Здравствуйте, странник
16.12.2017, Суббота, 08:21

Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация



Меню сайта
Последние темы форума
Бар "Type-moon" [11550] | Silence
Интересное видео [137] | Florin
Поздравления [1380] | Nimue
Угадай аниме [4652] | Ricco88
Вступление в команду. Набор желающих. [415] | klfm
Терминология тайп-муна [721] | Silence
Найденные баги складываем сюда. [316] | Mor
Настроение [1514] | Silence
Kagetsu Tohya SS4 [9] | edexyORO
Последнее смотренное. Делимся впечатлениями :) [1038] | Silence
Статистика

 

Всего онлайн: 0
Из них гостей: 0
Пользователей: 0
Твиттер
 
N/A
 

4. Начало сражения


Сообщение о приближении города президент Кариан получил, едва войдя в свой кабинет.

На тот момент его беспокоила одна вещь. Исчезла его младшая сестра, Фелли. Она не пришла домой, и Кариана терзали неприятные предчувствия.

— Ладно, дело молодое, — пробормотал он так, будто сам уже старик, вышел из дома, стараясь выгнать из головы беспочвенную тревогу, и, в таком состоянии, получил известие.

Мысли тут же перешли в другое русло. Надо вызвать главу военного факультета Ванса и других членов школьного совета, создать штаб, подготовить оборонительную систему города к активации, распределить по взводам обычных, не занятых на ключевых постах военных, провести заключительную проверку убежища. Не будь у него всех этих дел, Кариан бы в первую очередь занялся поисками сестры, обратившись в случае необходимости в городскую полицию или в семнадцатый взвод. Но сложилось иначе.

Через час после обнаружения стало известно название города — школьный город Маиас.


— Слышали о таком? — вопросительно склонила голову услышавшая про Маиас Дальшена, глядя на присутствующих.

Согласно плану, если до контакта с обнаруженным городом оставалось время — как сейчас — взвод собирается в тренировочном комплексе. На учениях такого не предусматривалось, но тогда и времени лишнего не выделялось. Весь семнадцатый взвод, как и договаривались, собрался в комплексе и стал ждать в своём тренировочном зале.

— Не, не слыхал, — повторил жест Дальшены Шарнид.

— Всех школьных городов и не узнаешь, — заметила Нина. — Вот если у города боевая история хорошая, о нём знают. А поскольку о нынешнем таких слухов не ходит, наверное, и оснований нет?

— Верно, похоже на то, — кивнул Харли.

Пришедший для заключительной проверки дайтов Харли вместо обычных инструментов раскрыл специальный переносной терминал. Механик печатал одной рукой, выводя нужную информацию.

— Вот, сводки предыдущих сражений городов. Их Союз Школьных Городов публикует. Тут два боя Маиаса, одна победа и одно поражение. Не густо — похоже, особой воинственностью не отличается.

— Ну, всё лучше, чем у нас, — весело сказал Шарнид.

Нина взглядом заставила его замолчать, но сама кивнула.

— Не знаю, сколько боёв нас ждёт в этом году, но так лучше, чем начать с сильного противника. А потом можно развить успех…

Нина осеклась и мотнула головой.

— Нет… Заранее рассчитывать на победу слишком опрометчиво. В бою надо приложить все силы, — тихо сказала она и обвела взглядом собравшихся в зале.

Фелли среди них не было.

— Она что, ещё злится?

— Наверное.

Нина заметно приуныла.

— Я рассердила её своим легкомыслием. Как не вовремя.

— Ерунда. Просто у неё нет гордости военного. Не знаю, какой у неё талант, но что толку, если его не применить, когда он нужен! — резко заявила Дальшена, сжимая кулаки.

Наблюдавший за девушками Шарнид хмыкнул, какое-то время размышлял, затем, видимо, что-то задумав, приобнял Лейфона и зашептал:

— Мне тут подумалось, в женской части нашей команды многовато личностей с тяжёлым характером, не считаешь?

— А?

Смена темы застала его врасплох.

— Мне вот кажется, так дело не пойдёт. Жизнь коротка, молодость ещё короче. Мировая индустрия развлечений только и делает, что расписывает красоту молодости, радуя зрителя. Жаль, наши девушки не понимают. Растрачивают недолговечную красоту и молодость впустую, не считаешь?

— Ну…

Лейфон считал, что на молодость у каждого свой взгляд. Но сам не принадлежал к числу людей, всерьёз задумывавшихся о своём возрасте, и ответить ему было нечего.

— Неужто речь и обо мне?

Похоже, их услышали. К ним подошла Наруки, до того не участвовавшая ни в одном из разговоров.

— О, твоя болезнь, подруга, не так запущена. И всё же ты жёсткая. Скорее прими меры, а то станешь как они.

— Думаю, быть мягкой, как ты, тоже чересчур. Тебе бы уметь собраться, когда надо быть собранным, да и чуть почаще проявлять характер тоже не помешает, как думаешь?

— Да что ты, — одобрительно рассмеялся Шарнид в ответ на её неожиданный выпад.

— Что-что, о чём вы? — влез в разговор Харли.

— Приятель, ботанам не понять.

— У, грубый ты.

— Ты на старших курсах вроде как популярен, так что просто чуток постарайся.

— А, вот вы о чём. Мда, хочу девушку.

— Так добивайся же цели, мой кохай.

Отчитав таким образом двух товарищей, Шарнид посмотрел на Лейфона.

— Впрочем, у вас всё не так плохо, как у этого, неизлечимо больного врождённой толстокожестью в тяжёлой форме.

— То есть, в смысле? — только и сумел выдавить из себя Лейфон, когда, услышав имя неизвестной ему болезни, Харли с Наруки понимающе закивали.

— Именно в этом смысле. Ну да ладно. Тебе-то прохлаждаться сейчас некогда, верно?

— А?

— Сама собой наша несговорчивая троица не помирится. С моей помощью — тем более. Твой выход, приятель.

— А, да.

Так вот он о чём? Лейфон встал, собираясь пойти к Фелли.

— Да, Лейфон. Забирай дайты, я починил, — остановил его Харли и вручил дайты.

Почему-то два.

— Сэмпай?

Один — обычный сапфировый. Другой — лёгкий адамантовый.

— Адамантовым же работать не будешь, он против гряземонстров. Думаю, лучше этот при себе держать.

— Но тут ведь всё те же настройки? Тогда я им не воспользуюсь.

При восстановлении дайт принимал форму катаны. Его разработал Кирик — увидев повреждения использованного Лейфоном адамантового дайта, Кирик понял, что изначально Лейфон работал с катаной. Но тот принял решение больше катаной не пользоваться. Такое слово он дал себе, когда решил злоупотребить своими способностями как военный. Дабы не опорочить стиль приёмного отца, наставившего его на путь Военного Искусства — технику Сайхарденов для катаны. Лейфон поступился принципами в ходе боя с десятым взводом, но в остальное время применять её не собирался.

— Да, но подстраховаться никогда не помешает, верно? Просто держи при себе.

Принёс Харли и специальную портупею.

— Но я вряд ли пущу его в ход, — повторил Лейфон.

— Пустишь в ход или не пустишь, но он твой. Клинок должен принадлежать хозяину, — пожал Харли плечами в ответ. — Так Кирик сказал.

Это Лейфона не особо убедило, но он взял оба дайта и сообщил Нине, что отлучится.


Из тренировочного комплекса он сразу пошёл к дому Фелли. Ничего другого и не оставалось. Вряд ли она в учебном здании второкурсников. Там она была бы в одиночестве и очень заметна. Возможно, она не против одиночества, но вряд ли захочет привлечь внимание.

Так или иначе, надо идти к дому. Трамваи ходили, но Лейфон решил, что своим ходом быстрее. Переполошить гражданских студентов он не хотел, так что включил кэй-глушение и прыгнул. До дома Фелли он добрался быстро.

— Здарова, — окликнули его, когда он, войдя в вестибюль, собирался позвонить и вспоминал номер квартиры.

Чтобы узнать голос, обернуться не требовалось. Лейфон всё же обернулся, чтобы вовремя среагировать в случае необходимости. За спиной, как он уже догадался, стоял Хаиа.

— Что ты здесь делаешь? — нахмурился Лейфон — встреча его совершенно не радовала.

— Меня восхищает твоя резкая смена настроений, на раздвоение личности похоже, ага.

Хаиа стоял, прислонившись к стене вестибюля. Поджидал Лейфона, задействовав кэй-глушение? Зачем? Лейфона охватило неприятное предчувствие. Но виду он не подал.

— Что ты здесь делаешь? — повторил он.

Лейфон не потянулся к портупее. Хаиа стоял, скрестив руки. В таком положении Лейфон всё равно выхватит дайт быстрее.

— Пришёл вот показать, ага, — ответил Хаиа, раздвинул руки и что-то кинул.

Предмет описал дугу в воздухе, оказался в руке Лейфона, и тот осмотрел его. Взгляд Лейфона внезапно стал жёстким.

Значок семнадцатого взвода.

— У меня Фелли Лосс.

— Плохая шутка. Не знал, что тебе так жить надоело.

Эмоции покинули взгляд Лейфона. Давняя привычка. В ходе боя отбрасывать лишние эмоции одну за другой, пока взгляд не становился таким.

— У меня на тебя куча планов, ага. Но не сейчас, — снова скрестил Хаиа руки на груди, будто не замечая направленной на него волны ярости. — Сразимся один на один. Завтра.

— Завтра?

Завтра контакт с Маиасом. И начнётся сражение городов. Почему именно тогда? Чтобы не дать Лейфону вмешаться. Вывод напрашивался сам собой.

— Не знал, что Маиас тебя нанял. Умеешь дела вести.

— Смотри и учись… сказал бы я, но не в этот раз. Города, в которых мы ведём обучение, не так уж редко сталкиваются между собой, но в Маиасе мы не бывали ни разу, ага.

— Так зачем же…

— Не любопытствуй понапрасну, ага.

Что задумал Хаиа? Этот вопрос беспокоил больше всего. Похитил Фелли, требует сразиться с Лейфоном. Хаиа освоил тот же стиль Сайхарденов для катаны, к тому же его учитель являлся боевым братом приёмного отца и учителя Лейфона. В связи с этим Хаиа затаил чувство, близкое к зависти — как рассказал Фермаус, психокинетик Наёмников.

— Я хочу боя с тобой. И я буду готов, ага. Позабочусь, чтоб ты не мог сбежать, и чтобы у меня было преимущество. Вот всё, что тебе надо знать, ага.

— …

— И чтоб ты знал, не советую до завтра что-либо предпринимать, ага. Ты ведь не думаешь, что сможешь переплюнуть нас по части трюков и уловок? — сказал Хаиа, отодвинулся от стены и зашагал к выходу. — Место боя сообщу позже. Кстати.

Он остановился, развернулся и показал пальцем на пояс Лейфона.

— Одно уточню сразу. Сражаться будешь этим дайтом, ага.

Там, на поясе, перекрещивались две портупеи. Палец Хаиа указывал на ту, что с лёгким адамантовым дайтом.

— Что ты задумал?

Хочет сломить Лейфона, заставив поступиться убеждениями? Так могло показаться. Но Хаиа и в прошлой схватке пытался заставить Лейфона взять катану.

— Я сам поступился принципами. А значит, должен поступиться и ты, как лицо принуждаемое — разве не очевидно? — бросил напоследок Хаиа и удалился, больше не оборачиваясь.


***


Лейфон вернулся в комплекс и рассказал Нине о похищении.

— Как…

Некоторое время та стояла неподвижно, словно лишившись дара речи, а потом сжала кулаки и затряслась.

— Да он чокнулся!

От вспышки гнева по залу прокатилась волна кэй. Кэй-артерия реагировала на эмоции. Это свидетельствовало об увеличении объёмов кэй Нины и её росте как военного, но Лейфон на секунду забеспокоился, что проснётся до сих пор живущий в ней Свергнутый.

— Им, наверное, командир нужна, с её Свергнутым? — спросила Наруки, и все посмотрели на Лейфона.

— Не знаю, — покачал головой Лейфон, к которому уже вернулось спокойствие. — Хаиа ничего про это не говорил. Сказал лишь, что хочет поединка со мной.

— Невероятно, — процедила Дальшена. — Ради своих целей кого угодно использовать готовы. Их словам верить-то можно?

Наёмники Хаиа поставили своей целью захват Свергнутого. В результате больше всех пока что пострадал десятый взвод, в котором Дальшена раньше состояла.

— Обратимся в городскую полицию? — предложила Наруки, но Нина покачала головой.

— Нет, не обижайся, Наруки, но в плане боеспособности полиция им не ровня. Точно… — прошептала она, вдруг что-то сообразив. — Я поняла, на что они рассчитывают. Нет никакого сговора с Маиасом. Скорее всего нет.

— Почему? — спросила Дальшена.

— Даже если им доводилось работать в Маиасе прежде, вряд ли наёмники способны предугадать бой Маиаса с Целни, — стала излагать Нина. — К тому же, если город вовлечёт третью силу, то есть наёмников, в бой школьных городов, и этому найдутся убедительные доказательства, впоследствии проблемы возникнут у самого Маиаса. Даже если предложение сделают наёмники, вряд ли город согласится. Они похитили Фелли сейчас лишь потому, что воспользовались ситуацией — перед битвой с Маиасом мы не можем открыто против них выступить. Оттянув силы для разбирательств с ними, мы уже подсобим Маиасу. А главное, все наёмники — профессионалы. И выступать против них вполсилы значит обрекать себя на поражение.

— Остаётся лишь им подчиниться. Выходит, так, — приуныла Наруки.

— Придумали же, — заметил Шарнид.

— Нашёл чем восхищаться! — прикрикнула на него Дальшена. — Но что будем делать? Подчинимся и пустим Лейфона на поединок?

— Похоже, выбора нет. Но сначала надо доложить президенту. Это изменения в составе, а главное, речь о его сестре. Другой родни в городе у неё нет. Нельзя такое скрывать.

— Что он скажет? — пробормотал Лейфон, вздохнув, и никто не ответил.


Кариан Лосс заставил Лейфона перевестись на военный факультет ради этого дня. А теперь он не может участвовать в битве городов, военном турнире. Что скажет Кариан, будучи поставлен перед этим фактом? Скажет ли всё равно идти в бой, хотя похищена его родная сестра? Если и скажет, Лейфон всё равно пойдёт спасать Фелли, пусть даже его заставят оплатить все расходы на обучение, снятые после перевода на военный факультет.

— Вот уж удружил.

Кариан сидел, откинувшись на спинку дивана, и глядел в полоток.

Его вытащили прямо с совещания и рассказали о Фелли. Нину с Лейфоном проводили в отдельную комнату для студентов и персонала, расположенную рядом с большим конференц-залом. Появление в здании школьного совета всех сразу вызвало бы подозрения, так что они пришли вдвоём.

— Так что будем делать? — настойчиво спросила Нина.

Всё зависит от ответа Кариана… Судя по взгляду, она это тоже понимала.

— Хм…

Кариан некоторое время размышлял, потом неспешно снял трубку установленного здесь телефона и вызвал Ванса.

— В чём дело?

Вошедший с недоверчивым видом Ванс обнаружил в комнате Нину с Лейфоном и нахмурился:

— Проблемы?

— Кажется, план, который мы обсуждали, придётся скорректировать.

Кариан объяснил ситуацию Вансу.

— Чёрт, устроили они нам. А ещё учителей изображали.

— Ну, сейчас нет смысла критиковать их представления о чести. Вчера мы радовались их помощи, сегодня наоборот. Так бывает, когда работают за деньги. Сыпать проклятия в их адрес бесполезно, а главное, некогда. Даже если мы не откажемся от плана, состав придётся пересмотреть. Займитесь, пожалуйста.

— Да, нам нужны те, кто сможет работать самостоятельно — видимо, Горнео и Шанте. Но на лидерские способности Горнео во многом полагается его взвод. Я вообще хотел доверить ему общее командование студентами…

— Он так быстро не освоится. К тому же главнокомандующего достаточно и одного, а главное, он пятикурсник, и это последний турнир за его школьные годы. Не стоит сейчас заниматься личностным ростом.

— Ничего не поделаешь. А что с психокинетиком?

— Верно…

— Простите… — встряла Нина, озабоченная разговором, понятным лишь этим двоим. — А вы о чём?

— Да…

Ванс повернулся к Нине с Лейфоном и стал объяснять:

— Мы собирались огласить план и расстановку сил после полудня, но сейчас самое время объяснить. Изначально планировалось, что ваш семнадцатый взвод не возглавит обычных военных студентов, а самостоятельно проникнет в Маиас и захватит школьный совет либо внесёт сумятицу в их ряды. Но основанием для задействования в плане семнадцатого взвода являлось наличие Лейфона Альсейфа. Твоя боевая мощь слишком велика, чтобы тратить её в массовой схватке.

— Э… а…

— Но если мы не можем задействовать Лейфона, план надо пересмотреть. Мы вот думаем отправить вместо него Горнео и Шанте и действовать, как собирались…

— То есть я иду на поединок с Хаиа?

Ведь ни один из них ещё не дал прямого ответа.

— Кстати, да, — шепнул Ванс Кариану, недовольный тем, что тот до сих пор не определился.

— Я хотел узнать ваше мнение. Но вы тут же отвлеклись на детали.

— Да тут и думать нечего.

Повысив голос до рыка, Ванс снова повернулся к Лейфону и заявил:

— Вперёд. Неприятно, что их интриги срывают нам планы, но такую подлость, как взятие заложников, прощать нельзя. Покажи им, на что способен — пусть пожалеют о своей глупости.

В ответ на напутствие Ванса Нина с Лейфоном одновременно склонили головы.

— Лейфон-кун, — позвал Кариан, когда они уже обсудили детали и Лейфон направился к выходу. — У неё много недостатков, но она моя сестра. Прошу тебя.

— Меня просить не надо, — кивнул он и вышел.


— Вы в самом деле согласны увести его с фронта? — спросил Ванс — словно заподозрив что-то — когда посетители вышли.

— У меня тоже есть сердце. Я дорожу семьёй.

— Это понятно. Но разве не ради этого турнира он вообще перевёлся на военный факультет?

— Да, это так. Но вряд ли сражения этого года ограничатся завтрашним. А значит, не стоит сейчас давать повод для ссор. К тому же…

— К тому же?

— Военный Лейфон Альсейф не сражается ради гордости. Защита города сама по себе доблести не несёт. Такой военный сражается лишь за конкретных людей. И когда он решил прийти кому-то на помощь, остановить его возможным не представляется.

— Неприятная черта.

— Да уж. Подозреваю, что сколько бы ни погибло незнакомых людей, он опечалится, но не более того.

— Это опасно?

— Ну…

Ванс не мог подавить чувство тревоги. Потому что его разделял и Кариан. В Грендане Лейфон был изгнан из защищаемого им приюта, а теперь слепо подчинялся упорству Нины Анток. Выбрал чужие ценности, следовал чужим словам. Если контроль над Лейфоном перейдёт от Нины к кому-нибудь другому, он легко может стать врагом.

— Сейчас, по крайней мере, всё хорошо.

Неизвестно, стоит ли за его желанием защитить Фелли дружба или любовь. Но Нина не выскажется против, и он не станет колебаться.

— Мы можем лишь верить в него.


***


Фелли в это время смотрела, как за окном движется огромная нога Целни.

— Неприятно получилось, — рассеянно прошептала девушка.

Кроме кровати, на которой она сидела, в маленьком помещении находился лишь небольшой столик. Стула не было — видимо, его заменяла кровать. Помещение чуть заметно покачивалось. Фелли нормально держалась на ногах, но твёрдой опоры не чувствовалось — наверное, потому что она уже ощутила, что само помещение будто подвешено в воздухе.

Фелли находилась в хоробусе. В большом хоробусе, принадлежащем Салинванским Наёмникам. Фелли заперли в одном из его отсеков.

Вчера, сразу после расставания с Лейфоном, несколько человек напали на неё, она потеряла сознание и очнулась уже в отсеке.

— Ладно, как раз будет время остыть.

Она ещё злилась по поводу вчерашнего, но о своём поведении тоже жалела. Фелли не знала, как теперь смотреть в глаза Нине и остальным, а произошедшее, выходит, избавляло от такой необходимости.

Из окна виднелась лишь нога города. У Фелли отобрали дайт, она не могла использовать кэй — и даже не представляла, что будет, если в поле зрения окажется неотвратимо надвигающийся Маиас, город, с которым надо сражаться.

Лязгнула железная дверь. Кто-то открыл замок.

— Простите…

Заглянувшая внутрь девушка с подносом в руках и с робким голосом показалась знакомой.

— Не помню, как тебя зовут, но я тебя знаю. Значит, я и правда в хоробусе наёмников?

— А, да. Верно.

Мюнфа неуверенно вошла в отсек.

— Я поесть принесла. Извини, что так поздно.

— Ничего… — чуть заметно мотнула головой Фелли.

В это время…

— Что это значит?! — донёсся через приоткрытую дверь крик мужчины.

— Ой!

Поднос, уже почти опущенный на стол, звякнул, суп и вода колыхнулись в своей посуде. Раздайся крик чуть раньше, всё могло оказаться на полу.

— Похоже, случилось что-то серьёзное.

Мюнфа лишь нервно рассмеялась в ответ.

— Когда поешь, зови, я всё заберу. И если в туалет надо или ещё какие проблемы, тоже зови. Я тут, рядом.

— Хорошо.

Фелли кивнула, и Мюнфа почти бегом покинула отсек.

— Похоже, остаётся лишь ждать, — прошептала Фелли, оставшись одна, и взяла ложку, чтобы наполнить голодный желудок.


***


— Ты что задумал?!

Негодование было направлено на Хаиа. Вопрошающим был второй из наёмников по возрасту — после Фермауса — обладавший авторитетом у остальных. Почти все наёмники-командиры собрались за его спиной и, выражая недовольство и растерянность в связи со сложившимся положением, сверлили Хаиа свирепыми взглядами.

О похищении Фелли другие наёмники узнали только по факту. Все, кроме Хаиа, переселились из хоробуса в гостиницу, и потому обнаружили не сразу.

— Родственница президента школьного совета. Ты чем думал, когда её похищал?

Из отсека, где держали Фелли, донёсся голос Мюнфы, и мужчина затих.

— Хочу с ним разобраться, ага.

— Хаиа… ты что, решил нас распустить?

— Мы в любом случае скоро разойдёмся, — ответил Хаиа, после чего показал гренданское письмо и пересказал содержимое.

Услышанное взбудоражило наёмников. Они были наёмниками, скитались по городам — и теперь оказалось, что всё не зря, их ждёт награда за выполненную задачу. Противоречивые чувства и затаённая радость читались в глазах и у тех, кто стал наёмником ради награды, и у тех, кто выполнял приказ королевского дома.

— Сказано, что об остальном позаботится Обладатель, ага. То есть нам предлагают уехать в Грендан. По окончании завтрашнего боя городов мы распрощаемся с Целни, ага. И со всеми его проблемами.

— Но ведь…

— Вот только меня награда королевского дома Грендана не очень интересует, ага — отчётливо произнёс Хаиа. — Приехав сюда, я хотел лишь разобраться с ним. Если это удастся, мне всё равно, что будет после. Захотите меня выгнать — пожалуйста. Но лишь после начала завтрашнего боя. А до того не стойте у меня на пути, ага.

Его выразительная усмешка подействовала на наёмников.

Среди них были те, для кого Хаиа всё равно что сын или младший брат. Предыдущий глава, Рюхо, взял его, Рюхо его вырастил. В этом хоробусе Хаиа вырос, повзрослел — всё на глазах у остальных наёмников. Хаиа был их предводителем и в то же время оберегаемым членом семьи. Был до сегодняшнего дня.

— Хаиа, что ты задумал? — сдавленно повторил мужчина.

Но Хаиа больше не отвечал.

Внезапно рядом с ним раздались шаги того, кто в разговор не вступал. Фермауса.

— Фермаус, хоть ты скажи, — попросил мужчина психокинетика в маске.

Кроме покойного Рюхо не было человека, которого Хаиа уважал бы больше Фермауса. Все посмотрели на него с надеждой, что он уговорит Хаиа изменить решение.

Но Фермаус тихо сказал другое.

— Вот что сюда упало, — произнёс сухой механический голос, и все, включая Хаиа, посмотрели на предмет, который Фермаус тут же предъявил.

Камень, который умещался в руке. Ничего особенного, кусок бетона. К нему тонкой проволокой крепко привязан конверт.

— Что это?

Все взгляды приковал герб на конверте — размашисто нарисованный в графе, где должно стоять имя получателя. Герб Грендана.

Хаиа взял камень, размотал проволоку и извлёк содержимое конверта. Прочитав письмо, он издал непонятный смешок.

— Настоящие Обладатели — страшные люди, ага, — заметил он и передал бумагу Фермаусу.

— Фермаус… что там?

Все взгляды устремились на Фермауса, и он, закончив читать, спокойно объяснил:

— Обладатель Небесного Клинка Саварис Кёллафин Люкенс находится в Маиасе. Он переместится сюда, воспользовавшись завтрашней битвой, но если он будет обнаружен Лейфоном, могут возникнуть проблемы. Нас просят отвлечь его внимание.

— Это значит, что мы под покровительством Обладателя? — заключил мужчина, и вокруг раздались вздохи облегчения.

Опасались они не мести военных Целни, а лишь одного человека, Лейфона. До приезда сюда мало кто из них верил в силу Обладателей. Но прошлого поединка с Хаиа, а также двух боёв Лейфона с гряземонстрами вполне хватило, чтобы продемонстрировать его ужасающую мощь. И потому все испытали облегчение от того, что гнев Лейфона не будет направлен на них. К тому же нынешнее положение дел как раз подходило для выполнения требования Савариса.

Обошлось. Среди обрадованных наёмников лишь Хаиа с непонимающим видом шептал:

— Из Маиаса добросил камень до Целни? И правда монстр, ага…

К тому же целился сюда, точно в них. Обладает ли такой силой и Лейфон? От этой мысли словно пожар начал безудержно сжигать Хаиа изнутри.


Наёмники зашевелились. По указаниям Фермауса они разделились на три группы: одни стоят на страже в окрестностях хоробуса, другие усыпляют бдительность, оставаясь в гостинице, а третьи проникают в город, чтобы следить за школьным советом и Лейфоном.

— Разве не здорово? — сказал Фермаус. — Всё обошлось, и из дома уходить не надо.

В хоробусе остались только Хаиа, Фермаус и присматривающая за Фелли Мюнфа. Оставшись с двумя людьми, которым среди наёмников он доверял больше всех, Хаиа даже не пытался скрыть хмурого вида.

— Ха, доверие ко мне в любом случае упало ниже плинтуса. Не быть мне больше предводителем, ага.

— Ты уверен?

Интонаций механический голос передать не мог. И всё же чувствовалась в нём скрытая насмешка. Долгие годы знакомства позволяли это понять. Усмешка была настоящей.

— Так или иначе, Наёмники вот-вот разойдутся, ага. Не ты ли мне так сказал, Фермаус?

— Боюсь, что так и будет. Но я же не подразумевал, что надо всё сломать прежде, чем сломают другие.

— Это смешно.

— Тогда зачем такая поспешность?

— Здесь мой дом, ага, — ответил Хаиа, поглаживая идущую вдоль стенки трубу. — Здесь я вырос. Хороших воспоминаний от родного города у меня нет. Мой дом здесь, ага.

— Да, верно, — кивнул Фермаус, вспоминая те времена, когда они только взяли Хаиа.

— Но тем, у кого есть родина, приятнее родные края, постель в доме, где они росли, ага. Только вот как бы ни было приятно в постели, вечно в ней валяться не будешь, ага.

— Хаиа…

Гладившая трубу рука замерла.

Фермаус понял. Хаиа говорил об одиночном странствии. Без дома Наёмников, без семьи. Решил отправиться в путь до того, как их лишится. Но обычно у одинокого путника есть куда вернуться. Когда он устанет от одиночества, его встретит семья. У Хаиа иначе. Когда наёмники вернутся в Грендан, Салинванских Наёмников не станет. Неизвестно, будет ли так на самом деле, но Хаиа решил так.

— Чем займёшься, когда уедешь?

— Как знать? — обернулся Хаиа, и выражение лица у него снова было обычное. — Сперва так, помотаюсь по разным краям. Побродяжничаю, ага.

— Я тоже! — вскричала Мюнфа, стоявшая перед отсеком Фелли и слышавшая разговор. Опомнившись, девушка покраснела и съёжилась, но тут же подняла на Хаиа решительный взгляд. — Я тоже… с тобой поеду.

В ответ на столь отчаянную просьбу он с кислым видом хмыкнул.

— Неопытная ты, обузой будешь, ага.

— У…

— Шучу, шучу, — обречённо рассмеялся Хаиа, увидев выступившие от его слов слёзы. — Делай как знаешь, ага.

— Что… правда?

— Я больше не предводитель, ага. А значит, и права тебе указывать тоже не имею. Делай как знаешь.

— Угу… угу, — улыбнулась вытирающая слёзы Мюнфа, и он расслабленно усмехнулся.


***


Так наступил этот день.

— Готова?

Саварис, постучавшись, заглянул в номер, и глаза его на секунду округлились от увиденного.

— Что такое? — непонимающе посмотрела Лирин, уже сложившая вещи.

— Как у тебя чисто.

В падающем из окна свете солнца номер выглядел как новенький.

— Вчера совсем уснуть не могла, — нервно рассмеялась она.

Спать не хотелось вовсе — то ли от радости, то ли от волнения — и она, не зная, когда закончить уборку, сделала всё, что только можно было.

— Ну ладно. Сейчас все пойдут в убежище, — поторопил Саварис. — Надо ускользнуть до того.

— А, да.

Она пошла следом, таща чемодан.


Ранним утром два города с грохотом соприкоснулись ободами, две ноги скрестились. Президенты школьных советов, ждавшие возле точки контакта с каждой стороны, встретились, чтобы подписать военное соглашение. Целью встречи являлось: провозгласить, что будет иметь место не кровопролитная война — как между обычными городами — а бой по правилам, установленным Союзом Школьных Городов, письменно подтвердить готовность соблюдать правила и в то же время убедиться в чётком их понимании. После сражения оба города отправят копии соглашения вместе с результатами Союзу Школьных Городов, где их впишут в историю боёв. По окончании подписания каждый город представил свой примерный план, уточняющий районы, где боевые действия разрешены или запрещены, а затем стороны обсудили время начала боя. В итоге начать решили в полдень.

— Пусть бой будет достойным, — произнёс Кариан, глядя на выстроившихся за спиной президента Маиаса военных, и протянул руку.

За спиной Кариана, в свою очередь, собрались военные Целни.

— Да, согласен.

Президент Маиаса пожал руку, словно загипнотизированный улыбкой Кариана.

— Как вам? — поинтересовался он мнением Ванса по возвращении в ряды стоявших сзади военных.

— Похоже, боевой дух на высоте.

— Да уж. Наверняка они тоже изучили наши достижения. Сочли нас лёгким противником, да?

— Возможно. Но вряд ли только поэтому.

Кариан разделял сомнения осторожного Ванса. Президент Маиаса казался достаточно робким, но это лишь его характер. Проницательный взгляд обнаружит затаённую готовность победить. А ещё… Кариан стал рассматривать сам город Маиас. Отсюда виднелось разбитое покрытие в нескольких местах обода, борозды, словно тащили что-то большое.

— Следы перемещения кэй-пушек.

— Ага. Они что, недавно с гряземонстрами дрались?

— И победили. Это тоже объяснило бы их боевой дух.

— Ха, да в опыте таких стычек нас разве кто переплюнет?! — фыркнул Ванс, и Кариан горько улыбнулся.

— Тогда не подведите, главнокомандующий.

— Не подведу.


О разворачивающихся на ободе событиях Лирин, конечно, не знала. Городская полиция выделила сотрудников, которые должны собрать жильцов гостиницы в вестибюле. Пусть это лишь состязание, но полем боя станет весь город. Военные будут носиться и меряться силой везде, кроме оговоренных, запрещённых для боя районов, необходимых для жизни города: ферм сельскохозяйственного факультета, полей ботанического факультета, рыбохозяйственного оборудования, производственных районов алхимического факультета, лечебных учреждений медицинского факультета, оборудования очистки воды и выработки энергии, подземных механизмов, главного полицейского управления, главного здания библиотеки и прочих территорий такого рода. Гражданским особо не разгуляться.

— Что будем делать? — спросила Лирин, выскользнув через запасной выход.

— Чтобы пробраться на ту сторону, в любом случае необходимо пройти точку стыка на ободе.

— Правда?

— Других мест фильтрующее поле не захватывает. Пришлось бы хоть на секунду, но соприкоснуться с загрязнителями.

— Ух…

Ей не доводилось контактировать с загрязнителями, но сама мысль жутко пугала.

— Ничего, будем наблюдать где-нибудь возле обода за ходом боя и выберем для выхода момент, когда пойдёт перевес в чью-то пользу. В такую минуту меня не заметят даже с тобой на руках.

— Столько хлопот из-за меня.

— Ну что ты, я обещал, что позабочусь о твоей безопасности.

Договорённость была не с ней, а с Синолой. За это Лирин была ей благодарна. Но ещё Лирин подумала, что та в силу невыносимого характера заставила даже Обладателя плясать под свою дудку, и от сострадания в душе пробудилось чувство привязанности к Саварису.

— Ой, Саварис-сан, а ты без вещей?

Лирин заметила, что у Савариса ничего нет.

— А? Да, верно. Мне надо ждать хоробуса в Маиасе.

— Как?

— Что? Да нет же. Мой путь лежит не в Целни. Здесь я вообще должен был с тобой расстаться.

— А, вот как?

Чтобы исполнить то данное Синоле обещание, он решил дойти до самого Целни. Чувство вины ещё сильнее придавило Лирин.

— Прости пожалуйста.

— Да ничего. Я люблю так развлекаться.

Развлекаться. Саварис и правда выглядел радостным, но он вообще часто смеялся, так что заметить разницу было непросто. Но то, как он назвал развлечением опасную попытку прошмыгнуть в разгар начатого военными сражения городов — пусть и школьных — многое сказало Лирин о самоуверенности Обладателей.

— А, кстати, — хлопнул в ладоши Саварис и посмотрел на неё.

— Что?

— На той стороне ты, видимо, встретишь Лейфона, но не говори ему, пожалуйста, что приехала со мной.

— А?

Не то чтобы она вообще думала непременно обо всём рассказать, но конкретная просьба удивила.

— Я всё ещё на секретном задании. Да и слухи о том, что Обладатель Небесного Клинка просто взял и покинул Грендан, нам тоже ни к чему.

— Да, хорошо, — понимающе согласилась она.

— Благодарю. Ну что, пойдём. Надо найти, где бы нам убить время.

Он поднял чемодан и зашагал вперёд. Лирин пошла за ним.

К оглавлению