Здравствуйте, странник
06.12.2019, Пятница, 03:38

Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация



Меню сайта
Последние темы форума
Бар "Type-moon" [11711] | Silence
Вступление в команду. Набор желающих. [418] | qppak
Угадай аниме [5007] | Ricco88
Поздравления [1419] | Silence
Какую мангу читаем в данный момент [578] | Mor
Интересное видео [137] | Florin
Терминология тайп-муна [721] | Silence
Найденные баги складываем сюда. [316] | Mor
Настроение [1514] | Silence
Kagetsu Tohya SS4 [9] | edexyORO
Статистика

 

Всего онлайн: 0
Из них гостей: 0
Пользователей: 0
Твиттер
 
N/A
 

Гост ин гост [1]


Бежать. Решение принято. И будь что будет.

Темнота. Надвигается нечто. Фасетчатые глаза лишены эмоций. В распахнутой пасти полно клыков, похожих на напильники. Стоит представить, как они тебя размалывают, и по спине бежит дрожь.

Хотелось спросить себя, куда она попала. Пришла туда, куда не хотела идти… встретилась с тем, что и представить не могла. Что это за шутка? Почему надо драться? Фелли Лосс же психокинетик, так почему же?


***


День начался обыденно — утром пришла в школу, и какое-то время всё шло как обычно.

Фелли Лосс, как правило, друзей не заводит. Будучи одиночкой в толпе, она не испытывает особой тоски. Не то, чтобы Фелли что-то имела против дружбы, или ей тяжело было общаться с людьми. Просто не страдает от одиночества. Студенты в аудитории знают, что Фелли не воздвигает вокруг себя стен намеренно. Если с ней заговорить, отвечает, и даже на шутки, хоть и по-своему, реагирует. Здесь все знают, что она просто не стремится активно общаться с окружающими, и потому с ней мало кто заговаривает.

— Фелли-сан.

И потому, когда к ней в аудитории обратились столь бодрым тоном, Фелли это, как ни странно, выбило из колеи.

Закончился первый после обеда урок. Фелли собиралась перейти в другую аудиторию, когда девушку окликнули. Подняв взгляд, она увидела Эри.

Со Дня Ван Аллена они только здоровались. Неприязни между ними не было, просто Эри тоже немногословна.

Но вот рассуждать вслух она любила.

— Хи-хи-хи… Что, пойдём вместе?

— Хм…

Идти все равно туда же. Фелли склонила голову, не понимая, что скрывается за неловкой улыбкой Эри.

— Так в чём дело?

Не понимала, что скрывается, но догадывалась, что ей что-то нужно.

— Ой! Хи-хи, как ты узнала? Хи-хи.

— Можешь уточнить, ты удивлена или смеёшься?

— Хи-хии-хи-хи, не могу ничего поделать. Привычка такая. Мне подруга как-то сказала, ты мрачная, так смейся хотя бы. Вот с тех пор.

Фелли не стала говорить, что подруга о сказанном наверняка пожалела.

— Ну так в чём дело?

— Да, сказать по правде, я в кружке состою, и там этой ночью мероприятие. Ты не могла бы тоже поучаствовать?

— Что за кружок?

— Клуб любителей мистики.

— Нет, спасибо, — изо всех сил ускорила шаг Фелли, отрываясь от мрачной и при том весело смеющейся Эри.

— Ээ! Подожди, — поспешно догнала она Фелли. — Не будь так жестока.

— И на этом мероприятии надо, конечно, бродить по заброшенному дому?

— Угу. Мистическая экскурсия.

— Трата времени.

— Ээ!

Ускориться. Эри отчаянно пыталась не отстать.

— Не говори-и так… Председатель сказала «привести дру-узей». В обязательном порядке, или не зачту-ут.

— Не мои проблемы.

— Не говори так. У меня… вне кружка из подруг только ты.

— Тогда с этого дня будь добра, вычеркни меня из списка подруг.

— Это жестоко!

Она обмякла и рухнула на пол. Оказавшиеся рядом студенты несколько обеспокоились, но она издала мрачный смешок, и они отошли. Её вид отчего-то разжалобил… Нет, просто ощущение частичной вины за эту сцену стало невыносимым, и Фелли машинально остановилась.

О чём пожалела. Эри посмотрела на неё и изобразила то, что считала вызывающей усмешкой.

— Хи-хи-хи-хи-хи… Фелли-сан, уж не боишься ли ты привидений?

— Ещё чего. Я просто не доверяю информации, которую не считывает электроника.

Или, если быть точным — тому, что не обнаружат психокинетические терминалы.

— Если меня введёт в заблуждение несчитываемая информация, я не смогу обеспечить точную передачу данных.

— Хи-хи-хи… Это говоришь так, а на деле боишься.

— Да нет же.

— Это ничего. Пусть ты и военный, но один-два страха у тебя есть.

Похоже, Эри пыталась задеть гордость Фелли, чтобы заставить её участвовать. Это план Эри? Или, скажем, председатель посоветовала? Как бы то ни было, план Фелли не впечатлил. Тем более что даже Эри ничего с ним не добьётся.

— Хи-хи-хи…

Она поглядывала на Фелли, приговаривая «ну, ничего».

— Ладно, считай, что права.

— Ээ. Подожди.

Спектакль оказался сорван в момент.

— Не умеешь — не берись, — упрекнула она, чувствуя себя неуютно из-за вцепившейся в неё Эри.

— Уу… прости, — не отпускала та. — Но новым членам обязательно приводить друзей. Не приведёшь — оштрафуют. Ужасно, да?

— Правда?

— Уу, ну пожалуйста, ты меня очень выручишь.

Вид у неё был по-настоящему жалкий, и Фелли со вздохом кивнула.


***


И вот, наступила ночь. Когда тренировка на боевой площадке закончилась, Фелли зашла к себе переодеться и пришла в указанное место.

— О, Фелли-са-ан, — замахала руками, увидев её, пришедшая раньше Эри.

Похоже, искренне беспокоилась, что Фелли не придёт. Ей стоило больших трудов отговорить Эри встречаться заранее.

— Это здесь?

Они оказались совсем рядом со зданием школьного совета. Подняв взгляд, Фелли осмотрела обветшалый дом. Краска на фасаде то ли облупилась, то ли была необычного цвета. Среди заляпанных окон были разбитые.

В районе находились школьные корпуса, и с наступлением ночи в округе не оказалось ни души — за исключением этого участка. Безлюдные здания сами по себе могли создать тревожную атмосферу, а здесь ещё этот давно заброшенный дом. В центральный район Целни, где расположен школьный совет, заброшенное здание не вписывалось — чем изрядно нагоняло жути.

Фелли несколько раз ходила в школьный совет, но дом видела впервые. Это тоже сказывалось. Высаженные кругом деревья образовали здесь лес, создавая ощущение запретности. Даже единственная дорога, по которой и пришла Фелли, заросла так, что стало трудно пройти.

Здесь уже собралось человек десять. Клуб любителей мистики и правда выглядел немногочисленным. Фелли вполне готова была поверить, что здесь все. Но со слов Эри выходило, что вступило больше ста человек. К тому же она вступила лишь в одно из отделений, а в целом членов якобы больше тысячи.

— …

— Хи-хи-хи. Но здесь собрались лишь самые активные, готовые в таком участвовать, — заявила она ошеломлённой Фелли.

Объяснение, впрочем, получалось бессмысленным.

Кроме этого кружок иногда публиковал мистическую литературу — её популярность приносила доход в бюджет, и иногда вроде как проводились крупные мероприятия.

Стоящая рядом Эри всё это увлечённо рассказывала — наверное, думала завлечь подругу — когда раздался призыв всем собраться. Исходил он от девушки с обсыпанным веснушками носом, и витала вокруг неё какая-то атмосфера таинственности. Видимо, председатель клуба.

— Ита-ак. Давайте приступим? — сказала она, окинув беглым взглядом участников — которых таки набралось человек двадцать.

Попыток сосчитать точнее не предпринималось. Всё было как-то небрежно.

— Для начала, среди нас есть отважные новички, пришедшие впервые, так что начнём с объяснений. Ну, почётный гость, прошу.

— Стой, а представить?

«Почётный гость» с неловкой улыбкой вышел из толпы.

Фелли не заметила, так как смотрела лишь на дом. Или же «гость» очень умело скрыл своё присутствие. Она даже заподозрила, что он применил кэй-глушение. Хм…

— Я почётный гость, Ванс Харди, — со смущением в голосе представился Ванс.

Фелли была потрясена. Возможно, у неё даже округлились глаза. Её старшего брата, президента школьного совета, часто сопровождал этот великан — вечно недовольно рычащий, беспокойный мужчина. Вот каким виделся ей член школьного совета, командующий Ванс. Она и представить не могла, чтобы он сунулся на непонятную акцию мелкого кружка. Впрочем, судя по только что услышанному, это серьёзная деятельность. Но Фелли отказывалась считать этот странный кружок серьёзным.

Однако Ванс стоит перед ними в качестве почётного гостя. И это факт. Человек, не выказывавший особой сентиментальности, показал себя с неожиданной стороны, что удивляло и пугало одновременно.

— Здесь прежде находился экспериментальный корпус алхимического факультета, — начал объяснять Ванс, не замечая, каким взглядом его рассматривают. — Это предшественник нынешнего экспериментального корпуса. Являлся таковым лет тридцать назад.

Тридцать лет. С поступления Фелли школьные корпуса ни разу не переезжали и не перестраивались, но причин оставлять заброшенным так давно не занятый дом в голову не приходило.

— Здание было заброшено в связи с проведённым факультетом экспериментом. Архивы не сохранили записей о природе эксперимента, но известно, что произошла катастрофа. Когда войдёте, увидите повсюду следы обвалов. Там опасно, так что к обвалившимся местам не приближайтесь, — вставил Ванс подобающее должностному лицу совета предупреждение и продолжил. — В результате пострадало не только здание, были и жертвы. В итоге тогдашний школьный совет постановил освободить здание. Новый экспериментальный корпус возвели в другом месте. Итак, здание — теперь уже бывший экспериментальный корпус — конечно же, постановили снести. Но как только его пытались снести, происходили разные несчастные случаи. Начались отказы оборудования, получали травмы рабочие. Под конец появились сообщения о том, как проходящие мимо люди видели студентов, которых там быть не могло. Видимо, потревоженные призраки.

Глупости. Пошли фальшивые нотки. Так подумала Фелли.

Для начала, нет точного определения, что такое призрак. В теле человека живёт душа. У любителей мистики принято считать, что эта душа и есть призрак. Но что происходит с ней после смерти? Было время религий — в эпоху, когда верили в высшее существо, именуемое Богом, в эпоху до появления региосов считалось, что душа возвращается туда, где он обитает. Если так, примет ли он души нынешних, не верующих в него людей? Или он выше таких свойственных человеку обид? Но ведь если Бог без вопросов принимает даже столь безверные души, призраков на земле остаться не должно. Ещё доводилось слышать, что это людей их мысли удерживают даже после смерти, но в мире ведь таких много — разве не может так выйти, что от этих удерживающих мыслей когда-либо живших людей на земле тесно станет? Как бы там ни было, а призраки эти почему-то водятся исключительно в особых местах.

Фелли скептично пропустила дальнейшую речь Ванса мимо ушей.

— Хи-хи-хи… Интересно, правда?

А вот Эри была в восторге.

— Оо… Люди даже не осознали, что умерли от взрыва. Каково же им там сейчас?

— Может, сидят и думают, «ошибочка вышла»? — предложила Фелли серьёзно приготовившейся к встрече с призраком Эри.


Они получили схему и фонарик и, дождавшись очереди, парой вошли.

Внутри здания влага, плесень и пыль гармонично создавали единую вонь. Запаха гари не осталось, но чёрные пятна тут и там свидетельствовали, что здесь и правда бушевал пожар.

— У-хи-хи-хи… Волнительно как-то, да? — продемонстрировала Эри настрой, совершенно противоположный чувствам хмурой Фелли.

Шагала Эри тоже немного вприпрыжку, так что свет фонарика трясся ей в такт.

Фелли молча разглядывала схему. Она была далека от идеала. Обрушенные взрывом опасные зоны описаны подробно, а вот остальное обозначено лишь приблизительно. Видимо, составлялась лишь для ориентации на ходу.

Охота за мистическим, а попросту — проверка на храбрость. Председателю явно не впервой, наверняка много раз здесь бывала. Фелли не понимала, какое удовольствие вся эта компания получает от тёмного, грязного места. Особенно идущая рядом Эри. Она непрерывно хихикала.

— Фелли-сан, тебе не страшно?

— Я с тебя больше удивляюсь, чего ты так веселишься? — ответила вопросом на вопрос Фелли, и Эри уставилась на неё в полном недоумении.

— Так призраки же?

— Не объяснила.

— Как? Непонятным образом являются перед живыми, преследуют, вселиться пытаются, проклятья накладывают, в свой мир утягивают — разве не замечательные существа эти призраки?

— Ты не увлеклась оскорблением умерших? — намекнула Фелли, но подруга не поняла.

Чувствуя, что разговаривает со стенкой, Фелли умолкла. Пусть всё скорее закончится. Единственный способ покончить с этим фарсом — быстро завершить обход. Она ускорила шаг.

— Ой, подожди ты, — в панике догнала её Эри.

С разбитых окон прилетал влажный воздух. В коридорах повсюду лежали занесённые им сухие листья. С ними засыпалось и немного песка, так что каждый шаг отдавался хрустом.

Они открывали множество дверей в помещения типа лабораторий. Полки были почти пусты — все возможные материалы отсюда вынесли. Забытые стеклянные сосуды пожелтели, в некоторых, возможно, остались растворы. За долгое время всё протухло, и мысль вынуть какую-нибудь затычку пугала по-своему.

— Хи-хи-хи, здорово же?

Пропуская слова Эри мимо ушей, Фелли молча заштриховывала пустые клетки на схеме. Они последовательно осмотрели всё пятиэтажное здание снизу доверху, не считая изолированных обрушением зон.

— На этом помещении всё.

Они осмотрели последнюю комнату, и Фелли убедилась, что на схеме не осталось пустых клеток. Они изучили все места, к каким имели доступ.

— Так что, уходим?

— Никого не нашли.

Фелли вышла в коридор, проигнорировав разочарованную Эри. Сквозь запылённое окно виднелась высокая башня школьного совета. Она же, по сути, часовая. С обода, конечно, время на ней мог бы разглядеть лишь военный с мощнейшей внутренней кэй, но вот с района школьных зданий размер вполне позволял всё увидеть и гражданским. Отсюда часы казались заглядывающим к ним великаном. Видно было даже подрагивание только что сдвинувшейся длинной стрелки.

Фелли посмотрела на эти часы и когда входила в лес, окружающий бывший экспериментальный корпус. С тех пор прошло уже больше двух часов.

— Загостились мы.

— Хи-хи-хи, так поздно уже? — тоже с удивлением глянула на часы Эри.

— Немало времени ушло на бессмысленное занятие.

— Жалко. Ну, возвращаемся? Может, другие уже вышли, — заметила она, и двинувшаяся было Фелли остановилась. — Ты чего?

— Я тут подумала, мы всё прошли и никого не встретили.

— И правда.

В здании доступно три входа. Двадцать человек парами — десять команд. Каждая вошла через один из трёх входов. Тем, куда вошли они сами, прежде должны были воспользоваться две команды.

Фелли посмотрела на схему. От входа и досюда они побывали везде, где могли. А также убедились, что пройти через завалы возможным и правда не представляется. Обошли все закутки. И ни разу не встретили шедшие впереди команды?

— Так мест же много?

Предположение Эри совершенно не успокоило.

— Размером тут не объяснишь.

— Правда? Может, они тоже увлеклись, вот мы друг друга и не заметили?

— Но я-то не увлеклась?

Ситуация явно ненормальная. Более того — как это вышло, что Эри даже не предположила мистической природы ситуации, в которой они оказались? Фелли невольно вздохнула. Впрочем, если Эри сейчас начнёт прыгать от счастья, лучше не станет. «Наконец-то привидение!» — восторжествует она, а это не самое желанное зрелище. Фелли попробовала исключить мистику из расчётов.

Массовое похищение? Здесь? Всех? Не реалистично. У кого-то поехала крыша, и он стал убийцей-психопатом? Слишком нелепо.

Может, это обман, и мы здесь одни?

Вариант самый примитивный, и потому казался самым реалистичным. Однако если ради столь дурацкого розыгрыша не постеснялся выступить сам Ванс, отношение к нему придётся пересмотреть. Если прежде его можно было считать хотя бы порядочным, то теперь — лишь порядочным идиотом.

— Вот влепят должностное несоответствие за то, как студенток в опасной зоне бросил, что делать будешь? — пробормотала Фелли, опустилась на колено и вынула дайт из скрытой под юбкой — обёрнутой вокруг бедра — портупеи.

Носить дайт в неслужебное время запрещено. Это школьное правило не соблюдал почти никто из военных, но сестра президента не могла им демонстративно пренебрегать.

Достала, восстановила. И выпустила.

Дайт превратился в жезл, и с него разом вылетели бесчисленные чешуйки психокинетических терминалов. Это походило на то, как разлетаются лепестки с цветка.

— Ух ты…

В темноте бледно-голубой свет психокинеза был особенно заметен.

— Здорово, — восхитилась Эри.

Она так и не сообразила, какой спектакль для них устроили, и Фелли, не обращая внимания на беззаботную спутницу, начала искать остальных.

Площадь была обширной. Здание строилось так, чтобы алхимический факультет мог проводить какие угодно эксперименты. Мысль о том, какой же из них мог так этот корпус разрушить, приводила в тупик. Снаружи на стенах была видна облупившаяся краска, но сами стены, даже будучи так долго заброшены, в структурном плане остались невредимы. То же касалось внутренних стен и коридоров. Стойкие к давлению, ударам, температуре, к прямым и косвенным воздействиям — использовались материалы, способные выдержать любые деструктивные явления. Иначе говоря, плохо пропускающие психокинез.

Такое здание трудно сканировать. Фелли хмурилась по этому поводу, тщательно прочёсывая местность. Поиски в окрестностях здания кончились быстро. Нашлось несколько человек, но председателя и Ванса — главных подозреваемых — среди них не оказалось. А значит, они внутри. Может, спрятались где и следят.

Но отыскать их никак не удавалось.

— Вот ведь, на что время трачу… — вырвалось у Фелли.

И тут же.

— А?

Её психокинез уловил внезапный крик.


***


Чей голос? Она сопоставила переданный терминалом голосовой образец с хранящимися в памяти. Женский. Не председатель. Совпадает с одним из голосов, услышанных, пока все собирались и болтали. Собственный слух его сейчас не уловил. Присутствует сильное эхо. Коридор, но окно выпустило бы звук наружу, да и не слышалось звона резонировавшего стекла. Однако чувство, будто какой-то коридор лишь распространил звук дальше. А источник вдали даже от засёкшего его терминала. Который находился на первом этаже.

— Подвал?

Спусков в подвал на схеме не указывалось. Но его наличие не удивляло. Откуда прошёл звук? Фелли перегруппировала терминалы под новую задачу и занялась поиском такого места.

Есть. Под лестницей на первом этаже скрывалась лестница в подвал. Часть пола оказалась двустворчатым люком. Крик донёсся явно оттуда. Вокруг валялись какие-то обломки, покрытые пылью и плесенью. Кто-то пробил то, что лежало под лестницей, и открыл проход? Если да, то кто?

Что-то случилось. Не исключено. Фелли немного удивлялась, что собирается туда пойти. Она не замечала за собой жажды справедливости. Это всё Нина дурно влияет.

Сколько хлопот. Фелли мысленно ворчала, но не останавливалась.

— Эри-сан, спускаемся, — сказала она, оглядываясь. — А?

Но Эри не было. Фелли просмотрела коридор в обе стороны, но девушку не нашла.

— Эри-сан? — громко позвала Фелли, но ей ответила лишь тишина коридора. — Нашла время!

Просто взяла и ушла куда-то? И куда же? Стоило отвести взгляд, как отправилась искать свою мистику? Фелли цокнула языком и отозвала несколько терминалов, выделив их на поиски Эри. Всё это Фелли делала на бегу.

Остальные терминалы послала вперёд, к спуску в подвал. Часть уже превратила в психокинетические заряды.

У самой Фелли нет силы военного. Именно поэтому любая перспектива боевых действий требует тщательной подготовки. Опрометчивость вообще никого не красит, а уж психокинетики вынуждены относиться к ней как к смертельной болезни. Просчёт психокинетика может стать роковым для полагающихся на его данные военных.

Пока Фелли бежала, в мозг поступила картинка от высланного вперёд терминала. Там, где воздух был ещё влажнее, нечто светилось в темноте. Потоки кэй оставляли светящиеся следы. Военный. Тут и думать не надо, это Ванс с кем-то дерётся.

Чуть продвинувшись вперёд, терминал захватил Ванса в поле зрения. Стена проломилась, и он оказался в проходе. По-видимому, не выскочил, а был отброшен. Мгновение стоял на колене, но тут же вскочил, выставив наизготовку своё оружие — шест.

Фелли быстро просканировала окрестности терминалом… и никого больше не нашла.

— Ванс, постойте, — окликнула она из терминала, а остальные терминалы послала в проём, из которого Ванс появился.

Психокинетические заряды. Пробежала взрывная волна, сопровождаемая раскатом грома. Ванс отскочил лишь за секунду до взрыва. Фелли как раз спустилась на первый этаж, когда Ванс вышел из подвала в облаке пыли.

— Ко мне надо обращаться «сэмпай».

Первые слова побелевшего от известки Ванса изумляли.

— А может, объясните сначала, почему должностное лицо школьного совета участвует в низкопробной затее — разыгрывает студенток в столь опасных местах?

Вид у него сделался пристыженный. Он пробормотал что-то вроде «да я же…»

— Так что тут вообще происходит? — спросила Фелли, пока отправленные на место взрыва новые терминалы исследовали округу. — Вы с чем там дрались?

Терминалы никого не обнаружили. И не только после взрыва. А ещё до срабатывания зарядов. Ванс дрался в безлюдном месте сам с собой и сам, пробив стену, выскочил.

— Что? — с недоумением посмотрел он. — Твои терминалы его не распознали? Так это правда…

— Вы о чём?

Он что-то бормотал под нос и сам для себя делал какие-то выводы.

— Эри-сан пропала. Где остальные? Есть вероятность, что они в курсе?

Фелли задавала вопрос за вопросом, и Ванс поднял взгляд. В этом взгляде читалось удивление.

— Даже она? Ерунда, она в силу характера не могла.

— Что?

— Чёрт, что-то явно пошло не так.

— Слушайте… скажите нормально уже, — тихо потребовала она, недовольно глядя на Ванса.

— Хорошо, — вздохнул он. — Я объясню.


Его рассказ оказался совершенно невероятен.

— И я должна в это поверить?

Она холодным взглядом сверлила сидевшего на ступеньках Ванса.

— В иных обстоятельствах было бы просто тебя убедить, но сейчас не выйдет. Случилось что-то плохое.

— Плохое?

— Знал бы что, не мучился бы так, — устало покачал он головой.

Во что надо было поверить?

Председателя клуба любителей мистики — ту девушку — звали Ира Росириния. Почти никто не знал, что она в школьном совете. Как и о том, что официально она администратор бывшего алхимического экспериментального корпуса.

И это не просто заброшенное здание. Тридцать лет назад, когда в Целни ещё пребывали взрослые из Союза Школьных Городов, под их руководством студенты алхимического факультета произвели совместный эксперимент. Этот совместный эксперимент Союза осуществлялся не только в Целни, но и одновременно в других школьных городах. Проект «Зверь-страж». Так его назвали.

Если гряземонстры, с которыми военные не совладают, прорвутся в город, то город, даже если его удастся отбить, понесёт тяжёлый ущерб. И, как показали опросы беженцев, в случае прорыва гряземонстров военные несут такие потери, что обороноспособность города в дальнейшем оказывается под серьёзным вопросом.

Тогда пришли к мысли о защите, не сводящейся к выставлению военных против гряземонстров. Это и был проект «Зверь-страж». Биологическая кафедра алхимического факультета посредством генной инженерии создала монстров. Выведенные из смертельно опасного паразита, они должны быть сожраны проникшими в город гряземонстрами, попасть таким образом в их внутренности и — исходя из того, что те окажутся мягкими — перегрызть их. Так должно было появиться оружие однократного применения.

Но был один вопрос. Заключался вопрос в том, как направить их агрессивную натуру исключительно на гряземонстров. Вопрос этот в итоге так и не решили.

— Вначале была задумка контролировать их с помощью психокинетиков, но её так и не осуществили. Узкопрофильная технология выходила.

Технически возможно вживить психокинетический терминал в мозг и осуществлять управление с помощью электрических импульсов. Но осуществить такое сложно, да и для работы нельзя просто взять любого психокинетика и быстро обучить. Проблематичным оказалось и найти столь необычный — в нужной степени восприимчивый к психокинезу — материал, и разработку свернули.

— В итоге работы пошли в другом направлении, но их прервала катастрофа. Хуже того, затем зверь-стражи вышли из-под контроля, и прекратилась работа над всем проектом.

Корпус с частично заблокированными площадями так и покинули — здание в итоге даже не снесли. Произошедшее дало повод к кампании за превращение Целни в школьный город, полностью закрытый для взрослых — но это уже другая история.

— А она какую роль играет?

Фелли имела в виду Иру, изображавшую председателя клуба любителей мистики.

— У неё своего рода тайная задача — подавлять обращённые к этому дому любопытные взгляды, следить, чтобы не приближались к закрытым зонам.

Спрятать дерево в лесу. Если интерес проявляют к тому, что толком не скроешь, надо не пытаться держать всё в полной тайне, а удовлетворять пытливые умы частичной информацией. Этим и занималась Ира — клуб был создан для выявления студентов, обнаруживающих интерес к развалинам.

Сходу принять всё это на веру оказалось весьма непросто.

— И что вы на этот раз задумали? И где вообще остальные?

Терминалы до сих пор сканировали здание, но не находили ни Эри, ни остальных. Признаков, что все выбрались наружу, тоже не наблюдалось. С кем дрался Ванс, тоже непонятно. Его рассказ доверия не вызывал, но сама Фелли вообще не знала, что происходит.

— В этом-то… — начал Ванс и замер.

Она проследила за его взглядом. Терминал ничего не зафиксировал.

— Как…

Так почему же она видит чудовище?

Оно стояло дальше по коридору. На чрезвычайно длинных, причудливых лапах. Из-за их длины туловище располагалось выше её роста и где-то вровень с Вансом. По толщине оно было как её рука. Длинное и извивающееся, как змея. Из почти круглой головы торчали шарообразные глаза, а большая пасть напоминала прочерченную линию. Ни чешуи, ни панциря на чудовище не было. Влажное туловище жутко поблескивало в сиянии психокинеза. Фасетчатые, как у насекомых, глаза не выдавали направления взгляда, но Фелли с Вансом явно ощутили гнетущее давление, от которого по спине пробежал холодок.

— Это же…

Гряземонстр? Такая мысль промелькнула в сознании. Но гряземонстра психокинез Фелли не упустил бы. Так выходит, это… Если верить только что сказанному…

— Зверь-страж? Уцелевший?

Ванс поднял шест и закрыл собой Фелли.

— Я выиграю время. Зови на помощь, — распорядился Ванс, и Фелли, отступая — чтобы не мешать — отправила терминал.

Чудовище двинулось. Ванс с криком нанёс встречный удар. Пущенный всем телом кэй-поток взметнул листья и пыль из-под ног военного. Бурлящий воздух рвал листья, измельчал и отшвыривал в разные стороны.

Длинный шест, перекрывая всю ширину коридора, описал круг и нацелил свой взмах на приближавшуюся, хаотично перебиравшую длинными лапами тварь. Но та в последний миг прервала свой бросок. Из-за просчёта шест ударил в пол как раз перед ней. Ванс, цокнув языком, прыгнул назад. В следующий миг её передние лапы резко исчезли.

— Гха!

Прыгнувшего Ванса ещё в воздухе снова подбросило, и он с грохотом упал на спину.

Это чудовище изогнуло лапы и ударило ими как хлыстами. Они, видимо, были устроены не как у насекомых — суставов много, как у жуков, но снабжены мышечной силой?

— Чёрт, а у букашки хорошее зрение.

Явно не пострадавший Ванс резко вскочил. Чудовище стояло на месте. Похоже, оно не собиралось наносить добивающий удар, пока противник в силах хоть как-то двигаться — быть может, знало, что Ванс ещё жив?

— Плохо.

Чем бы оно ни было, оно явно умело подстроиться под скорость военных и понимало их тактику. Ванс — один из лучших на военном факультете — вряд ли уступал своему противнику, но схватка грозила быть напряжённой.

Теперь Ванс сделал шаг к чудовищу. Передняя лапа вновь изогнулась, но шест отклонил удар. Тай сабаки[2] — исполненный с грациозностью, какую трудно было заподозрить в столь крупном теле — перенёс Ванса вплотную к врагу. Шест нанёс колющий удар. Он сопровождался взрывом воздуха, но рассёк пустоту — чудовище резко отскочило. Ванс продвинулся, не давая ему передышки. Оно продолжило отступать — длина лап позволяла развить невероятную скорость.

Он был всё дальше от Фелли.

Внезапно наступавший Ванс издал удивлённый возглас и замер.

— Чёрт!

Психокинез не дал понять, что с ним случилось. Но просачивающийся из окна лунный свет позволил разглядеть, что остановило Ванса.

— Нити?

Похоже, чудовище обладало ещё и способностями паука. Ванса связали тускло поблескивающие при луне нити. Чудовище, отступая, сплело из них ловушку.

Чем больше здоровяк боролся, тем больше нити его опутывали. А оно приближалось.

Хочет сожрать. Оценив его намерения, Фелли тут же сделала психокинетический заряд. И, как только он оказался вблизи чудовища, бесцеремонно привела в действие. Взрывная волна прокатилась по коридору, округу залил белый свет.

Вновь поднявшаяся завеса пыли расступилась и швырнула к ногам Фелли великана.

— А поаккуратнее меня вытащить можно было?

Глаза на перепачканном сажей суровом лице укоряюще сверкнули.

— Нет.

Она рассчитала момент так, чтобы минимизировать ущерб для Ванса, и чтобы взрыв отбросил его сюда. Способ лучше вряд ли отыскался бы при всём желании.

— Скажите лучше, неужто это оно похитило остальных?

— Оно.

Жар взрыва пережёг и обезвредил нити. Ванс поднялся и стал ждать, пока осядет пыль.

— Захватило всех этими нитями. Я едва ушёл, а остальных всех оно утащило.

Когда совсем прояснилось, чудовище куда-то пропало.

— Всегда оно так, — цокнул он языком. — Появляется и тут же уходит. Явно ждёт, пока слабость проявим.

— Но из вашего объяснения я что-то не поняла — зачем самоуничтожающемуся оружию такая способность?

— Я читал спецификацию. Похоже, так оно должно спасать тех, кто не успел эвакуироваться.

— Придумали же мерзость, — поёжилась Фелли, представив себя в этих нитях. — Но тогда остальные, возможно, ещё живы.

— Угу, вряд ли оно успело их сожрать.

Нахмурившись в ответ на прямолинейность Ванса, она задумалась. Чудовище применяет тактику затяжного боя. В изолированном пространстве она дала бы ему преимущество, но здесь играет на руку им — можно вызвать любую помощь. Но это не даёт права просто расслабиться — захваченные студенты в опасности.

— Наверное, придётся нам устроить западню.

Чтобы оно не занялось пленниками, внимание чудовища должно быть сосредоточено на них.

— Угу, — кивнул Ванс, видимо, придя к такому же выводу. — Вопрос в том, как его поймать.

Противник каким-то образом не улавливается психокинезом. Раз его нельзя обнаружить, то нельзя и заранее спланировать ловушку. Заряды могут помочь, но чудовище дважды ушло от взрывов — видимо, оно крепче, чем выглядит.

— В крайнем случае обрушим всё здание, — сказала Фелли, и Ванс кивнул.

— Для этого придётся вытащить пленников.

— Сперва поищем логово.

Они вышли на поиски.

Разделиться не решились, опасаясь быть уничтоженными поодиночке. Особенно если целью окажется Фелли — на одни заряды полагаться не стоит. Вместе они спустились в подвал.

Над землёй терминалы уже прочесали всё — в том числе пройденный вместе с Эри маршрут. Не проверяли лишь это место. Скорее всего, зверь-стража держали под замком здесь. Неизвестно, разрушило этот замок время или другие факторы, но зверь-страж вновь стал функционировать. Почему его не утилизировали окончательно — вопрос, над которым сейчас вряд ли стоит ломать голову.

— Идём.

Они осторожно двинулись вглубь — Ванс первым. Фелли держала принесённый им фонарик. Тьму разгонял круг света. Они шли по коридору, высылая терминалы вперёд.

— Связалась с кем-нибудь? — нарушил тишину Ванс.

Фелли покачала головой. Она шла сзади, и если бы могла сосредоточиться лишь на терминалах, получилось бы быстрее, но этот противник сосредоточиться не позволял. В результате страдала и скорость терминалов.

— В школьном совете уже никого. В первую очередь направлю в ближайший полицейский участок. А ещё…

Другой терминал отправился к отделению центрального механизма. Если память не подвела, Лейфон с Ниной там работают. Если удастся с ними связаться — главное с Лейфоном — они получат подкрепление более надёжное, чем если собрать всех военных Целни.

— Не нравится мне слишком от него зависеть, — фыркнул, не скрывая недовольства, Ванс, когда Фелли ему отчиталась.

— От фактов никуда не деться.

— Если всё возложим на него, превратимся в сообщество, которое без него беспомощно.

Возможно, он прав. А главное, её и саму тяготила необходимость обращаться к Лейфону, который военным-то быть не желал.

— Да, вот ведь. И как так вышло? — вырвалось у Фелли.

Обстоятельства внезапно сделали психокинез неэффективным, и она пребывала в непривычном для неё напряжении. Наверное, ей потребовалось это напряжение как-то выплеснуть.

Она жаловалась на нынешнюю ситуацию, но Ванс, похоже, истолковал услышанное иначе.

— Брат старается быть тебе братом.

Фелли сразу поняла, что он счёл её реплику жалобой на пребывание на военном факультете. Хоть и недоумевала, откуда у него вдруг возникла такая мысль.

— Он же по-своему о тебе думает.

«И каким же образом?» — хотела, но не могла спросить Фелли.

— У тебя талант. Тебя можно назвать одарённой, ведь у тебя и правда дар. Но из-за этого дара тебе не пришлось много напрягаться. Ты не знаешь тяжёлой работы.

Она не находила ответа на жёсткие слова.

— И вот ты пытаешься найти путь в жизни без психокинеза. Не поработав по-настоящему. Не узнав трудностей, ведь росла в богатом доме. Не узнав, как это бывает — когда ничего не умеешь. Вот он и не смог просто взять и отпустить тебя.

— Но разве можно что-то узнать, не попробовав?

— И ты попробовала?

Ей снова нечего было ответить. За два года в Целни засчитать ей можно лишь одну сомнительную подработку.

— Если возьмёшься за дело всерьёз, вряд ли он что-то скажет. И вообще, в следующем году его уже не будет. Тебя никто не будет держать. Он считает, что к тому моменту тебе надо успеть подготовиться.

— Излишние хлопоты, — только и смогла тихо пробормотать Фелли.

— Впрочем, при таких раскладах твой уход и правда может стать болезненным для факультета… Так, — поменял интонацию Ванс.

Фелли тоже переключила внимание.

Где-то в коридоре раздавалось дыхание чудовища. Послышалось оно только сейчас. Возможно, тварь возбудилась.

Может, они близко к цели? С этой мыслью Фелли ускорила терминалы и начала сканировать особенно тщательно.

Есть.

— Нашла.

Под этим подвальным этажом оказалось ещё пространство. Его не было, когда здание использовалось в качестве алхимического экспериментального корпуса. Вероятно, образовалось в результате взрыва. Под треснувшим полом виднелась земля. Под разломом находилась большая яма, а в ней — плотно опутанные нитями люди. Попыток вырваться не демонстрировали. Все без сознания. Ясно только, что живы, и это уже успокаивало.

— Отлично. Значит, осталось лишь придумать, как его одолеть?

Хорошие новости этим не ограничились — более того, дела пошли на лад. Отправленный к центральному механизму терминал нашёл обоих.


— В чём дело? — спросил удивлённый голос Нины, и Фелли описала положение. — Чудовище, не улавливаемое психокинезом? Не гряземонстр?

Она вкратце объяснила недоумевающим товарищам суть проблемы.

— Вот это проект… — лишился дара речи Лейфон, но его перекрыл голос Нины.

— Так, идём к вам.

Наверное, он никогда не звучал так успокаивающе. Может, это благодаря присутствию Лейфона?

— Постойте.

Но именно он Нину остановил.

— Что?

Не обращая внимания на удивление спутницы, Лейфон обратился к терминалу.

— Мы-то пойдём, но уже вряд ли успеем, — раздался его бесстрастный голос.

Фелли вздрогнула, не в силах вымолвить ни слова.

— Что ты несёшь?!

— Бой ведь уже в разгаре? Местность, похоже, отступить не позволяет, так что думаю, всё сейчас зависит от победы Ванса-сана, — сказал Лейфон таким ровным голосом, что у Нины перехватило дыхание. — Если хотите переломить ситуацию в свою пользу, не вижу другого выхода, как принять участие Фелли… сэмпай.

— Мне? — изумилась Фелли. — Но я работаю с информацией…

— Но сражаться ты можешь. А значит, придётся. Выбирать сейчас в любом случае не приходится.

Лейфон с Ниной уже бежали к выходу из отделения. Сюда они бросятся со всех ног. При этом Лейфон предлагает действовать Фелли. Но как?

— Он там себе кладовку устроил? — уточнила вдруг Нина.

— Да.

— Тогда можно что-то придумать. Не так это сложно.

Она говорила, а Фелли молча слушала.


Бой Ванса с чудовищем уже начался. Она держалась на некоторой дистанции и полностью сосредоточилась на переговорах с Ниной и Лейфоном — пока не установилась связь и с городской полицией.

В описанном Ниной плане исполнителем выступал не Ванс. Действовать должна была Фелли. Если сейчас дать знать Вансу, эффект может получиться обратный — чудовище учует подвох. Она не двигалась, выжидая момент.

Выхода нет, только самой. Психокинетик, которая должна заниматься исключительно информационной поддержкой. Вот ведь.

Для Фелли это впервые. Психокинетик вооружён только зарядами. Они не особо и мощные, и в конечном счёте предназначены лишь, чтобы выиграть время. И все равно надо. Вот ведь, мысленно повторила она.

И момент подвернулся. Ванс, взревев, пошёл в яростную атаку, и чудовище отступило под напором. Фелли открылся прямой путь к логову.

Есть. Она бросилась вперёд. В её распоряжении не было физической силы военного. По скорости бега Фелли могла сравниться с хорошим гражданским спортсменом.

Чуть позже чудовище заметило движение. Причудливо взвыло, демонстрируя недовольство. Приняло, не уклоняясь, удар Ванса и, развернувшись, бросилось к Фелли. Его шест сломал несколько лап. Оно, тем не менее, надвигалось.

Она оглянулась. Чудовище уже совсем приблизилось.

Фелли поскользнулась. Её протащило по полу в облаке пыли. Колени были в ссадинах. Но стонать от боли времени не осталось. Оно за спиной. Здоровое туловище двигалось легко, словно вприпрыжку. Контраст размеров и лёгкости движений лишал чувства реальности.

Вот ведь, повторила Фелли. Что это за шутка? Пришла в дурацкий дом с привидениями и встретила призрак из прошлого. Можно ли такое считать шуткой?

Чудовище уже перед Фелли. Двигается спокойно, будто знает, что она не окажет такого сопротивления, как Ванс. Огромная пасть распахнулась. В ней плотный ряд клыков. Залиты слюной, с краёв стекают густые струи. Фелли представила, как эта пасть будет её перемалывать, и по телу прошла дрожь. Перед ней воплощение смерти.

Это и есть… спросила она себя. Это и есть то, что Лейфон постоянно видит в боях? Её всю охватило неведомое сидевшему в тылу психокинетику напряжение, грудь сдавило, сердце, казалось, вот-вот разорвётся, а с позвоночника стал распространяться сковывающий холод.

Но Фелли действовала.

Всё было подготовлено ещё до того, как начать бежать. Надо было лишь приманить врага.

Подрыв, скомандовала она. На потолке что-то резко вспыхнуло. Психокинетические заряды. Грохот ударил по ушам, волна снесла маленькую девушку. Оказавшуюся прямо под взрывом тварь прижало к полу… А потом завалило потолком — обломками, сыпавшимися даже с первого этажа.

Вансу не составило ни малейшего труда прикончить обездвиженного зверь-стража.


***


От мигалок приехавших из больницы машин скорой помощи лес стал красным. В них клали спасённых из бывшего алхимического экспериментального корпуса студентов, и машины поочерёдно отъезжали. Фелли устало наблюдала за процессом.

После случившегося были организованы поиски, но уцелевших зверь-стражей в зоне не оказалось. Остался лишь ряд больших стеклянных капсул, из которых одна была разбита, а в остальных раствор сделался странного цвета и выглядел совершенно непригодным для жизнеобеспечения. И после такого тридцатилетнего забвения трудно сказать, можно ли считать выжившую тварь везучей.

Осознание невыразимого одиночества, которое она, должно быть, испытывала, захватило Фелли. Наверное, это просто ушло напряжение, оставив её в упадке сил.

А ещё…

— Ой, а куда вы все пропали?

— Эри-сан? — изумилась она, когда раздался беззаботный голос.

Подошла Эри, с недоумением склонив голову. Фелли не верила своим глазам.

— Как это ты? — растерянно огляделась она.

Опутанных нитями чудовища студентов грузили на носилках. Она полагала, что Эри среди них.

Вспомнились слова Ванса:

«Эта девочка хочет встречи с необычным, но если оно ей попадётся, в упор не разглядит. Однако в её присутствии вероятность такой встречи пугающе высока. Чем и воспользовалась администратор, Ира, для поиска входа в закрытую зону — поскольку в связи с исчезновением записей о нём ничего не было известно. Разрешение Ира запросила официально, как член школьного совета. Потому и мне была отведена роль».

Фелли вспоминала его рассказ и смотрела на Эри.

— А ты чем всё это время занималась?

— А? Там девочка заблудилась, я её догнала и вывела из здания. Я же говорила?

Фелли не помнила. Но если подумать, когда она потеряла Эри, Фелли была сосредоточена на психокинезе. То есть, просто не услышала?

— И где девочка?

— А она… пропала вдруг, как только мы вышли — вот я её и искала. От меня одной толку мало, и я вернулась за помощью.

Да… Фелли посмотрела на небо. Девочка в корпусе? Среди ночи, в развалинах, в школьном городе? Ребёнок дошкольного возраста в городе жить может, но это такая редкость, что вероятность такому здесь оказаться… пожалуй, ниже, чем встретить привидение?

— Ты правда ничего не заметила?

— Ты о чём?

Она потрясённо уставилась на недоумевающую Эри, но тут же махнула на всё рукой.

— Ну, жива-здорова и ладно.

Подруга невредима. А ещё…

— Фелли-сэмпай!

Фелли увидела, как к ней бежит Лейфон — со всех ног, хоть и зовёт так формально — и этим удовлетворилась.

Пока хватит и этого, решила она.


Примечания

1. Ghost in ghost — призрак в призраке

2. Тай сабаки — в японских боевых искусствах особый способ перемещения. Обычно используется для ухода с линии атаки так, что атакуемый оказывается в более выгодной позиции

К оглавлению