изображать невозмутимую самоуверенность.

В классе царила атмосфера настороженности, и Фелли украдкой вздохнула. До вчерашнего вечера она на всё это смотрела свысока, а теперь сама такая же. Обессиленная собственным предательством, она вяло отозвалась на приветствия одноклассников и рухнула на своё место. Впрочем, отказываться после таких усилий было бы тоже обидно…

Как бы вручить подарок без посторонних глаз? Она продолжала мучительно размышлять.

— Э, Лосс-сан, — окликнул кто-то, и она, придя в себя, подняла взгляд.

— Что?

Рядом стояла незнакомая студентка. На ней была форма юридического факультета, как у брата. То есть студентка не из этой аудитории и вообще старшекурсница.

— Чем могу помочь?

— Да Кариан-кун сегодня не пришёл, что-нибудь случилось? Обычно он перед занятиями в кабинет школьного совета заглядывает, а сейчас вроде и в класс не явился...

— А, брат…

Верно, Фелли напрочь забыла о его просьбе.

— Он сказал, что ему нездоровится, и сегодня он отдохнёт.

— Ой, правда? Всё так плохо, что ему отдых требуется? — с ужасом спросила девушка. — Что с ним?

Фелли, впрочем, подозревала банальный недосып.

— Вот оно что… Кариан-кун всегда так много работает в совете, вот переутомление и сказалось.

Но как бы то ни было, стоявшая перед ней студентка пришла к собственным выводам. Не имея сил возражать, Фелли оставила гостью при её мнении.

— Слушай. Вы же с ним вместе живёте? Я бы за ним поухаживала, не против?

Фелли удивлённо посмотрела на настойчивую девушку.

— Ой, я навязываюсь?

Похоже, лицо Фелли что-то выразило — что бывает нечасто.

— О, нет. Не проблема. Знаешь, где это?

— Угу. Найду.

— Тогда успехов.

— Спасибо, — просияла оставшаяся неизвестной старшекурсница и покинула аудиторию.

— Понятно, — кивнула сама себе Фелли, глядя ей вслед.


Иными словами, если нет возможности остаться наедине, следует такую возможность создать.

Обеденный перерыв. Фелли поднялась на крышу школы. Её обычно не запирали, но это место, несмотря на поставленные скамейки, популярностью не пользовалось. Совсем рядом находился ещё более живописный парк, а студенты без заранее приготовленного обеда не утруждали себя подъёмом.

Но сегодня, конечно, всё было иначе. Ни на одной из расставленных в отдалении друг от друга скамеек не было свободного места. Парочки. Двое весело болтают и уплетают явно домашнего приготовления бэнто, а между ними лежат сладости.

— Кх.

Чтобы избежать взглядов парочек, Фелли пришлось скрыться за входом. Она восстановила дайт и выпустила психокинетические терминалы. Пунктом назначения было здание первокурсников.

Но в аудитории Лейфона не оказалось.

— Вот ведь, чем он занят?

Раздражённая Фелли расширила зону поиска. Кусочек сознания, не захваченный бурным круговоротом обработки информации, подкинул картину Лейфона, поедающего сделанный Мэйшэн бэнто. Фелли такое уже видела — когда пускала терминалы, чтобы расслабиться. Она продолжила искать, опасаясь, что это повторится сегодня — но тут нашлась сама Мэйшэн. Она обедала вместе с шумной девушкой, вроде бы давней подругой. Лейфона не было. Где же он? С чувством облегчения — что не с ними — Фелли ещё расширила зону поиска.

Вот ведь… Мысленно произнеся слова, которые стала так часто повторять после знакомства с Лейфоном, Фелли задумалась. Возможно, она идёт на поводу у совершенно безнадёжного парня. Но прекратить поиски она не могла. Фелли, сдерживая вздох, искала знакомую фигуру.

Есть. Наконец-то нашёлся. Фелли с чувством облегчения изучила обстановку.

Лейфон был один. В атмосфере, однако, царила лёгкая напряжённость — в окрестностях улавливался чужой психокинез. Складской район. Здесь хранили произведённое в Целни продовольствие и иную продукцию — а Лейфон, затаившись, следил за окрестностями.

— Фонфон?

Он издал удивлённый возглас, в панике зажал себе рот, осмотрелся по сторонам и боязливо спросил:

«Фелли?»

— Что ты делаешь?

«Да на городскую полицию работаю…» — приглушённым голосом сообщил Лейфон, и Фелли на секунду нахмурилась — но тут же поняла, что это неплохая возможность.

Можно оказаться с ним наедине. В безлюдном складском районе. Мешает психокинетик, но если предложить сотрудничество, Лейфона с большой вероятностью предоставят Фелли.

— На городскую полицию? Что на этот раз?

«Да… так. Сродни тому делу с запрещённым напитком».

— Опять?

«Тут другой случай. Ингредиент найден, хотим выманить преступника… но тут ещё странные ребята шныряют и вообще не пойми что…»

И потому он там сидит один? В таком случае предложить помощь будет, наверное, даже логично.

— Ясно, помощь нужна?

«А?»

— Что?

В его голосе почему-то слышалось не столько удивление, сколько неловкость.

— От меня что, толку не будет? — сердито переспросила Фелли, чувствуя, что план рушится.

«Д-да не в этом дело. Как бы это сказать, тут особый, немножко, в чём-то, случай, и всё не от меня зависит…»

— А можно… покороче? Я помню твоего старшекурсника — если с ним договорюсь, всё будет нормально?

«Это не то…»

— А что тогда?

«Ой, подожди секундочку».

Лейфона вызвал другой психокинетик, и она угрюмо замолчала.

«Прости, что? Ух, серьёзно?! — переспросил Лейфон и вдруг застонал. — Ну вот…»

— Что случилось?

«Прости, мне тут спешить надо, так что вот. Да, будь добра, передай, что сегодня я вряд ли успею на тренировку!» — шёпнул он и резко прыгнул прочь.

— А!

Она ещё не успела распределить терминалы по округе. Фелли не имела возможности следовать за Лейфоном и потеряла его в мгновение ока.

— Ух…

Его стремительный выход из зоны психокинеза лишил сил даже Фелли.

— Думаешь, мне легко…

В другое время она бы разозлилась, но сегодня злость почему-то не приходила.

— Уфф…

Тело потяжелело, словно резко навалилась скопившаяся с ночи усталость. Словно нечто, двигавшее ею, покинуло Фелли, когда она выдохнула.


***


Обеденный перерыв подходил к концу, и она нетвёрдой походкой вернулась в аудиторию. К приходу Фелли в войне за День Ван Аллена, похоже, уже завершилось несколько сражений. Парни явно разделились на тех, кто в хорошем расположении духа, и остальных. Вручение девушкам сладостей обычно заканчивалось приглашением в ресторан, и среди приглашённых тоже царила особая атмосфера.

— У…

С мест возле двери раздалась весёлая болтовня, и Фелли застыла. Если раньше она могла холодно игнорировать здешний настрой, то теперь, напротив, чувствовала себя изгоем — ей стало себя жаль.

— Гх…

Отталкиваемая многочисленными очагами этого настроя, она зигзагами прошла там, где можно было пройти напрямую, и каким-то чудом добралась до своего места.

Раздался вздох… в унисон с её внутренним, и Фелли машинально подняла голову. В этом районе, кстати, дискомфорта не ощущалось. Подняв голову, Фелли встретилась взглядом со студенткой по соседству.

— А, день… добры…

Не в силах даже как следует поздороваться, она снова поникла и невидящим взглядом уставилась в парту.

— Что с тобой? — спросила Фелли, забыв от такой гнетущей картины о своих бедах.

Девушку звали Эри. Обладательница длинных чёрных шелковистых волос была, по мнению Фелли, вовсе не уродиной, но было в Эри всегда что-то мрачное, из-за чего она не вписывалась в класс. К ней относились как к Фелли, редко общавшейся с одноклассниками — считали чудачкой.

Эри, не отрывая взгляда от парты, нервно захихикала.

— Я, знаешь ли, сладости потеряла, — отрывисто сообщила девушка.

— Что?

— Ха-ха-ха… Я снова и снова готовила, до прошлой ночи. Ха-ха, ха-ха-ха-ха-ха…

— Даже не знаю, что сказать…

— Ха-ха-ха, ничего. Так мне, растяпе, и надо. Ха-ха-ха… Я думала, хоть сегодня-то, — прошептала она, когда смех, наконец, прекратился.

— А…

— Ха-ха-ха… Грустно всё это.

Она тоже хочет кому-то подарить сладости.

— Не падай духом, — утешила Фелли. — И вообще, в другой раз подаришь, необязательно же сегодня.

— Нет, — покачала головой Эри. — Я такая, в другой день с духом не соберусь.

— Ну что ты…

— Я прекрасно знаю, что из-за характера непопулярна у парней. Сама хочу исправиться, но всё как-то… Но думала, что уж сегодня-то… — вздохнула она и затихла.

Пришёл старшекурсник, начался урок. Фелли сидела молча. Она смотрела на Эри. Время от времени та вздыхала и переводила бессмысленный взгляд с парты на учебник — и Фелли, глядя на Эри, поняла, что заражается её настроем.

Так не пойдёт. Решившись сбросить перекинувшееся на неё чувство поражения, Фелли кивнула собственным мыслям.

— Эри-сан, — обратилась она после урока, поспешно собрав вещи.

— Что? — последовал через какое-то время ответ унылой Эри.

— Идём.

Пока она недоумевала, Фелли схватила девушку за руку и чуть ли не силой выволокла из аудитории.

— А? А? А?

Фелли вывела спотыкающуюся Эри — девушку на голову выше ростом — на улицу.

— Э, ты что…

— Пошли искать пропажу.

— А? Но урок ведь…

— Какой смысл, всё равно не слушаешь. Сидеть там с рассеянным видом — трата времени.

— Но…

— Эри-сан.

Близилось начало урока, вокруг стало безлюдно. Фелли перестала тянуть Эри и развернулась к ней лицом.

— Если ты так ничего и не подаришь, тебя это устроит?

— Я не…

— Меня – нет.

— Что?

— Меня не устроит. Но при виде тебя опускаются руки — так что сделай одолжение, не сдавайся.

— Предлагаешь глупостями заниматься?

— Иначе придётся признать неудачу. Так что давай действовать сообща — две головы лучше одной. Итак, для начала повторим все твои сегодняшние действия. Где ты живёшь?

— Таки предлагаешь глупостями заниматься, — мрачно хихикнула она и последовала за Фелли.


Эри жила в среднего размера однокомнатной квартире. Впрочем, оценивать размер Фелли могла только со слов хозяйки, так как входила в такое помещение впервые. В тянущемся от входа коридоре располагалась маленькая кухня, а в глубине — жилая комната.

Фелли обвела взглядом производящую мрачное впечатление квартиру и, удовлетворив любопытство, повернулась к Эри.

— Итак, будем искать, повторяя твои сегодняшние действия.

— Можно, конечно… но я тут кое о чём подумала.

— О чём?

— Фелли-сан, ты же психокинетик — разве не проще будет найти сладости, которые я уронила, с помощью психокинеза?

— Ты когда-нибудь слышала, чтобы утерянные вещи искали психокинезом? — вздохнула Фелли.

— А ты не могла бы на минутку забыть о гордости?

— Я не об этом.

Кажется, Эри подумала, что проблема в гордыне военных — и Фелли решила объяснить.

— Психокинез даёт психокинетику не только пять чувств, но и чувства, недоступные людям, например, восприятие электромагнитных волн и инфракрасного излучения — и их совмещение позволяет осуществлять многомерный сбор информации.

— А-ха, — кивнула Эри, и по лицу не было видно, поняла она или нет.

— Посредством терминалов психокинез рассредоточивается и снимает информацию на обширном пространстве. Но обычному человеку не хватит пропускной способности для обработки таких гигантских объёмов. Мозговые клетки психокинетика, в отличие от нормальных, усилены — но это ещё не значит, что им под силу справиться с таким потоком, к тому же оперируя расплывчатыми человеческими категориями. Поэтому в отсутствие детального описания искомого объекта сбор информации ограничивается, к примеру, электромагнитными волнами и инфракрасным излучением.

— Э… то есть?

Видимо, поняла всё-таки не очень.

— Это значит, что если ты дашь список ингредиентов, из которых приготовила сладости, и точно помнишь, из какого материала коробка, в которую их положила, а также обёрточная бумага, узор, как сложена, ещё обвязана ли ленточкой, если да то какой… то найти будет не так уж и сложно… но ведь не помнишь?

— Э, ээ…

— Будь она у меня в памяти, всё тоже было бы проще, но увы. Если сможешь дать простое для понимания описание, можно было бы вести поиски на его основе, и в иных обстоятельствах имелась бы вероятность успеха.

— Имелась бы?

В её глазах блеснула надежда.

— Но только не сегодня, — ответила Фелли, прикрыв глаза. — Кругом полно таких же предметов.

— А…

Кажется, Эри поняла. Упаковочные наборы из коробки и обёртки на День Ван Аллена продавались в огромных количествах. Эри, видимо, тоже из тех, кто покупает такое. Фелли её понимала, ведь и сама купила.

— Так что как ни крути, а искать придётся своими силами. Понятно?

— Ха-ха-ха… Всё так грустно.

— Ну всё, за дело. Вот ты проснулась… — начала Фелли допрос девушки, которая теперь опять безжизненно хихикала.


Пропажа случилась между выходом из квартиры и входом в аудиторию — это они выяснили. Сладости лежали в портфеле и сами убежать не могли. К тому же Эри специально клала их так, чтобы не выпали. Выходит, с портфелем что-то случилось?

— Значит, тут?

— Угу, — кивнула она.

Покинув квартиру, они пошли по дороге к ближайшей остановке и остановились на тропе, ведущей сквозь рощу окутанных белым туманом водяных деревьев.

Здесь находился один из множества городских комплексов очистки воды. Грязные канализационные воды стекали в резервуар под рощей и поглощались опущенными в него корнями водяных деревьев. Корни фильтруют воду, а обитающие в них бактерии расщепляют осевшую грязь и создают богатую питательными веществами почву — ею периодически заменяют почву производственного района. Деревья не зря назывались водяными — излишки воды извергались через каналы в стволах. Эта вода через желоба выводится на поверхность, скапливается в водоёме, проходит ещё одну, искусственную фильтрацию и становится пригодной к употреблению.

— Здесь ты уронила портфель?

— Да, я тут очень испугалась…

По словам Эри, ранним утром она услышала не только шум воды, но и вой страшного зверя. Напуганная грохотом воды, Эри бежала до ближайшего полицейского участка. Похоже, именно тогда она от испуга выронила портфель.

— Я тогда уже не соображала ничего, сразу бежала в ужасе.

Когда она вернулась с полицейскими и забрала портфель с выпавшим из него содержимым, того, кто издал вой, так и не нашли.

Слушая её объяснения, Фелли осматривала рощу.

— Если упали в желоб, тогда всё, — пробормотала Фелли, разглядывая водяные деревья.

— Это ужасно, не говори так.

— Для начала как следует обыщем район, где ты выронила портфель.

И она, не обращая внимания на скривившуюся Эри, вошла в рощу.

— Фелли-сан?

— На дороге нашли бы сразу, а в участке никто найденного не предъявлял. Если искать, то в роще.

Влажность была высокой — выплескивающаяся из пещер вода была горячей, видимо, в связи с действием расщепляющих бактерий. Кое-где даже устраивали общественные бани и горячие бассейны. Отсюда и белый туман вокруг деревьев — пар. И девушки вели свои поиски в этих поднимавшихся с желобов испарениях.

— Не могу больше.

Какое-то время они разгребали сухую траву и пробирались через бурьян, и Эри, запрокинув голову, смахнула пот с лица.

Скоро стало трудно дышать — видимо, много двигались при высокой влажности. Длинные волосы липли к щекам и лбам.

— Как одетыми в сауне сидеть, — согласилась Фелли, убирая волосы со лба — она тоже задыхалась.

— Сейчас ещё и не найдём ничего…

— Больше им быть негде, надо искать, — подбодрила она измотанную Эри.

— Нет… — спокойно покачала головой та. — На самом деле всё к лучшему.

— Эри-сан…

Она улыбалась своей мрачной улыбкой — но это, наверное, было естественным состоянием Эри. На взмокшем лице читалось какое-то облегчение.

— Я теперь поняла — какой надо быть дурой, чтобы так распинаться ради коробки сладостей.

Это относилось и к Фелли. Когда Эри поняла, она в панике замотала головой перед нахмурившейся Фелли.

— Ой, нет. Я не в этом смысле…

И тогда.

Шух…

— А?

— Ой!

Сверху вдруг закапала вода. Нависшие над головами листья водяных деревьев не выдержали скопившейся влаги, и она лавиной пошла вниз. Вопли девушек утонули в проливном дожде — который через секунду закончился. Остались лишь промокшие до нитки люди.

— Да что ж это…

От такого душа настроение резко ухудшилось.

Внезапно раздался громкий смех, и Фелли, вздрогнув, подняла голову.

— Глупость какая, честное слово. Ради коробки сладостей, вот такое, ну правда…

Какое-то время она смотрела, как Эри смеётся, держась за живот — потом начала злиться.

— Фелли-сан, — оборвала она смех под недовольным взглядом Фелли. — Я решилась.

— В каком смысле?

— Не дело сходить с ума из-за домашних сладостей. Лучше пройтись по магазинам в округе и выбрать те, что повкуснее выглядят. Гораздо приятнее будет подойти к нему и подарить другие сладости, чем мучиться в отчаянных поисках того, что потеряла здесь.

— А-ха…

— Фелли-сан, я приняла решение. Признаюсь ему в своих чувствах. Да, мне теперь некогда. Чтобы успеть сегодня, надо сейчас же купить сладости. Фелли-сан, тебе тоже некогда тут прохлаждаться, если есть кому дарить. За дело.

— Ты кто?

Решительно сжимавшая кулаки Эри не могла быть той девушкой, что ещё недавно мрачно улыбалась. Может, всю её мрачность напрочь смыла вода с деревьев? Фелли не могла уследить за этой резкой переменой.

— Всё, пошли. Сначала надо решить с одеждой, — сказала Эри и потащила Фелли из рощи — теперь уже Эри вела Фелли за руку.

— А? Я не…

— Всё, пошли. Времени мало.

Роли вдруг поменялись, и теперь уже Эри тащила Фелли непонятно куда.


Она вернулась в квартиру Эри, приняла душ, одолжила сухую одежду и, чувствуя себя непрошеной гостьей, ушла к себе. Зашла в свою комнату и снова надела форму. Сегодня Фелли ходила в запасной, так что теперь на ней оказалась повседневная. Не сказать, чтобы форма была особо грязной или порванной, но утром Фелли казалось, что после того, как она так усердно в этой форме поработала, та стала сильно мятой. Насквозь промокшую форму Фелли положила в бумажный пакет. Отнесёт в чистку вместе с одеждой Эри.

Всё ли получится у Эри-сан? Фелли не знала, о ком говорила Эри, но казалось, что уж на то, чтобы успешно вручить подарок, запала ей хватит.

А что же я, думала Фелли, не прекращая сборов. Переодевшись, она снова причесалась, достала новый бумажный пакет и положила туда одежду, которую надо вернуть. Как бы то ни было, надо искать Фонфона. Но сначала зайти в школу. Там она оставила портфель и в нём, конечно же, сладости. Первым делом придётся вернуться в аудиторию.

Фелли вышла из дома, сдала одежду в ближайшую химчистку и пошла в школу. Эри помчалась в школу с взволнованным видом, явно боясь не успеть — но Фелли не могла себя так настроить. Она вяло семенила. Ей было не впервой смотреть, как рушатся планы, но момент, когда можно выйти из себя, на сегодня уже прошёл.

Она пришла к школьному зданию. Занятия давно кончились, аудиторию заливал свет багряного солнца.

— Придётся искать.

Настроение не улучшалось, и было как-то обидно думать, что сладости приготовлены зря. Фелли вынула дайт. Сперва найти — аудитория была пуста, и Фелли пустила терминалы.

— Сэмпай… Фелли? — раздался за спиной голос, когда она смотрела, как они вылетают в распахнутое окно.

— Фонфон? Что-то хотел? — спросила Фелли, подавив инстинктивное желание обернуться.

Она направила за спину терминалы. Лейфон почему-то выглядел усталым.

— У меня… тут, просьба.

Этого хватило, чтобы понять, что он хочет сказать. Ну да, на его лице появилось неловкое выражение.

— Почему так? Твоя помощь вечно кому-то нужна.

— Догадалась? — смущённо улыбнулся он.

Наверное, и сам понимал.

Речь, видимо, о полицейской работе, которой он занимался в обед. Судя по состоянию Лейфона, она ещё не закончилась. А просьба, наверное, связана с психокинезом Фелли.

— Быть нужным, конечно, не то же самое, что быть использованным — но проблема в любом случае в твоей излишней доброте, не считаешь?

— Может и так, конечно… — съёжился он, не в силах даже изложить суть дела — Фелли отчасти выместила на нём скопившуюся за день злость.

— Так о чём ты хотел попросить?

Он с облегчением рассказал.

— Ну хорошо, — кивнула Фелли — хоть и нахмурилась, узнав, что требуется найти похищенного Горнео.

— Отлично.

— Только…

— А?

— Во…

Обернувшись, она сунула руку в портфель и остановилась.

— Во?

Лейфон в недоумении склонил голову. Догадайся же, дурень, мысленно вскричала Фелли и сделала глубокий вдох. За секунду в голове поднялся бешеный круговорот мыслей.

— Вот…

Лейфон удивлённо посмотрел на извлечённый предмет.

— Я тут приготовила, попробуй.

— О, сладости… ты?

— Отчего такая пауза?

— А, не-не-не, ничего. Да.

— Тогда угощайся.

— А… хорошо.

Лейфон осторожно снял обёртку — взгляд у него был напряжённый.

— О, выглядит красиво.

— Правда?

— Жалко портить, я лучше так заберу, немножко полюбуюсь, а потом съем…

— Так нельзя, ешь сразу.

— У…

Не выдержав взгляда Фелли, Лейфон взял одну конфету, положил в рот. С хрустом разжевал.

— О, вкус…но.

На лице Лейфона появилось облегчение, но ненадолго. Он вдруг напрягся.

— Гу…

— Что… — заговорила Фелли, но осеклась, когда Лейфон на глазах побагровел.

— Гу… кх, кхо! Гх… м, ммм…

Согнувшийся пополам Лейфон издал глотающий звук, сделал глубокий вдох и выпрямился.

— В-вкусно.

— Не обманывай.

Дёргающаяся улыбка на лице нездорового цвета говорила за себя.

— Сама знаю, не моё это.

— У…

— Не буду больше приставать. Ну что, ищем?

Фелли отвернулась и послала уже выпущенные терминалы дальше, в разные концы города.

Что ж, с самого начала было ясно, чем кончится. В душе появилось растущее чувство тоски.

Объект нашёлся быстро. Фелли не очень понимала, что происходит, но в нынешнем состоянии её даже это не особо волновало.

— Я поведу. Выдвигайся.

— Понял, спасибо, — склонил голову Лейфон и метнулся к выходу.

Она вздохнула.

— Да, кстати, — остановился Лейфон — оказалось, что он ещё не ушёл. — Простые сладости я готовить умею, можем вместе сделать.

— Не бери в голову, иди уже.

— Хорошо.

Он, наконец, убежал.

Учиться готовить сладости у того, кому хочешь их подарить… Унизительно и приятно…

— Вот ведь, — прошептала Фелли со смешанными чувствами.


Она продолжала наблюдение за Шанте до прибытия Лейфона — и в жизни бы не подумала, что увидит здесь финал приключений Эри.

— Что она здесь… Хиии!

— К-как… — растерянно бормотал Горнео.

Тот факт, что Эри говорила именно о Горнео… удивил лишь на секунду. Потому что был далеко не самым удивительным в происходящем.

Горнео был полуголым. В том смысле, что половина одежды с него была сорвана. Вокруг лежали разбросанные обрывки военной формы. Ремень разорван и почти свалился. Куда-то делся один ботинок. Из наполовину расстёгнутой ширинки вызывающе выглядывало нижнее бельё. Жалкое зрелище — если вспомнить, что это командир пятого взвода. На нём сидела обнажённая девушка — она склонилась над ним, прочерчивая ногтями красные борозды в широкой мускулистой груди.

Эту сцену и застала Эри. Совершенно неясно, какой удивительный случай её привёл, но она оказалась там. Нет, правда, что вообще творится?

События разворачивались там же, где недавно они с Эри недавно побывали — в роще водяных деревьев. Тогда они сильно вглубь не заходили, но ближе к центру там образовалась большая открытая поляна. Если представить себе, как приятно вздремнуть на тёплой земле, место может показаться идеальным для дневного отдыха. Только окружено оно зоной высокой влажности. Однако для уединения лучше места, наверное, не найти.

— Хшшшш!

— Хиииии!

Это что за битва? Эри — человек, вне всякого сомнения, гражданский — и окутанная превращённой кэй обнажённая красавица с рыжими волосами до пояса — мерцающая, словно отблеск пламени — долго издавали странные звуки и сверлили друг друга взглядами. Воздух дрожал от напряжения, обнажённая незнакомка, похоже, одним движением могла уничтожить соперницу — но та, кажется, об этом даже не задумывалась.

— Хш! Хш-шшшшшшш!

Красавица напоминала зверя — будь у неё шерсть на спине, она встала бы дыбом. Возможно даже, это и была причина звериного воя, который Эри слышала утром. Но кто тогда эта девушка?

— Не позволюююююю!!!

Эри бросилась на неё, выставив ногти.

Какая смелость. Какое безумие. Гражданский против военного, пусть и на почве ревности… В глубине души Фелли восхитилась. Подумала, что, быть может, ей и самой нужно как раз такое безумие. Быть может, иначе через неизлечимо толстую, толстую, толстую кожу этого парня не достучаться. Нельзя поддаваться модным веяниям. Нельзя искать обходные пути. Это как выйти безоружной против гряземонстра — разве не та же безумная наглость нужна, чтобы пробить эту каменную стену?

Шлёп.

— Ух…

Таинственная незнакомка махнула рукой, словно прихлопывая муху — и Эри упала.


— Да, чудес не бывает.


Но, может статься, где-то в глубине его души и обитает частичка чувства, которого ждёт Фелли. Главная проблема в том, как эту частичку выявить — тогда у Фелли, наверное, хватило бы смелости действовать, но исчезли бы безумие и наглость. Что за парадокс?

Слова Фелли прозвучали сухо, будто из них выжали все эмоции.

Лейфон прибыл на место, поймал таинственную красавицу сетью и быстро освободил Горнео.


Если говорить о главном, что Фелли усвоила из сегодняшнего дня…

— Всё, больше на поводу у Ван Аллена не пойду.

…то звучать оно будет примерно так.


Примечания

1. A day for you — день для тебя

К оглавлению