Здравствуйте, странник
27.06.2017, Вторник, 23:56

Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация



Меню сайта
Последние темы форума
Бар "Type-moon" [11463] | Silence
Поздравления [1351] | Nolf
Угадай аниме [4615] | Alukard
Терминология тайп-муна [721] | Silence
Найденные баги складываем сюда. [316] | Mor
Настроение [1514] | Silence
Интересное видео [136] | edexyORO
Kagetsu Tohya SS4 [9] | edexyORO
Последнее смотренное. Делимся впечатлениями :) [1038] | Silence
Какую мангу читаем в данный момент [577] | Ricco88
Статистика

 

Всего онлайн: 1
Из них гостей: 1
Пользователей: 0
Твиттер
 
N/A
 

1. Её просьба


— А я не хочу, — заявила Наруки ранним утром, схватив Лейфона за лацканы, когда он, расслабившись, дремал на лужайке перед библиотекой.

Целни производил добычу серния из шахты, и занятий не было. Как сообщил школьный совет, работы будут длиться не меньше недели. Сама добыча осуществлялась обученными работе с оборудованием студентами инженерного факультета и группой добровольцев, но различные вспомогательные работы помогали выполнять и другие факультеты, и в результате старшекурсников просто не хватало на то, чтобы проводить занятия с младшекурсниками. Поэтому занятия отменили.

Лейфон закончил работу по уборке отделения центрального механизма и теперь дремал на лужайке в ожидании открытия библиотеки. Днём раньше Мэйшэн с подругами предложили разобраться с выданным им на каникулы заданием. Прийти в общежитие, поспать, переодеться и снова уйти… показалось ему слишком хлопотным, и он просто положил спортивную сумку под голову и заснул, потом почувствовал, что кто-то приближается, и вдруг обнаружил, что Наруки держит его за лацканы.

— Э? Э? — крутил головой Лейфон, пытаясь понять, что происходит.

Наруки явно что-то рассердило. За её спиной стояли Мэйшэн и Мифи, тоже с недоумением на лицах. Похоже, сами не знали, в чём дело.

— А… что такое?

— Это ведь ты командиру про меня рассказал?

— Что? — переспросил он, понимая всё меньше.

— Не знаю, что ты ей сказал… но я совершенно не хочу.

— Прости, я вообще не понимаю, о чём ты.

— Так это не ты? — удивилась Наруки, отпуская лацканы.

— Да что такое-то?

Всегда спокойная «старшая сестра» сейчас никак не могла взять себя в руки.

— Это всё командир твоя. Пришла ко мне. Вчера вечером, в участок.

— А, аа.

— Так всё-таки ты?!

— Да нет же, не говорил я ничего. А может и говорил… А, постой, постой, говорил, командир спросила моё мнение. Она сразу на тебя глаз положила, — поспешно добавил он, чтобы его снова не схватили за лацканы.

— Почему?

— Да не знаю я.

Наруки простонала. Лейфон окончательно проснулся.

— Знаете… я вообще не понимаю, о чём вы, — заговорила Мифи, поднимая руку.

— Что случилось? — спросила, кивнув, Мэйшэн.

— Лейтон со своим командиром решили взять меня к себе, — скривившись, ответила Наруки, чем вызвала удивлённые возгласы подруг.

Проще говоря, Нина, наконец, взяла быка за рога. Через три дня у семнадцатого взвода запланирован тренировочный лагерь, и она, видимо, решила к тому времени заполучить нового бойца. Нина говорила, что они не будут горсткой избранных, да и в недавней экспедиции из-за нехватки людей случилась беда. Когда она успела заприметить Наруки? Лейфон не знал. Но Нина спросила о ней Лейфона, и он понял, что рано или поздно разговор между девушками состоится.

— Беда прямо, — заявила Наруки, заполняя бланк доклада в библиотечной комнате самоподготовки. — Не собираюсь я во взвод.

— Угу, я тоже так подумал, но…

Вряд ли Нина так просто отстанет. Слабость семнадцатого взвода очевидна. У них минимальный разрешённый состав. Взвод может состоять из семи бойцов, а у них нижняя граница — четверо. Пока они в роли нападающих, как-то можно обходиться любым числом. Они не проиграют, пока не вышибут командира, Нину. Она оттягивает противника на себя, и Лейфон с Шарнидом более-менее справляются. Но когда они в обороне, разница в численности становится критична. Нужно защищать совершенно неподвижный флаг, и даже если каждый остановит одного противника, трое по-прежнему смогут свободно перемещаться. Нужен ещё хотя бы один боец. Но достаточно сильных студентов уже разобрали другие взводы, да и в любом случае старшекурсники не горят желанием вступить во взвод, состоящий в основном из младшекурсников. И Нина решила приглашать перспективных новичков с первого и второго курсов. Выбор её пал на Наруки, однако…

— У меня работа в городской полиции. Прости, Лейтон, на взвод времени нет.

— Угу, понимаю.

А раз понимает, то придумать… ничего не может. Нина из тех, кто действует, как только мысль приходит в голову. Такая увлечённость вызывала восхищение, но было совершенно непонятно, как остановить её, когда решение ею уже принято.

— А почему бы не вступить? — вмешалась Мифи, уже забывшая о задании и отбросившая ручку.

— Как у тебя всё просто.

— Нет, ну правда? Лейтон же во взводе и отделение центрального механизма моет. И командир там же работает, то есть это возможно, верно?

— Может быть, если бы вопрос стоял только так. Но я не хочу делать что-то наполовину. У меня нет таланта Лейтона, нет его силы.

Лейфон, когда о нём заговорили, лишь неловко улыбнулся. Талантливым он себя совершенно не считал, но наличие силы отрицать, конечно, не мог. Он настолько владел Военным Искусством, что носил титул Обладателя Небесного Клинка в родном Грендане. Из-за этого, однако, даже когда Лейфон захотел бросить путь Военного Искусства и приехал в Целни, ему пришлось поступить на военный факультет — впрочем, он уже говорил себе, что это, быть может, и к лучшему. Он не бросил попыток найти жизненный путь вне Искусства, просто отложил на неопределённый срок, пока положение Целни не улучшится.

— В общем, Лейтон, растолкуй командиру, что я против, — напомнила Наруки.

— Постараюсь, — ответил он, хотя совершенно не представлял, как это сделать.


***


За этими разговорами они так толком за задание и не взялись, да и после того, как пообедали принесённым Мэйшэн бэнто, только и делали, что болтали.

Пришло время расходиться, и Лейфон, расставшись с девушками, отправился в тренировочный комплекс.

Последнее время ночи стали не такими холодными, а днём в застёгнутой по всем правилам форме он уже потел. Город вошёл в тёплые края. Сейчас он остановился для добычи серния, а когда возобновит движение, может стать ещё теплее.

Лейфон прищурился от яркого солнечного света и вошёл в тренировочный комплекс. Изначально комплекс представлял собой один огромный зал, но сейчас перегородки разделяли его на множество помещений. Сопровождаемый шумом тренировок — от него не спасали даже дребезжащие звукоизолирующие перегородки — он прошёл в выделенный семнадцатому взводу зал. Если в других, судя по звукам, шёл смертный бой, здесь стояла тишина. Относительная.

— Доброе утро.

По залу разносились звуки тяжёлых ударов. Раньше Лейфона, как всегда, пришла лишь Нина. Ударами двух железных хлыстов из хромовых дайтов она посылала многочисленные мячи в прислоненную к перегородке доску.

— Привет, — отозвалась Нина, отбивая все отскочившие от доски мячи.

— Вижу, ты поговорила с Наруки.

— Ага, — ответила она и, по-видимому, отвлеклась.

Несколько мячей прошли под просвистевшим мимо хлыстом и ударились в стену за её спиной. Их запустили с помощью внутренней кэй, так что скорость была немаленькой. Они отскочили от стены и с той же скоростью полетели в спину Нины. Она извернулась и снова отбила мячи.

— Она на меня сердилась, — сказал Лейфон, снимая дайт с портупеи и восстанавливая его.

Сверкнуло голубое лезвие сапфирового дайта. Лейфон пропустил через себя внутреннюю кэй, неспешно укрепил организм и стал бить по мячам, которые Нина аккуратно послала в его сторону. А их было немало. И все прилетевшие в него мячи он отбил клинком.

— Не думала, что она будет настолько против, — удивлённо сказала Нина, отбивая мячи.

Они продолжили разговаривать, посылая мячи друг в друга.

— В участок-то зачем приходить?

— Я же говорила, что давно её заметила? Думаю, времени у нас почти нет.

— Времени?

— Нам ведь ещё не прислали уведомления о начале военного турнира — войны за территорию между городами?

— Да, верно.

Стычки городов, именуемые военными турнирами, происходили под надзором Союза Школьных Городов и по установленным им правилам, но не люди решали, когда турнир произойдёт. Города сами определяли, куда шагать. Решение о начале боя не находилось в чьей-либо власти.

— Меня немного беспокоит, что до сих пор нет посредника из СШГ, но говорят, бои часто начинаются без посредников, так что это ничего не значит. Такое чувство, что уже вот-вот.

— Почему?

— Добыча серния. Если проиграем бой, заправиться уже не сможем. Сейчас самое время, верно?

— А, вот оно что. И правда, драться лучше как следует заправившись.

— Точно. А чтобы встретились города, прежде не встречавшиеся, они должны выйти за границу обычной сферы движения. Уже для этого нужна заправка.

Нина говорит, что ожидает скорого начала турнира. Если они проиграют, Целни потеряет серниевую шахту — последнюю и единственную, на которой как раз ведутся работы — и городу останется лишь дрейфовать навстречу своей гибели. И Лейфона ждёт вторая в жизни катастрофа. Он может говорить себе, что покинет, забудет Целни и начнёт всё заново — и это будут не пустые слова — но просто закрыть глаза на происходящее не выйдет. Потому что он встретил Нину. А ещё Фелли и Мэйшэн, семнадцатый взвод и одноклассников. Если потеряет Целни, потеряет и их.

Он уехал из Грендана и лишился возможности вновь увидеть товарищей из приюта. С Лирин общается через письма. Он не хочет, чтобы такое повторилось со всеми, кого он встретил в Целни.

— Ещё чуть-чуть, и принимать новичков будет поздно. Мы их не то что до нашего уровня подтянуть, а на выполнение собственных задач натаскать не успеем.

Разговор вернулся к Наруки. Нина снова пропустила мяч. Он отскочил от стены, прошмыгнул у неё под рукой и мимо Лейфона, вне досягаемости клинка.

— Привет.

В открывшейся двери как раз появился Шарнид. Мяч летел точно ему в лицо.

— Ой, — пригнулся он, заметив надвигающуюся угрозу.

Мяч отскочил от стены коридора.

— Опяять эта игра? — протянул он, хватая прыгавший между стенками узкого коридора мяч и бросая обратно в зал. — Так понравилась?

— Ты тоже давай.

— Придёт ещё Фелли-тян, и начнётся настоящий ад, тебе не кажется?

— С проигравшего ужин. Даже если проиграю я.

— Хорошо, — с готовностью согласился Шарнид, хотя и удивился такому подначиванию с её стороны.

Он достал и восстановил два из трёх висящих на портупее дайтов. Пистолеты из хромового дайта с утяжелённым стволом — явно рассчитаны и на нанесение ударов. Обычно Шарнид выполнял роль снайпера, но владел и искусством ближнего огневого боя — рукопашного боя с применением огнестрела.

Он присоединился, и многочисленные мячи стали летать по залу ещё быстрее.

Правила просты — тот, кто не смог отбить мяч на своём участке, получает очко. Тот, кто отбил мяч не туда, тоже получает очко, а проигрывает тот, у кого по истечению времени очков больше всех. Концом игры будет конец тренировки. Тут мало просто перебрасываться мячами — время от времени применяются финты, чтобы сбить противников с ритма.

Пока они вместе с присоединившимся Шарнидом разогревались, подошла Фелли. Она тоже желанием не горела, но на предложение Нины согласилась.

— Интересно, кто проиграет, командир или сэмпай? — ровным голосом сказала она и восстановила хрустальный дайт.

Каждая чешуйка психокинетического терминала была для неё дополнительным органом чувств — но не только. В бою взводов из них можно было делать наступательное оружие, именуемое психокинетическими зарядами — управляемые движущиеся бомбы, обладали они и оборонительным применением. Мячи они отбивали без проблем.

— Ха, не рановато нас вычеркиваешь? — отозвался Шарнид.

— Да, не думай, что только вы двое можете выигрывать, — присоединилась Нина, и каждый взял по пять мячей. — Ну что, готовы?

Едва она договорила, двадцать мячей залетали по залу — начался настоящий ад.


***


Шарнид назвал это игрой, но она служила отличной тренировкой. Тренировки с мячами предложил Лейфон. Нина прислушалась и закупила мячи на бюджет взвода. Если их разбросать по полу и упражняться, балансируя на них, улучшались навыки базовой работы с внутренней кэй, а если учиться их отбивать, как сегодня — улучшались рефлексы и координация. При определённом мастерстве можно зарядить мяч внешней кэй или нейтрализовать ею же заряженный мяч. Так улучшались навыки базовой работы с внешней кэй. Приёмов внутренней и внешней кэй много, но выполнять их можно лишь при должном владении базовыми навыками. Почему бы не укрепить существующие способности вместо того, чтобы тратить время на разучивание новых кэй-приёмов? Таково было предложение Лейфона, и Нина согласилась.

Тренировка кончилась, наступил вечер.

— Я отыграюсь… — прошипела Нина за столиком ресторана, сверля взглядом меню.

Итог: ноль очков у Лейфона, три у Фелли, двенадцать у Шарнида и тринадцать у неё — всего одно очко определило поражение Нины.

— Давай пополам?

— Не надо.

Она была из богатой семьи, но в школьный город поехала против воли родителей, и они ей ничего не присылали. Лейфон не знал, что у неё с оплатой учёбы, но жить она могла лишь на заработок от уборки отделения центрального механизма. Поэтому он, зная о состоянии её кошелька, и попытался помочь, но Нина с негодованием отказалась.

— Лейфон, проигравших жалеть не положено, — со скорбным видом сказал Шарнид, похлопывая его по плечу.

Однако уголки губ Шарнида предательски дёргались, выдавая улыбку победителя.

— Чёрт, всего на одно очко…

— Оно оказалось решающим. Жизнь жестока.

— Это точно, да, вот это буду, — заявил сидящий рядом с Ниной Харли после вдумчивого изучения меню.

— Постой, я не говорила, что и тебя кормить буду.

— А? Правда?

— Конечно. Сначала выиграй.

— Не, у военного мне не выиграть.

— Тогда обойдёшься.

— Эх, ну ладно.

Давний друг Нины, отвечающий за техобслуживание дайтов семнадцатого взвода, не особо расстроившись, повернулся к Лейфону.

— Лейфон, я занимаюсь облегчённой версией. Получилось идеально, так что, может, завтра зайдёшь? Для окончательной проверки?

— Э, хорошо.

— О, вы о чём? О той громадной фигне?

— Адамантовый дайт. Я сделал более удобный, облегчённый вариант.

— Лейфон так скоро просто зверем станет.

— Да уж.

— Ну, насчёт зверя это вы…

— Именно. Нормальный человек не попрётся в одиночку на гряземонстра.

— Может и так, но…

— Зато благодаря тебе мы смогли изготовить такую невероятную штуку.

Увлёкшиеся Шарнид и Харли загнали Лейфона в угол.

— Но больше я ему такой глупости сделать не дам, — отрезала Нина и посмотрела на него.

Заказы были сделаны, и скоро на столах стояли тарелки.

— Кстати, а тренировки с мячами Лейфон придумал?

— Нет… Директор приюта.

В это время другая компания поравнялась с их столиком, и разговор прервался.

— А?

— Хм?

Шарнид поднял взгляд, пришедшие тоже остановились.

— Привет, Дин.

— Хорошо устроился, как я погляжу, — угрюмо сказал ближайший из группы.

Лысый, худой парень. Худой, но не тощий, что становилось ясно с одного взгляда. А глаза его пронизывали насквозь. На нагрудном кармане значок с цифрой десять. Взвод.

Шарнид назвал его Дином. Да, точно… Лейфон вспомнил, потому что Нина заставила его выучить имена бойцов взводов. Дин Ди. Командир десятого взвода. У стоящих за его спиной парней такие же значки. По-видимому, они из взвода.

— Ага. А ты, значит, за мной присматриваешь?

— Видел запись. Первый выстрел, как всегда, превосходен, но ты так и не научился менять ритм после второго.

— Придираешься.

— После твоего ухода у нас неплохо наладилась командная работа.

— Ха-ха-ха, замечательно. Как поживает Шена?

— Шарнид, — сказал Дин, положив руку на стол, и в упор посмотрел на Шарнида. — Ты больше не с нами. Не надо фамильярностей.

— Извини, — равнодушно ответил тот, не поддаваясь на ярость в словах Дина.

От внимания Лейфона не ускользнуло, как Дин недовольно сжал губы.

— Наш следующий противник — ваш семнадцатый взвод. Шарнид, ты на собственной шкуре почувствуешь, что тебе не место в десятом.

— Успехов.

Шарнид помахал ему рукой, и Дин быстрым шагом удалился. Лысина его была красной, видимо, от гнева.

— Он по-прежнему похож на осьминога, — пробормотал Шарнид ему в спину, и Харли поперхнулся напитком.


— До прошлого года Шарнид был в десятом взводе, — рассказала Фелли по дороге из ресторана. Идти им было в одну сторону, и возвращались они, если не было каких-то других дел, обычно вдвоём. — Шарнид, Дин и нынешний зам командира, Дальшена. Они однокурсники, достигали такого взаимодействия, что были первыми среди взводов по наступательной мощи — говорят даже, что десятый взвод превзошёл первый.

— Но сэмпай ушёл.

Фелли могла и не отвечать — Шарнид сейчас, очевидно, в семнадцатом взводе.

— Да. Ушёл внезапно, прямо посреди боя взводов.

— Почему?

— Не знаю. Но с тех пор показатели десятого неуклонно падали, пока они не оказались на среднем уровне по взводам.

Беда не только в том, что исчезло взаимодействие этих троих. И не только в том, что взвод уменьшился на одного человека. Вместе с их взаимодействием рухнуло и взаимное доверие. Вот главная причина падения показателей десятого взвода. А итог — та стычка Шарнида с Дином.

— Между ними что-то произошло. Не знаю, что именно — думаю, есть вещи, которые лучше не знать.

— Верно, — согласился Лейфон с холодной оценкой Фелли.

Он не знал, что произошло. Но чувствовал, что если придёт время, когда надо будет узнать — Шарнид расскажет. Он всегда кажется каким-то легкомысленным, но в серьёзные моменты его решения бывают самыми здравыми. Словами этого не передать. Чтобы понять, надо видеть Шарнида в бою взводов. На поле боя он совершенно незаметен благодаря кэй-глушению, а выстрел ложится туда, куда он хочет, тогда, когда он хочет. В бою проявляется сущность человека. Лейфон подумал, что настоящий Шарнид — это идеальный снайпер. Такова его серьёзная сторона, в обыденной жизни неощутимая.

— Ты считаешь? — с неодобрением сказала Фелли, выслушав мнение Лейфона. — Признаю, навык у него есть, но как человек он, по-моему, неисправим.

— Неправда. Когда сэмпай сзади, я чувствую, что тыл в безопасности.

— А я?

— Твой психокинез ощущается иначе, сэ… Фелли.

Он хотел сказать «сэмпай», но под сердитым взглядом Фелли поспешно исправился.

— Как же?

— Словно чувства расширились.

— Разумеется, я же психокинетик.

Задачей психокинетика является сбор разведданных на поле боя и передача важной информации бойцам взвода. В том числе и переговоров внутри команды.

— Психокинетик — это наши глаза и уши. Но я не об этом… А что?

— О, нет, нет. Ничего.

Последнее время Фелли чуть-чуть изменилась. Пусть она не проявила особого энтузиазма на тренировке, но атмосфера отторжения вокруг неё тоже ослабла. В прежние времена она и слушать бы не стала ни о каких пари и ставках. И даже представить нельзя было, чтобы она, психокинетик по принуждению, хвастала своими способностями перед Ниной и Шарнидом. Фелли ненавидела, когда использовали её талант. А теперь Лейфону казалось, что она немного, очень медленно, меняется. Почему?

Всего несколько дней назад, в погибшем городе, она призналась. Что не может не быть психокинетиком. Что не находит себе места, если не пользуется психокинезом. А значит, не сможет прекратить быть психокинетиком. Она выглядела отчаявшейся.

Но у Лейфона нет решения её проблем. У него самого проблемы. Он не может не быть военным. Не из-за Кариана, знавшего, кто такой Лейфон. А из-за себя — он не находит себе места, если не пользуется кэй. И тоже не знает, что ему делать. Он может ей только посочувствовать.

— Что такое? — сердито спросила Фелли, недовольная, что он вдруг замолчал.

— Нет, ничего.

Он хотел спросить, что изменилось. Но решил не спрашивать. Быть может, тоже расскажет, когда придёт время. Так он подумал.


***


Работы в отделении центрального механизма сегодня не было, и Лейфон полагал, что день уже закончен. Он собирался принять душ и лечь спать, когда в дверь постучали. За дверью оказался комендант, попросивший подойти к телефону. А когда Лейфон подошёл к расположенному у входа в общежитие телефону, выяснилось, что надо опять уходить.

Вызвал его Формед. Начальник отдела безопасности городской полиции, он же начальник Наруки.

— Извини, — угрюмо сказал он, встречая Лейфона.

Они находились на окраине Целни. Студенты-полицейские в тяжёлой броне оцепили закрывшийся, ещё не нашедший нового владельца магазин. Формед держал в руке пороховой огнестрел. Напряжённые военные стояли наготове.

— Травматические пули, — усмехнулся он, махнув огнестрелом цилиндрической формы. — Стрелок из меня плохой, так что хотелось бы обойтись без него.

— Что на этот раз?

Напряжённая обстановка подсказывала, что никакой рутиной здесь и не пахнет.

— По-видимому, здесь скрывается множество лжестудентов.

— Лжестудентов?

— Группа людей, подделавших студенческие документы и под видом студентов проникшая в Целни.

— Неужели и такие бывают? — удивился Лейфон, впервые услышав о таком.

— Попадаются умники, желающие ходить на занятия и не платить за обучение, но наши студенческие билеты обновляются ежегодно. Да и в библиотеках и других важных заведениях остаются записи о посещениях. Хранятся год.

— Ого…

О таких мерах безопасности он не знал.

— Так что не вздумай.

— И в мыслях не было.

— Да и в случае успеха толку было бы мало. Подделка удостоверений обходится на удивление дорого. Если хочешь просто стать студентом, не окупится.

— Тогда кому это надо?

— Тому, кто пришёл не за знаниями. Торговля наркотиками и запрещёнными напитками, кража информации… и тому подобное.

— Понятно.

— Сейчас имеем дело с запрещённым напитком. Слышал когда-нибудь про «ди-джи»?

— Стимулятор кэй-артерии?

Лейфон ещё не родился, когда придумали напиток из особых забродивших генномодифицированных фруктов — напиток вызывал аномальные пульсации кэй-артерии. Стоит военному или психокинетику принять его, как наблюдался взрывной рост выработки кэй или силы психокинеза — благодаря такому эффекту на напиток обратили внимание все города, и во многих он какое-то время был популярен.

— Угу, нам он ни к чему, а военный полжизни за такое отдал бы — если бы не побочные эффекты.

Но побочные эффекты есть. Видимо из-за того, что аномальные пульсации, как ни крути, аномальны. Вероятность возникновения злокачественной опухоли в кэй-артерии превышает восемьдесят процентов, многие военные и психокинетики остались инвалидами. В связи с этим все города объявили напиток незаконным и наложили запрет на его ввоз и изготовление. Никаких договорённостей не было. Большинство городов просто испугалось растерять всех военных.

Но так поступили не все. Изготовлять напиток не перестали. Есть военные, не верящие в свои силы. Хотят его и те, кто не может позволить себе проиграть в учебном или настоящем бою, а также организации, неплохо на таких бойцах наживающиеся.

— Они думают извлечь прибыль в школьном городе?

— Так ведь время такое. Может, решили, что такой слабый городишко не откажется? Как знать, вдруг торговец уже наведывался к нашему господину президенту? — несмешно пошутил Формед с заговорщицким видом.

Лейфон снова окинул взглядом магазин. Здесь торговали водяными пистолетами. Так, по крайней мере, сообщала ржавая вывеска. Водяные пистолеты популярны во многих городах.

— Они там спрятались?

— Ага, подтверждено наличие как минимум десяти. Военных нет… скорее всего.

— Есть.

— Всё-таки есть? Точно знаешь?

Рука Лейфона сама потянулась к портупее. Он не особо удивился.

— Да… Он нас провоцирует.

Военный, похоже, и не собирался скрывать свою кэй. Сияние выпущенной на свободу кэй окружало весь магазин. Чужое присутствие атаковало Лейфона с такой силой, словно некто находился прямо за закрытыми ставнями. Лейфон погасил волну с помощью собственной кэй.

— Я подумал, что дело нечисто, и послал за тобой, приятель — хорошо, что ты успел, хоть наши военные и сумеют их на какое-то время сдержать.

Должно быть, Формед ощутил присутствие кэй, даже если не мог её видеть. Сейчас он, видимо, вздохнул с облегчением, но Лейфон на него не смотрел — он сосредоточил внимание на заброшенном магазине.

Силён. Недавних информационных воров с засевшим в магазине мастером не сравнить. Знает, что окружён, но берёт на слабо. Высокомерен… Дразнит Лейфона, прощупывая его кэй.

— Шеф… оцепление выстроено, — сообщила прибывшая Наруки — ей, по-видимому, предоставили роль посыльного.

— Хорошо, тогда…

— Нападает, — прошептал Лейфон, прервав Формеда.

— А? — только и успела произнести Наруки, прежде чем за её спиной… раздался взрыв.

Формед охнул, когда его настигла волна. Выбитые ставни летели прямо на них. Наруки метнулась заслонить Формеда. А Лейфон…

— Не увлекайся.

Вытащил сапфировый дайт с портупеи и восстановил. Ударил снизу вверх превратившимся в меч дайтом и разрубил приближающиеся ставни.

За ними скрывался человек.

— У-ха-ха-ха-ха-ха! А ты наблюдателен, ага!

Лейфон отразил мощный рубящий удар обрушившегося с воздуха противника. Обладатель кэй со смехом кувыркнулся в воздухе. Односторонний клинок… катана? Дайт — железный. На секунду в воображении мелькнуло лицо приёмного отца… и тут же исчезло. Нижнюю часть лица скрывала бандана. Растрёпанные ветром рыжие волосы словно пылали в ночи. Парень, молодой… возможно, ровесник Лейфона.

Перевернувшись, парень оттолкнулся ногами от уличного фонаря и пронёсся над головами Лейфона и его спутников.

— Не уйдёшь!

Лейфон бросился в погоню.

— Чёрт, штурм! Штурм!!! — донеслись до него команды Формеда.

А Лейфон гнался за парнем. Тот мчался по улицам и прыгал по крышам без особых усилий и с большой скоростью.

— Тх!

Такая погоня могла затянуться, и Лейфон уплотнил поток внутренней кэй в ногах. Внутренняя кэй, кэй-вихрь. Скорость резко возросла, спина преследуемого тут же приблизилась, и Лейфон взмахнул мечом. Он целился в плечо ведущей руки. Сломанная рука не позволит пользоваться оружием, и беглец сдастся. Таков был план.

— Чт…

Но тот уклонился. Парень оказался над Лейфоном. Предвидел его атаку. Проклятье. Уйдёт, подумал Лейфон. Кэй-вихрь давал мощный выигрыш скорости, но зато маневренность, по сути, ограничивалась движением по прямой. Пока он будет гасить скорость, противник уйдёт.

— Почти достал, ага!

Лейфон почувствовал над собой расширяющуюся кэй. Он прыгнул, не снижая скорости, и извернулся в воздухе, чтобы оказаться лицом к противнику. Тот тоже находился в воздухе и держал катану наготове. В нём текла кэй. Он оттолкнулся ногами от стены ближайшего здания и внезапно исчез. Одновременно Лейфон почувствовал, как кто-то приближается и с флангов, и спереди. Внутренняя кэй, Мгновенная Тень. Охнув от удивления, он ударил в сторону правого нападающего. Раздался звонкий лязг металла о металл, рука онемела от удара. Он по-прежнему находился во власти кэй-вихря, и сила удара отбросила его назад.

— Разгадал, неплохо.

Глаза над банданой светились озорством.

Лейфон продолжал отбивать мечом обрушивающиеся удары катаны. Гасить скорость он и не собирался. Их клинки бесчисленное количество раз столкнулись в полёте. Каждый удар становился мощнее. Удары направляли его по нужному маршруту.

— Ха!

— Кх!

Удар снизу. Лейфона подбросило вверх.

Он достиг верхней точки — скорость, наконец, погасла. Лейфон огляделся в воздухе, уточняя своё местоположение. Они по-прежнему на окраине. Он знал, что двигался вдоль периметра Целни. В этом районе практикуется строительный факультет. Ночью людей немного. Почти любое здание можно разрушить без последствий. Хорошо.

Лейфон увеличил плотность внутренней кэй. Он махнул мечом вниз, в сторону своего преследователя. Внешняя кэй, кэй-смерч. Мощный водоворот с вращающимися внутри кэй-снарядами поглотил противника. Его катана засверкала с быстротой молнии, разбивая мечущиеся в мощном потоке кэй-снаряды. Взрывы ещё продолжали грохотать, когда Лейфон с помощью отдачи от внешней кэй бросился внутрь.

— Слабовато, ага!

Его противник остался невредим и теперь блокировал атаку. Кэй схлестнулись. Удар дайтов высек искры. Вспышка осветила лицо парня. Лейфон увидел выглядывающую из-под банданы татуировку на левой стороне лица.

— Вольфштайн… — прошептал противник. — И это твой уровень, ага?

В сжимающей меч руке появилось нехорошее ощущение.

— Тх!

Внутренняя кэй, Мгновенная Тень. Толкнув ногой противника, Лейфон отлетел на большой скорости и одновременно выпустил кэй, сконцентрированную в форме своего двойника. Быстро приземлившись, посмотрел на зажатый в правой руке меч. Кэй едва текла. Он пригляделся и увидел на лезвии множество мелких трещин. Внешняя кэй, Гниение. Разрушает оружие. Он сразу же сбросил кэй, чтобы нейтрализовать эффект, но опоздал. Значит… всё. Большого количества кэй не пропустить.

— Серьёзно? Не может быть. Нельзя так легко справиться с Обладателем Небесного Клинка, пусть и бывшим, ага.

По-видимому, двойник противника не обманул.

— Ты военный из Грендана?

Он посмотрел на Лейфона с крыши. Потом снял бандану.

— Меня зовут Хаиа Салинван Лаиа, ага.

Татуировка на левой стороне лица стала видна целиком. Такая же находилась на оголившемся левом плече под майкой.

— Салинванские Наёмники.

Левая половина лица казалась каменной — наверное, из-за татуировки.

— Они самые, ага, — зловеще усмехнулась правая половина. — Третье поколение, ага.

Салинванские Наёмники. Организация наёмников, состоящая из военных уроженцев Грендана. Ездят от города к городу на собственном хоробусе, в пункте назначения подряжаются драться с гряземонстрами или участвовать в войнах городов. Иногда берутся тренировать местных военных.

Обладатели Небесного Клинка всегда действуют лишь в своём городе. Их сила не выходит во внешний мир. Так что наибольшую известность Копьеносному Городу Грендану принесли Салинванские Наёмники.

— Не знал, что вы теперь запрещёнными напитками приторговываете.

— Мне нет до них дела, ага. Я воспользовался ими, чтобы добраться, а помогать не собираюсь.

— Тогда зачем всё это? — спросил Лейфон, накапливая кэй для следующего удара.

— Учитывая наш род занятий, находиться мы здесь можем лишь по одной причине, ага. Ради Свергнутого, ага.

— Свергнутого? — нахмурился он, впервые услышав термин — и Хаиа тоже нахмурился.

— Ого? Не знаешь? Ээ… Неужели ты так давно перестал быть Обладателем? Ого? Я ошибся? Как? Это что, тайна?

Неприятный тип. Лейфону он не нравился. Хаиа валял дурака, но плотность его кэй не снижалась. А главное…

Проблема в мече. Кэй течёт плохо, и неизвестно, выдержит ли следующий удар.

— Ладно, мне всё равно. Меня интересуешь ты и твой стиль. Наши с тобой учителя были боевыми братьями, верно? Выходит, мы с тобой как бы двоюродные. И стиль у нас общий, семейный, ага.

— Впервые слышу, — искренне сказал Лейфон.

Но теперь стало понятно, почему Хаиа владеет Мгновенной Тенью. Объясняло сказанное и катану из железного дайта. Стиль приёмного отца специализировался больше на режущих движениях, чем на рубящих ударах обычного меча. Отсюда и катана, отсюда железный дайт. Режущее оружие должно быть тонким, а железный дайт наиболее податлив для его изготовления.

— Интересно, почему ты не работаешь с катаной… Впрочем, неважно, ага, — заключил Хаиа, и в следующую секунду пришёл в движение.

Он внезапно оказался перед Лейфоном, и тот отпрыгнул, уходя от удара.

— Раз ты не дерёшься по-настоящему, я тоже буду вполсилы, ага.

На отступающего Лейфона обрушился град ударов. Вполсилы?!

Он оценил мастерство Хаиа и теперь, стараясь уклоняться и не принимать удар мечом, мысленно цокнул языком. Ещё не будучи Обладателем в Грендане, он в своё время повидал немало боёв, но с противником такого уровня сталкиваться не доводилось. Оказалось, что такие бывают, да ещё и за пределами Грендана. Этого, вообще говоря, следовало ожидать, ведь Хаиа, если подумать, тоже из Грендана, — но удивляться всё равно было чему.

Лейфон понимал, что талантлив, но вовсе не претендовал на звание сильнейшего в мире. Среди гренданских Обладателей немало гораздо более опытных, есть такие, с которыми тягаться очень нелегко. С королевой Альмонис, например, он вообще вряд ли справится.

— Эгей, ты чего? Давай активнее, ага!

Однако они были особой группой, им это чётко давали понять. Ведь даже в Грендане существовала явная граница между Обладателями Небесного Клинка и мастерами из числа остальных военных.

— Не поверю, что Обладатель не способен на большее.

Хаиа постепенно наращивал темп, и Лейфон нанёс удар сверху вниз. Меч встретился с катаной. Меч из сапфирового дайта, наполненный кэй до предела своей ограниченной пропускной способности, встретился с катаной из железного дайта.

Кэй взорвалась, воздух содрогнулся. Грохоту вторил стон хрупкого металла. Сапфировый дайт разбился. Хаиа довольно улыбнулся — воздух между ними наполнился блестящими голубым светом осколками дайта. Но Лейфон ещё не закончил.

— Хаа!

Внутренняя кэй, Боевой Клич. Техника устрашения. Мощный крик, усиленный с помощью кэй, привёл воздух в движение, и осколки дайта полетели в Хаиа.

— Ух!

Внезапная атака застигла его врасплох. Воспользовавшись моментом, Лейфон сосредоточил кэй в руках и ногах. Усиленные ноги позволили одним прыжком достичь цели, и он ударил кулаком, целясь в живот. Хаиа едва успел поставить блок рукой. Но в бьющей руке Лейфона ещё оставался запас сил, и теперь он высвободился, отбрасывая Хаиа. Тот отлетел в строящееся здание, а Лейфон снова послал кэй в руки. Внешняя кэй, Залп Девяти. Сформировавшиеся между пальцев кэй-снаряды выстрелили одновременно. Тонкие, как игла, они метнулись в здание вслед за Хаиа, раздался взрыв.

— Достал?

Нет… Среди поднявшегося в воздух пепла Лейфон ощутил уже два контакта. Похоже, противник работает не в одиночку. Нападают? Лейфон напрягся. Однако… контакты удалялись. Догнать? Но без дайта рассчитывать тоже особо не на что.

Отказавшись от преследования, Лейфон лишь внимательно смотрел вслед отступающим.

— Что они задумали?

Свергнутый. Не нравилось ему это слово.

К оглавлению