Здравствуйте, странник
21.07.2017, Пятница, 09:47

Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация



Меню сайта
Последние темы форума
Бар "Type-moon" [11507] | Timekiller
Вступление в команду. Набор желающих. [414] | Timekiller
Поздравления [1351] | Nolf
Угадай аниме [4615] | Alukard
Терминология тайп-муна [721] | Silence
Найденные баги складываем сюда. [316] | Mor
Настроение [1514] | Silence
Интересное видео [136] | edexyORO
Kagetsu Tohya SS4 [9] | edexyORO
Последнее смотренное. Делимся впечатлениями :) [1038] | Silence
Статистика

 

Всего онлайн: 0
Из них гостей: 0
Пользователей: 0
Твиттер
 
N/A
 

3. В мёртвом городе


В школьный совет звали, скорее всего, лишь Нину. Но в кабинет президента Лейфон пошёл вместе с ней – Нина предположила, что её могли вызвать по вопросу, касающемуся всего семнадцатого взвода.

– Как думаешь, что случилось? – заговорила она.

– Даже не знаю. Раз вызвали по телефону, дело вряд ли особо секретное.

Перед боем с гряземонстром президент школьного совета передавал тайные указания Лейфону через Фелли. В этот раз ситуация явно другая.

– Верно, – пробормотала Нина и посмотрела на небо. – Но ведь… сейчас раннее утро, а значит, там может быть что-то срочное.

Город ещё был погружен в полумрак, и уличные фонари лишь местами разгоняли темноту. Лейфон проследил за взглядом Нины. В высоте ещё светились тускнеющие звёзды, но на горизонте уже появилось, грозя залить всё небо, утреннее красно-сиреневое зарево.

– Глупостей сделать не дам, – сказала Нина.

– А?

Он перестал щуриться на разгорающийся рассвет и посмотрел на девушку.

– Что бы там ни произошло, я тебе глупостей в одиночку сделать не дам.

Она смотрела на него.

Полыхнуло утреннее солнце, выглядывая из-за домов. Нина смотрела на Лейфона со стороны солнца.

– Спасибо, – поблагодарил он, пытаясь разглядеть выражение лица в слепящем свете. Разглядеть не смог, и это почему-то огорчало. – Но и ты, сэмпай, не бери на себя сверх меры.

– Перестань. Ты мой подчинённый, я за тебя в ответе.

Она вдруг ускорила шаг, и Лейфон следом за ней вошёл в здание, где находился школьный совет.


Когда они вошли в кабинет президента, брат и сестра Лосс были уже там.

– О, простите, что вызвал в такой ранний час.

Час был и правда ранний – обычно люди в такое время ещё спят – но и Кариан, и Фелли были одеты по форме. Может, они и спят в ней? Лейфон представил себе спящих неподвижно, словно покойники, брата с сестрой, и поймал на себе сердитый взгляд сидящей на диване Фелли.

– Что-нибудь срочное? – спросила Нина.

– Вообще да, но… Простите, вы не подождёте ещё немного? Ещё не все в сборе.

Они сели на диван, помощница приготовила напитки. Вместе с напитками она принесла булочки.

– Похоже, придётся ещё чуть-чуть подождать. Вы ведь с работы, не завтракали ещё? Угощайтесь. Мы уже поели.

Нина взяла булочку, Лейфон последовал её примеру. Он посмотрел на Фелли – она пила чай.

– Что?

– Да просто пытаюсь понять, что случилось…

– Скоро узнаешь.

– Да, но…

Она наградила Лейфона таким мрачным взглядом, что тот заткнулся и больше заговорить не пытался.

Когда они закончили завтракать, а ожидание несколько затянулось, раздался стук в дверь.

– Командующий… и…

Здоровяка Ванса сопровождал парень, не уступавший ему в размерах, и Лейфон его вспомнил.

– Пятый взвод, Горнео Люкенс. Вызывали?

– Благодарю, что пришли.

– В чём причина столь раннего вызова?

По виду обоих было совершенно невозможно сказать, что их вытащили из постели. Кариан закивал с довольным видом.

– Дело срочное. Простите, Ванс, вынужден поставить вас перед фактом, – сказал он, указывая Вансу и Горнео на диван напротив лейфоновского.

Они сели, и взгляд Горнео на секунду задержался на Лейфоне. Взгляд пронзил насквозь, но лишь на мгновение.

– Перед каким фактом? – спросил командующий, предварительно рассмотрев всех присутствующих.

– Посмотрите, – сказал Кариан, взял снимок со своего стола и положил на стол перед диваном.

– Это… с беспилотника?

– Да, расшифровали данные с беспилотника, вернувшегося два часа назад.

– Два часа? Да вы явно спешили.

– Ну, дело-то серьёзное.

Ванс лишь хмыкнул и стал изучать снимок. На нём виднелась гора. С левого края снимка тянулась невысокая горная гряда. Или, по крайней мере, казалась невысокой.

Ради чего был сделан снимок, стало понятно сразу. Возле правого края виднелся огромный силуэт. Его форма однозначно выдавала искусственное происхождение. Это было нечто, похожее на стол, на середине которого высилось множество каких-то башен, а снизу была словно прилеплена полусфера. Держалась вся эта конструкция на множестве ног.

– Это город?

– Да.

– Дык! Воевать?!

– Вот не уверен, – заметил Кариан, словно не замечая охватившего всех напряжения, и положил на стол другой снимок. – Здесь увеличен сам город.

– Что это? – сдавленным голосом спросила Нина, а Лейфон нахмурился при виде ужасного зрелища.

На этом снимке было видно, что город мёртв.

– Кошмар… – тихо сказал Горнео.

Верхним слоем город опоясывали металлические плиты – они были местами оторваны, местами смяты, некоторые отвалились. Несколько ног были отломаны у середины или у основания. Здания на поверхности также были безжалостно разрушены.

Второй слой, плиты из органики, покрыл обод города мхом и лозами. Судя по этим признакам, бедствие постигло город некоторое время назад.

– Воздушное поле, кажется, действует, но…

– Гряземонстры напали.

– Тоже так думаю.

Снимок был сделан ночью. Но в городе не светилось ни единого огонька.

– То есть гряземонстры здесь, рядом?

– Мы просмотрели данные по всему району, ничего не нашли. Позже, конечно, перепроверим. Меня больше беспокоит другое, – сказал Кариан и ткнул пальцем в первый снимок. – Вот эту гору, Ванс, узнаёте?

– При чём тут гора, тут с городом надо решать, а вы… – начал Ванс и тут же осёкся. – Стоп, минутку, это же…

– Снято ночью, и там, наверное, не очень хорошо видно, но на этой горе местами заметны знакомые конструкции.

– Это что… серниевая шахта? – резко подняла взгляд Нина.

– Да, единственная шахта Целни, – кивнул Кариан. – Похоже, Целни нужна дозаправка.

– Значит, и тому городу тоже…

– Но почему здесь?

– Могу лишь предположить, что город, спасаясь от гряземонстров, вышел за пределы своей территории. И до собственной шахты добраться уже не мог.

– Неужто даже города могут обезуметь от голода?

– Печально, но факт, – мрачно вздохнул Ванс.

По его лицу трудно было понять, насколько он согласен с выводами Кариана.

– Итак, Горнео Люкенс. Нина Анток. У меня были основания позвать не только Ванса, но и вас.

– Исследовать город?

– Если судить по снимкам с беспилотника, гряземонстров в районе шахты и города не обнаружено. Однако город явно уничтожили гряземонстры. Их повадки нам совершенно непонятны, у нас нет гарантий, что гряземонстры не собираются использовать город в качестве приманки для следующей добычи. Я бы хотел, чтобы два ваших взвода провели разведку города – тогда гарантии будут.

– Против разведки возражений нет. Но вы позволите кое-что уточнить? Почему именно наши взводы?

– Просто из-за численности. У нас пока мало новых костюмов для работы вне города. На два полных взвода не хватит. Приходится урезать число людей. Хотя, конечно же, ваши успехи в боях взводов я тоже принял в расчёт. Итак, с вашей стороны возражений нет, верно?

– Задачу понял.

– Так точно.

– Ну вот, надеюсь на вас. Отправление через два часа. К тому времени надо собрать бойцов.

– Спешим, однако.

– Город не остановится, так что исходите из того, что время ограничено.

Когда Кариан договорил, Нина и Горнео вскочили и отсалютовали.


***


– Вот, значит, как. Эх.

К наружным воротам в нижней части города Шарнид пришёл последним, и выглядел самым недовольным. Собранные на затылке волосы были всё ещё спутаны после сна, да и сам он пошатывался.

– Я уж собирался поспать до полудня, – проворчал он.

– Ты вообще… знаешь, что сегодня не выходной? – удивлённо спросила Нина. – Ты чем занимался?

– Неужели так сложно представить себе ночную жизнь симпатичного парня?

– И не собираюсь представлять, лучше бы нормальную жизнь вёл, – устало огрызнулась девушка – она проверяла, как сидит защитный костюм. – Хм, и правда лёгкий.

Костюм был надет под обычный доспех, и неудобств почти не ощущалось, а через некоторое время она, наверное, и вовсе привыкнет. Просто ещё один слой одежды, не более.

– Неплохо.

– О, так вот что он в тот раз надевал, – заметил Шарнид, с интересом рассматривая приготовленный для него костюм. – Хм.

– Что?

Шарнид поднял взгляд и с очень серьёзным видом осмотрел Нину и Фелли, забравшуюся со скучающим видом в коляску лэндроллера.

– Эротично.

– Марш переодеваться, дурак.

– Ага.

Брошенный в него костюм приземлился прямо на голову, и сонный Шарнид в таком виде и направился в выделенное под раздевалку помещение.

Вся перепалка происходила на глазах у неловко улыбающегося Лейфона, который уже облачился в костюм и доспех. Лэндроллеры осмотрены, но Харли ещё должен проверить дайты.

Лейфон задумался… и взгляд его упал на сидящую в коляске Фелли.

– Что?

– Да просто… Это ведь ты город нашла, сэмпай?

– Фонфон.

– А, прости. Это ведь ты город нашла, Фелли? – поправился Лейфон, когда Фелли, которая почему-то не любила обращение «сэмпай», бросила на него сердитый взгляд.

– Случайно.

– Понятно…

Лейфону показалось странным, что она использовала психокинез, причём не в бою. Нашла-то она, может, и случайно, но сообщила Кариану, и он теперь ещё больше убедится, что ей на военном факультете самое место. Однако Лейфон сомневался, что получит ответы, если станет расспрашивать Фелли. Она сидела в коляске с мрачным видом, и чувствовалось, что общаться не особо желала.

Спину будто что-то кольнуло, он обернулся. Чуть дальше от них собирался пятый взвод. В их команде никто не жаловался и не ворчал – подготовка под руководством командира Горнео подходила к концу.

Опять? Лейфон чувствовал на себе взгляд со стороны пятого взвода. Шесть человек собрались вокруг Горнео и что-то обсуждали. Горнео стоял спиной к Лейфону.

Кто? На него смотрел не Горнео. Он, кажется, что-то объяснял товарищам. Пятикурсник выглядел по-командирски, чувствовалось, что руководить своими людьми умеет. А взглядом Лейфона сверлила девочка рядом с Горнео – она сидела на лэндроллере, скрестив ноги. Шанте Лайте. Пятый курс, судя по цвету портупеи. Роста небольшого, но двадцать лет ей уже, наверное, исполнилось, так что она, строго говоря, не девочка. Но хоть она и повыше Фелли, лицо у неё детское, и скажи кто Лейфону прежде, что такая девушка может быть хотя бы его ровесницей, он бы, наверное, не поверил.

Под огненно-рыжими волосами сверкали кошачьи зрачки, пронзая Лейфона немигающим взглядом. Он растерялся – был уверен, что почувствовал взгляд Горнео. Увидев, как Лейфон от неожиданности вздрогнул, Шанте удовлетворенно отвела взгляд.

– Что-то не так?

– Да нет…

Фелли, проследив за его взглядом, посмотрела в сторону пятого взвода. Шанте снова посмотрела в их сторону и стиснула зубы.

– Как маленькая.

Лейфон нервно рассмеялся и взял дайт у закончившего осмотр Харли.

– Это из-за того боя? – уточнил Харли, тоже явно заметив произошедшее.

– Думаешь?

– Наш взвод популярен за пределами военного факультета. Думаю, многим это не нравится.

– Ээ…

– Зрелищный дебют, весь состав с младших курсов. Представь, как вы выглядите в глазах зрителей: красавица-командир, невероятный нападающий, – объяснял он, пока Лейфон молча крутил в руках полученный дайт. – Не было бы такой спешки, я бы, наверное, дал тебе новый адамантовый дайт.

– Вы вчера что-то обсуждали?

– А, да мы… про особенности боя с гряземонстрами разговаривали, – понизил голос Харли. – Анализ показал, что в таком бою прочность обычного дайта неприемлема.

– Таких глупостей, как тогда, я больше делать не буду.

– Но ты ведь наверняка хочешь, чтобы в сражении был запас прочности?

– Это верно.

– Мы также обсуждали применение в боях против людей. Заканчиваем работу над дайтом другого типа, он легче, но зато пришлось сделать неразборным. Надеюсь на твою помощь с испытаниями. Ты ведь вряд ли захочешь снова действовать без подготовки?

Впервые настоящий адамантовый дайт Лейфон использовал только в бою с гряземонстром.

– Ты прав.

Шарнид закончил переодеваться и получил дайт у Харли – семнадцатый взвод был готов. Сопровождаемые недружелюбными взглядами давно уже закончившего сборы пятого взвода, они сели на лэндроллеры. Лейфон и Шарнид – на водительские места, Фелли и Нина соответственно в коляски. В пустые коляски погрузили багаж и продовольствие. Фейс-скоупы были подключены к психокинетическим терминалам Фелли, что позволяло отчётливо видеть мир за пределами поля обычного зрения.

Внешние ворота открылись.

– Счастливого пути. Ждём от вас хороших новостей, – сообщил всем Кариан по системе связи, и отряд выдвинулся в пустыню.


***


Проблем в пути не возникло – лэндроллеры доставили их к месту за полдня.

– Ничего себе… – донёсся через передатчики удивлённый голос Шарнида.

Снимок впечатлял, но с увиденным своими глазами фотография сравниться не могла. Прямо над их головами торчал обломок ноги, и его уже облепили растущие из органической плиты мох и лозы. Весь этот зелёный клубок выглядел так, будто вот-вот отвалится. И действительно, те части, которые высовывались за пределы воздушного поля, уже завяли.

– Это гряземонстры всё так уделали?

– Может быть.

– Может быть, сказал президент… Но что-то тут не так.

– Осмотр западной стороны обода закончен. Остановка полностью разрушена. Подъёмный канат использовать не удастся.

– Говорит пятый взвод. Завершили осмотр восточной стороны, – доложил психокинетик пятого взвода. – Здесь остановки нет. Внешние ворота закрыты.

– О-хо-хо.

– Никак не подняться.

– Придётся на тросе, – предложил Лейфон.

– Верно, – кивнула Нина. – Говорит семнадцатый взвод. Поднимемся в город на тросе и начнём разведку.

– Вас понял. Мы будем вести разведку с востока. Точку встречи назначим позже.

– Вас поняла.

– Выдвигаемся, – раздалась напоследок в эфире команда Горнео.

Лейфон достал дайт и произнёс ключевое слово. На секунду в руке вспыхнул голубой свет.

Теперь Лейфон сжимал странное оружие, состоящее только из рукояти. Стальные нити. Они послушно пришли в движение и устремились к цели. Пропуская через них кэй, Лейфон заставил переплетающиеся в воздухе нити соединиться с городом.

– Лейфон, я с тобой, – попросила Фелли.

– Хорошо.

Пока нити её опутывали, Лейфон начал подъём. Он прошёл воздушное поле – возникло ощущение, что погрузился во что-то вязкое – и приземлился. Бегло осмотрелся и отправил вперёд нити. Нити прощупали местность в радиусе десяти килумелов… Голова закружилась.

– Я гарантирую, здесь совершенно безопасно. Или ты не успокоишься, пока всё не сделаешь сам, Фонфон?

– Да я верю, просто в привычку вошло, – ответил он и вернул нити, чувствуя капли пота на лбу. – Всё понимаю, но хочется убедиться лично, понимаешь?

– Лишний труд. Раз у тебя столько сил, мог бы меня поаккуратнее поднять.

– Прости.

Однако… Лейфон, чувствуя холодный пот по всему телу, посмотрел на Фелли. Сам он не впервые проводил разведку с помощью стальных нитей, но чем тщательнее сканируешь, тем сильнее ощущение невыносимой нагрузки на какую-то часть мозга. По-видимому, у психокинетиков мозг устроен иначе. Оставалось лишь предположить, что он способен вести параллельную обработку огромного количества информации единовременно. Такая мысль не казалась дикой. Есть же у военных кэй-артерия, орган, которого нет у обычных людей. Военные и психокинетики – это люди, и в то же время не люди.

И забыть об этом нельзя.

– Что-нибудь не так?

– Нет.

Лейфон прогнал внезапно вспомнившиеся слова.

Нина и Шарнид уже прибыли.

– Ну что?

– Здесь трупов нет, – с равнодушным видом ответила Фелли.

Её хрустальный дайт уже был восстановлен, разлетевшиеся терминалы кружили по городу. По-видимому, она успела исследовать город, пока ждала остальных.

– Так, тогда проверим поочерёдно ключевые близлежащие здания.

– Я за час смогу прочесать половину города.

– Ага, и мы бы не напрягались.

– В способностях Фелли не сомневаюсь, но вам не кажется, что кое-кто этим не удовлетворится?

– Хорошо, – неохотно кивнула Фелли.

– Ты нашла вход в отделение центрального механизма?

– Нет. Похоже, он не в этом районе.

– Ясно.

– Но я нашла вход в убежище.

– Тогда начнём оттуда. Вот бы там выжившие были.

– Маловероятно, – пробормотал Шарнид, Нина бросила на него сердитый взгляд, и семнадцатый взвод отправился вглубь города по указанному Фелли маршруту.


***


– Слушай, Гор, – позвал голос из-за плеч.

– М? – отозвался Горнео, продолжая оглядывать местность.

Пятый взвод вошёл в город с восточной стороны и разделился на три части: команда из трёх человек, включая психокинетика, осталась в резерве, а команда Горнео и ещё одна команда отправились осматривать близлежащие здания.

– Как думаешь, здесь можно подстроить несчастный случай? – шепнула Шанте, сидя на плечах Горнео, и он остановился.

Они стояли в торговом квартале. Людей, конечно же, не было, а некоторые магазины были разрушены, местами громоздились кучи обломков.

– Всё не так просто. Ты же видела, на что он способен?

– Ну видела… Но если напасть внезапно, может, получится?

Горнео усмехнулся. Потом сморщился от ударившего в нос запаха.

– Думаешь, Обладателя Небесного Клинка можно застать врасплох?

– Как же мы узнаем, если не попробуем? – сказала Шанте, болтая ногами и колотя пятками в грудь Горнео.

Толстая нагрудная пластина сидела как влитая.

– Пока ты такое говоришь, взрослой тебя считать нельзя.

– Эй…

Он снова принюхался, втягивая неприятный запах. Гниение. И кровь. Запаху гниения он не удивлялся, поскольку видел тучи мух, слетевшихся на продукты в ресторанах и продуктовых магазинах. А вот запах крови…

Он понял, когда увидел тёмные пятна на дороге. В городе действительно произошла трагедия. Напали гряземонстры, военные и психокинетики стояли насмерть, но потерпели поражение. Гряземонстры прошли воздушное поле, слетелись на город и стали наслаждаться пиршеством, поскольку уже давно, а может и никогда, не ели ничего, кроме загрязнителей. Однако…

– Почему нет трупов?

Если напали гряземонстры, большинство горожан должны были укрыться в убежище. И в таком случае их тела сейчас где-то гниют, но…

– Нет и трупов военных, и это странно.

Судя по размерам города, военных должно было быть немало, особенно если собрали всех, кто хоть на что-то годился. Как же объяснить, что при наличии следов боя не обнаружено ни одного тела – и даже оторванных конечностей или других останков? А ведь времени, судя по запаху, прошло не так уж и много. Вряд ли всё сгнило так, что даже костей не осталось.

– Будто кто-то всё убрал, – прошептала на плечах Шанте.

Кто мог такое сделать в давно уже обезлюдевшем городе? Над её словами можно было посмеяться, но почему-то не хотелось.

– Так что, Гор? – спросила Шанте, выводя Горнео из задумчивости.

– М?

– Ты же не собираешься его просто забыть?

По-видимому, она вернулась к первоначальной теме.

– Конечно нет, – прорычал Горнео в ответ. – Такое прощать нельзя.

Он никогда не забудет, как его потрясло то письмо. В полной мере он осознал смысл письма – присланного, как ни странно, виновником произошедшего – лишь через некоторое время.

– Он убил Гахарда-сана. Гахарда-сана, военного.

Будь это просто несчастный случай, Горнео подавил бы гнев, скрипя зубами. Но это не был несчастный случай. В последующем письме подробно описывались обстоятельства произошедшего.

– Он позорит военных. Такое не прощают.

Обладатель Небесного Клинка использовал свой титул для участия в подпольных боях Грендана, а узнавшего обо всём Гахарда пытался убить в поединке. Гахард не умер, но удар, лишивший его руки, вызвал аномалию в кэй-артерии. В письме говорилось, что военным ему уже не быть.

– Он отделался изгнанием – излишняя мягкость со стороны Её Величества.

И теперь, сотворив такое, мерзавец строит из себя военного в Целни. Пока ведёт себя тихо, но не факт, что надолго.

– Я с ним покончу.

– Гор, я помогу.

– Он Обладатель, пусть и с гнилым сердцем, – покачал головой Горнео. – А я знаю, кто такие Обладатели. И не собираюсь подвергать тебя такой опасности.

– Дурак!

Получив решительный отказ, Шанте опустила крепкий кулачок на голову Горнео.


***


В потолке убежища зияла огромная дыра. Под ней – расползающаяся куча щебня. Края кучи запёкшаяся кровь окрасила в тёмно-красный цвет.

Им повезло, благодаря дыре запах хоть немного выветрился.

– Жуть какая, – бормотал Шарнид, зажимая нос и рот.

Запах гниения пропитал все уголки убежища. Лейфон с Ниной так же, как и Шарнид, прикрывали носы и рты. Фелли отказалась заходить и ждала у входа.

– Живые есть?

– Нет, – разрушил робкие надежды Нины холодный ответ Фелли из терминала.

– Чёрт.

Нина раздражённо топнула ногой.

– Однако трупов, по-видимому, нет и здесь, – тихо сказал Шарнид, нахмурившись.

– Будто кто-то всё убрал, – заметил Лейфон, не подозревая, что в точности повторяет слова Шанте.

Жителей города сожрали гряземонстры, но человек – существо слишком большое, чтобы быть съеденным без остатка. А останков нет вообще. Воздушное поле действует, и теоретически могут быть выжившие, но психокинез Фелли до сих пор не обнаружил контакта человеческого уровня. Контакты были, но лишь от скота и рыбы.

– Может на них напали такие же, что и на Целни недавно?

Вопрос был обращён к Лейфону, но тот покачал головой. При таком количестве слетевшихся личинок трупов, конечно, могло бы и не остаться. Однако…

– Тогда повреждения города были бы другими. Судя по увиденному, большинство зданий разрушено сверху. Был бы рой личинок, здания были бы повреждены с боков.

Гряземонстр пришёл с неба и ушёл в небо. Он мог быть не один, но вряд ли здесь побывал огромный рой личинок.

– Выходит, кто-то аккуратно убрал трупы? – спросила Нина, и Лейфону нечего было ответить.

Даже если допустить, что были выжившие, и что после постигшей город трагедии они нашли способ покинуть город, невозможно представить, чтобы они закопали все тела – или хотя бы тела в обозримой отсюда местности.

Понимая, что зря теряют время, они всё же тщательно обыскали всё убежище, после чего вышли наверх. Их задачей было не найти выживших, а убедиться в отсутствии опасности.

– Ух, наконец-то, – воскликнул Шарнид, вдыхая свежий воздух полной грудью, и вышедшие следом за ним Лейфон и Нина последовали его примеру.

Неприятный запах чувствовался и на поверхности, но по сравнению с подземным был почти незаметен.

– Что же случилось с городом? – пробормотала Нина, отдышавшись.

– Раз знаков присутствия гряземонстров нет, нет и опасности, верно? – предположила Фелли.

Целни доберётся до шахты за сутки. К тому времени надо убедиться, что город безопасен.

– Гряземонстры нам, может, и не угрожают, но эту загадку надо бы раскрыть, иначе аукнется в будущем, – сказала Нина, и Фелли промолчала. – Ладно, на сегодня закончим. Солнце заходит, надо бы встретиться с нашими, пока светло, как думаете?

Солнце и правда почти село.

– Сообщение от пятого взвода. Передали координаты точки встречи.

– Ясно. Передай, что мы идём. Выдвигаемся.

Они отправились по координатам, которые сообщила Фелли.

Лейфон, шедший последним, вдруг остановился. То ли из-за тошнотворного запаха, то ли из-за зловещей тишины города ему показалось, что вместе с занавесом ночной темноты на город опускается что-то более жуткое.


***


Для ночлега пятый взвод нашёл военное общежитие недалеко от городского центра.

– Даже электричество есть, – восхитилась Нина, стоя в коридоре у входа, и окинула взглядом их временную базу.

– Машины на последнем дыхании, но пока работают, – сказала Фелли, вставая под бесшумно выдуваемую кондиционером с потолка струю воздуха. – Разве не должно было электричество отключиться автоматически, чтобы сберечь серний?

Кондиционер радовал больше, чем освещение. Запах мёртвого города преследовал их с самого прибытия, заставляя держаться подальше от зданий.

Она приняла сообщение от пятого взвода.

– Командир, мне передали, что командир Люкенс хочет обсудить наше размещение.

– Хорошо, иду.

Нина ушла, и Фелли осталась одна. Лейфон и Шарнид были где-то поблизости – ещё раз проверяли, что здесь безопасно.

Она скучала, стоя под кондиционером, когда кто-то вошёл.

– Э…

– А…

Вошедшая Шанте с неприязнью уставилась на Фелли, та ответила холодным взглядом. Шанте, скорее всего, осматривала окрестности – так же, как и Лейфон с Шарнидом.

Какое-то мгновение они сверлили друг друга взглядами. Казалось, вот-вот посыплются искры.

Фелли не очень понимала, откуда такая ненависть. Но она была не из тех, кто просто не обращает внимания на открытую враждебность, и потому приняла вызов.

Хрустальный дайт с самого прибытия в город был в восстановленном состоянии, и, хотя терминалы были разосланы по периметру расположения отряда, у неё всегда имелось несколько штук для самозащиты. Вполне достаточно, чтобы померяться силами со стоящей перед ней Шанте. Сила психокинетика позволяет не только собирать и обрабатывать информацию. Наглая девчонка сейчас это узнает.

Но Шанте, вопреки ожиданиям, даже не прикоснулась к дайту и двинулась обойти Фелли.

– Скажи, – произнесла вдруг Шанте, поравнявшись с ней. – Ты знаешь, что он за человек?

– О чём ты? – напряглась девушка.

– Правда не понимаешь? Или делаешь вид? Я-то слышала, что у вас там за первокурсник, – сказала Шанте так тихо, что никто другой её услышать не мог, однако в тихом голосе была нескрываемая ярость.

– …

– Хм, значит, знаете и пользуетесь. Выходит, знает и президент.

– Не понимаю – о чём ты?

– Используете этого подлеца… Мы настолько не заслуживаем доверия, что уже любые средства хороши?

Приставленный к горлу нож не смог бы выразить ярость сильнее. Рыжие волосы Шанте в эту секунду казались пылающим пламенем.

Лицо Фелли же, напротив, словно заледенело, и она спокойно смотрела Шанте прямо в глаза.

– Что? – не выдержала Шанте.

– Я бы на твоём месте поостереглась судить окружающих, учитывая ваше фиаско два года назад.

– Чё?!

Рука Шанте метнулась к портупее, но Фелли спокойно продолжала смотреть своим ледяным взглядом.

– Не будь вы так слабы, он мог бы отучиться на факультете общих наук. Но он не может, что, по-видимому, свидетельствует о вашей неопытности. Людям не нужны военные, которые их не защитят. Так что поработайте для начала над собственной репутацией.

– Чё, да… т-ты что…

Шанте, трясясь от гнева, стала вытаскивать дайт.

– Довольно, – разнёсся по коридору голос, прежде чем она успела произнести ключевое слово.

– Гор?! Но она…

– Нам здесь ссоры не нужны.

– Ууууууууууу!!!

Шанте резким движением вернула уже занесённый было дайт на портупею, с силой топнула по большой ноге Горнео и ушла вглубь здания.

– Прости, боец моей команды доставила тебе проблемы, – извинился Горнео, словно и не заметив удара Шанте.

– Вовсе нет, – ответила Фелли и сделала глубокий вдох.

Она подавила скопившуюся злость и подняла взгляд на высокого Горнео.

– Но если быть честным, этот вопрос беспокоит и меня. Она просто высказалась вместо меня.

– Ты из Грендана?

– Да. Горнео Люкенс. Младший брат Обладателя Небесного Клинка Грендана, Савариса Люкенса.

– Вот как… Я сказала то, что думаю сама. Это ни в коем случае не означает, что мы с братом придерживаемся одинаковых взглядов.

– Понимаю. И хочу, чтобы ты поняла: у меня по этому поводу своё личное мнение.

– Значит, ты тоже не согласен.

– Не могу согласиться, – ответил Горнео и ушёл вслед за Шанте.

– Плохо, – прошептала Фелли, оставшись одна.


***


Если не считать маленького совещания по вопросу распределения комнат, где семнадцатый взвод представляла одна Нина, пятый взвод общаться с семнадцатым избегал. Да и комнаты были распределены так, чтобы взводы оказались подальше друг от друга.

По фойе, которое занял семнадцатый взвод, разносились аппетитные запахи.

– Как здорово, что Лейфон готовить умеет.

Шарнид глотнул горячего чая и удовлетворённо откинулся на спинку дивана.

Поскольку электричество и плита работали, Лейфон нашёл в продуктовом магазине то, что ещё годилось в пищу, и приготовил.

– Картофель ещё на что-то годится, а овощам конец. И нам повезло, что на ферме осталась живая рыба.

Можно было, конечно, обойтись и холодными пайками, которые были у них при себе – но все, кажется, были рады, что не пришлось, и Лейфон был доволен.

– Хм… Итак, это решает нашу проблему?

– В смысле? – переспросил он Нину, и та многозначительно кивнула.

– На дозаправку у шахты уйдёт, думаю, не меньше недели. Школу отменят. Хочу использовать это время для проведения тренировочного лагеря.

– Ох, тренировка, – отозвался Шарнид без особого энтузиазма.

– У нас накопились призовые деньги с боёв, так что можем себе кое-что позволить. В промзоне вроде есть хорошее местечко. Я хотела как следует заняться там подготовкой, но встала проблема питания.

– В таком районе столовых не будет.

– Ага. А готовить я, увы, не умею.

– Я тоже.

Фелли промолчала, и Лейфон, видевший её на кухне, тоже ничего не сказал.

– Поэтому я собиралась попросить кого-нибудь из подруг, но раз может Лейфон, проблема решена, – с облегчением сказала Нина, разглядывая остатки чая в чашке.

Лейфон вдруг подумал про Мэйшэн. Он считал, что она готовит лучше, но Мэйшэн жутко застенчива, и вряд ли согласится одна ехать на тренировку с семнадцатым взводом. В таком случае придётся брать и Наруки с Мифи. А в таком случае наверняка будут проблемы с Ниной, задумавшей взять Наруки во взвод. Ему не хотелось, чтобы Нина заставила девушку дать ответ во время их совместного мероприятия. Придётся промолчать.

Но если будут тренировки, надо задуматься и о правильном питании. Лирин в письмах справедливо упрекала его в том, что он плохо разбирается в пищевом балансе.

Он убирал посуду, продолжая размышлять. Пока он убирался, Шарнид ушёл, и Фелли тоже отправилась в выделенную ей комнату.

– Прости, все хлопоты на тебе, – извинилась Нина, когда они остались наедине.

– Ничего, я привычный.

– Есть ещё минутка?

– А что?

– Поговорить надо.

– Тогда сделаю ещё чаю.

Он налил себе чай и сел на диван.

– Слышал тот разговор?

Было несложно догадаться, о чём речь.

– Ты тоже?

– Да. Это предупреждение для меня.

– Для меня тоже, наверное.

Лейфон с Шарнидом как раз подходили к входу, когда Фелли столкнулась с Шанте. Шарнид тоже всё слышал, но комментировать никак не стал – просто пожал плечами.

– Помнишь его?

– Савариса помню. Брата – нет. Я никогда и не спрашивал, но удивляться тоже нечему. Люкенсы – известный военный род Грендана.

– Правда?

– А ещё…

– Что?

– Да нет…

Лейфон чувствовал, что причина враждебности Горнео не в том, что он Люкенс. Но стоит ли об этом говорить…

– Лейфон.

– Что?

– Понимаю, что разговор тяжёлый, но я уже знаю о твоём прошлом, и я твой командир. Я уже приняла решение, и всегда буду на твоей стороне.

– Командир…

– Ты действительно поступал так, как не имеет права поступать военный. Это недопустимо, независимо от причин, которые тебя на это побудили.

«Они не должны понять». Лейфон снова вспомнил эти слова. Слова, сказанные Её Величеством. Когда весть о его проступке разнеслась по Грендану, Её Величество избила его и сказала ему, стоявшему перед ней на коленях, эти слова.

Слова Нины вернули Лейфона в прошлое. Впрочем, часть его из прошлого и не уходила.

– Тебя многие не понимают, а из тех, кто понимает, многие не могут простить.

На его стороне была лишь Лирин. Даже дети из сиротского приюта, прежде смотревшие на Лейфона как на героя, стали смотреть с ненавистью. Мир перевернулся в мгновение ока.

– Если о тебе узнают, в Целни тебя может постигнуть та же участь.

Посмотри мир. Так сказала Альсейла Альмонис, королева Грендана. Но куда бы ты ни направился, прошлое настигнет. Появился Кариан, знавший обо всём. Появился Горнео, оказавшийся младшим братом Савариса. Города считаются изолированными, но поток людей всё же идёт. А значит, в какой бы город он ни уехал, прошлое будет подстерегать его в темноте, дожидаясь удобной возможности кинуть под ноги камень.

– Но я решила, что буду на твоей стороне. И решила, что кто бы ни стал твоим врагом, я врагом не стану.

– Сэмпай… Не надо. В случае чего тебе тоже достанется.

От того, что Лирин его поддержала, он не только радовался, но и страдал. Сейчас всё было хорошо, поскольку она покинула приют и поступила в школу в другом районе, но в прежние времена некоторые желали ей зла просто за то, что она рядом с Лейфоном.

– Не говори ерунды, – ответила Нина и рассмеялась. – Думаешь, остался бы ты в команде, если бы я боялась таких вещей?

Её улыбка всколыхнула ту часть Лейфона, которая до сих пор жила лишь прошлым. И эта пробудившаяся часть напомнила ему, что Лирин тоже так смеялась.

– Что-нибудь не так? – спросила Нина, и её взгляд вернул Лейфона к реальности.

– Просто подумал, что всё я не так делаю.

– М?

– Когда пытаюсь принять решение в одиночку, кончается всегда плохо. В итоге ни радости, ни умных мыслей, и вообще никакой пользы.

– Это потому, что пытаешься в одиночку решить всё. Впрочем, не мне тебя учить.

Лейфон внимательно смотрел на Нину, которая, по-видимому, вспомнила, как перенапряглась с самостоятельными тренировками и попала в больницу.

– Что?

– Я подумал – хорошо, что ты есть.

– Ч… Чего это ты вдруг?

– Ну я правда так подумал.

Надо рассказать. Так решил Лейфон, глядя на покрасневшую Нину. Рассказать всё, чтобы между ними не было тайн. Рассказать обо всём, что случилось в Грендане. Он расскажет, это будет лучшим доказательством доверия к ней.

Приняв решение, он заговорил.


***


Они с Ниной расстались, и Лейфон оказался перед дверью. Он сделал глубокий вдох, встряхнулся и постучал.

– Да, – ответил через некоторое время мрачный голос с той стороны.

– А… это Лейфон.

Щёлкнул замок, холодный взгляд Фелли уставился на него из щели.

– Есть пара минут?

– Заходи.

Дверь распахнулась, Фелли отошла и впустила Лейфона.

Небольшая комната явно годилась лишь для кратковременной ночёвки. Большую часть пространства занимала двухэтажная кровать. Учитывая небольшую численность, отряд мог позволить себе выделить по комнате на человека. Нина сказала, что для одной ночи это слишком большая роскошь, но Шарнид протестовал, а немногословная Фелли с ним согласилась, поэтому расположились так. Фелли, похоже, не очень хотела надолго оставаться с Ниной наедине.

– Подслушивать нехорошо, – сказала Фелли, закрыв дверь.

– Прости.

Она уже поняла, о чём пришёл говорить Лейфон. Он лишь виновато опустил голову.

– Впрочем, сама удивляюсь, как у этих двоих хватает наглости такое заявлять, в их-то положении.

– Теперь они и тебе, сэмпай…

– Фонфон…

– Кхм… Они и тебе, Фелли, досаждают…

– Да уж, они меня злят, – прошептала она, и Лейфон встретился с ней взглядом. – Они искренне не понимают, из-за кого мы вынуждены делать то, что делаем. Это меня злит.

– Ты по-прежнему против?

– Конечно.

Во время недавнего боя со старой особью Фелли продемонстрировала Нине свои истинные способности. Пожалуй, ни один другой психокинетик не смог бы обеспечивать полноценную поддержку на расстоянии, превышающем день пути от города. После этого Нина стала гораздо реже делать Фелли замечания на тренировках. Причину такой перемены отношения Лейфон пока не знал, но по виду Нины вряд ли можно было сказать, что она просто сдалась. По-видимому, командир предположила, что у Фелли, как и у Лейфона, свои причины – и теперь ищет удобный случай всё разузнать. Фелли же, наверное, в свою очередь разгадала намерения Нины и теперь избегает оставаться с ней наедине.

– И то, что меня, несмотря ни на что, всё равно используют, тоже злит, – тихо вздохнула Фелли.

– Фелли?

– Фонфон, я начинаю думать, что нам от нынешней жизни уже никуда не деться.

Она села на кровать и стала казаться ещё меньше, чем обычно. Исчезло и её обычное равнодушие, и Лейфон с удивлением понял, что взгляд у девушки смертельно усталый.

– Для психокинетиков психокинез так же прост и естественен, как дыхание. А я сдерживаюсь, и это несколько утомляет.

– И всё же ты против?

– Конечно, – заявила она и снова стала, к облегчению Лейфона, похожей на себя прежнюю.

Но лишь на секунду.

– Фонфон… Почему мы не можем жить как люди? – спросила Фелли, и ответа у него не было.

«Они не должны понять».

В голове пронеслись слова Её Величества.

«Они не должны понять. Мы, военные и психокинетики, “людьми” не являемся, и человечество не должно понять, что это для него означает». Эти слова хлестнули его больнее всех ударов.

– Мы… – начала Фелли и вдруг резко подняла взгляд.

– Фелли?

– Живой контакт снаружи, двести мелов на юго-запад. И это не скот!

Лейфон отреагировал мгновенно. Пропустил внутреннюю кэй через всё тело, схватил дайт с портупеи и прыгнул в окно.

Он нёсся над ночным городом, освещаемым лишь тусклым светом звёзд, в указанном Фелли направлении, на лету активируя стальные нити дайта. Их Лейфон послал вперёд.

Неприметная паутина тончайших нитей пронзила ночной воздух и достигла пункта назначения. Нити обнаружили живое существо, которое почувствовала Фелли. Убегать оно, судя по всему, не собиралось. Словно поджидало Лейфона.

– Что это?

Добрался и он сам. Лейфон приземлился и стал всматриваться в проступающий из ночного мрака силуэт четырёхногого зверя.

Перед Лейфоном стоял золотой козёл с великолепными ветвящимися рогами.

К оглавлению