Здравствуйте, странник
22.08.2017, Вторник, 02:49

Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация



Меню сайта
Последние темы форума
Бар "Type-moon" [11517] | Silence
Поздравления [1357] | Silence
Вступление в команду. Набор желающих. [414] | Timekiller
Угадай аниме [4615] | Alukard
Терминология тайп-муна [721] | Silence
Найденные баги складываем сюда. [316] | Mor
Настроение [1514] | Silence
Интересное видео [136] | edexyORO
Kagetsu Tohya SS4 [9] | edexyORO
Последнее смотренное. Делимся впечатлениями :) [1038] | Silence
Статистика

 

Всего онлайн: 2
Из них гостей: 2
Пользователей: 0
Твиттер
 
N/A
 

5. Танец катан


Часы пробили полдень. Обычно этот будничный звук возвещал о начале обеденного перерыва, но сегодня он в силу сложившихся обстоятельств подразумевал нечто иное.

Боевой клич раздался в Целни и в Маиасе. Громкие крики сотен военных, усиленные единой техникой устрашения внутренней кэй, схлестнулись, сотрясая воздух. Оба лидера направили войска в бой.

— Вперёд! — громогласно скомандовал Ванс, и авангард — где костяк составил второй взвод — двинулся.

Маиас в ответ двинул свой авангард, и от их скорости по воздуху прошла крупная рябь.

— Числом вроде равны.

Со стороны Маиаса на ободе собралось военных двести или даже меньше, что не слишком отличалось от численности на стороне Целни. Вопрос в том, сколько выставлено в других местах. Целни на случай проникновения в город дал в распоряжение одиннадцатому взводу отряд тыловой обороны из тридцати военных и множества психокинетиков. Их целью являлось обеспечение информационной поддержки за счёт расставленных по городу психокинетиков и перехват диверсионных групп Маиаса.

Столкновение авангардов шло без особого успеха для какой-либо из сторон.

Центр Маиаса Ванс видел даже отсюда. Условием победы являлся захват вражеского штаба либо уничтожение центрального механизма. На деле, конечно же, военные ни одной из сторон не захотят разрушения механизма. Даже в обычной войне городов. Разрушение центрального механизма по сути означает смерть города. Втягивать ни в чём не повинных гражданских жителей в войну — последнее дело. Даже если поражение лишит города всех серниевых шахт, медленная гибель, которая будет его ждать, вызовет гораздо меньшее чувство вины, чем если добить его своими руками.

Оставался лишь один способ победить — захватить вражеский штаб, то есть взять здание школьного совета. В школьном городе «взять» означает пробиться к зданию и сорвать водружённый над ним флаг. Можно сказать, что это масштабный вариант боя взводов. Поэтому ход местного сражения имеет значение, но не решающее. Всё кончится, как только немногочисленный просочившийся отряд возьмёт флаг.

— Выберите момент и смените второй отряд в авангарде. Артиллерии приготовиться. Не дайте им вклиниться на замене.

Артиллерийский расчёт начал приготовления, возглавляющий второй эшелон шестнадцатый взвод стал оттачивать кэй в ожидании сигнала Ванса.

— Пошли! — раздалась команда, и авангард отступил.

Авангард Маиаса бросился преследовать их, но был остановлен заградительным огнём артиллерии. Шестнадцатый взвод рассчитывал пробить центр с помощью своего фирменного кэй-вихря.


Группа Нины в это время находилась в отдалении от стыка ободов, ставшего местом основного боя.

— Ну как? — спросил Шарнид.

— Ещё немного, пусть волна пойдёт, — ответила Нина, следившая в бинокль за ходом сражения.

Они стояли под ногой Целни, облачённые в спецкостюмы. Никто не говорил, что проникать можно лишь в точке стыка. Надевать спецкостюмы тоже не воспрещалось. На самом деле у Маиаса тоже наверняка есть группы, собирающиеся проникнуть извне. Ход не оригинальный, но и надёжным его не назовёшь. Из разряда военных хитростей. Всегда есть вероятность, что проникающий таким образом маленький отряд обнаружат, и серьёзная часть боевой силы пропадёт зря. Но и эффективность такой тактики отрицать нельзя. На просачивание шла только группа Нины — видимо, руководство в лице Ванса надеялось одержать решительную победу на поле боя. Нина понимала такое стремление, но всё же главное — результат.

— Сейчас второй эшелон пойдёт на прорыв. Если им удастся внести сумятицу в ряды противника… у нас появится шанс, — сказала она и посмотрела на стоящего рядом Горнео.

Тот молча кивнул в знак согласия.

Отсутствие Лейфона в итоге всё-таки решили компенсировать за счёт Горнео и Шанте. Горнео этого не сказали. Всем было сообщено, что у Лейфона своё, особое задание. В противном случае у кое-кого возникли бы вопросы. Горнео имел право голоса при утверждении плана и должен был знать, но протестовать не стал.

— Второй эшелон пошёл, — сообщила Наруки, теперь наблюдавшая в бинокль вместо Нины.

В данный момент все держали кэй-глушение и не имели возможности серьёзно работать с кэй.

— Так, сейчас идём пешком.

Шлемы на костюмах тоже были старого типа. Новейшие системы предоставляли обзор с помощью психокинетика, но сегодня в конечном счёте решили действовать без психокинетического сопровождения. Никто, кроме Фелли, не оказался способен обеспечить поддержку на больших дистанциях.

Добравшись до ноги Маиаса, они забросили тросы. Тросы обмотались вокруг расположенных под ободом воздуховодов, подъёмные механизмы потащили группу вверх. Там им помогли выступы на трубах, и группа, наконец, оказалась на ободе.

Сняли шлемы, чтобы не мешали обзору. Кажется, остались незамеченными.

— Хорошо, пошли, — жёстким тоном скомандовала Нина и все, кивнув, побежали в направлении школьного совета.


***


Сражение городов началось.

— Вот ведь…

Фелли могла лишь растерянно сидеть в хоробусе наёмников. По ту сторону ноги города виднелся другой школьный город, сейчас явно не дружественный. И звуки доносились даже сюда. Шум битвы. Началось.

— Специально подгадали?

Фелли предполагала, что за действиями группы Хаиа стояло знание о приближавшемся сражении. Но какова их цель?

— Если хотят достать Свергнутого… похищать меня смысла нет.

Фелли чувствовала, что это не стыкуется с причиной действовать именно сейчас. Похитить Фелли означает вывести из строя отличного психокинетика. Это ударит по боеспособности Целни, но в чём выгода наёмников?

Знают ли они, что Свергнутый по-прежнему внутри Нины? Решили обменять на неё сестру президента?

— И я создала всем проблемы…

Эта мысль породила приступ самобичевания. Уверенная в своих исключительных способностях, она не смогла предвидеть случившегося — это злило.

Но без дайта она бессильна. Фелли могла работать просто с психокинезом. Но большее, что он мог дать — знание обстановки снаружи. Был бы дайт, Фелли, возможно, смогла бы что-нибудь устроить с психокинетическими зарядами… Нет. Она в плену у Салинванских Наёмников. Пусть Фелли талантлива, но они значительно опытнее. К тому же их там немало, стоят наготове. Один психокинетик при всём желании ничего не сможет.

К тому же её психокинез блокирован.

— Невероятно, — сказала она ровным голосом, хотя внутренне пребывала в смятении, чувствовала себя униженной.

Она могла использовать психокинез и без дайта. Могла лишь потому, что с рождения обладала мощной способностью к психокинезу. И потому наёмники, наверное, об этом не знают.

Предположение оказалось весьма наивным.

Волосы Фелли слабо засветились. Она задействовала психокинез.

— Кх!

Но стоило невидимой волне двинуться за пределы отсека, на её пути вставали шумы, вызывающие резкую головную боль. Пришлось отказаться от затеи — психокинез дальше не проходил. Кто-то ставил помехи.

— Фермаус…

Да, кажется так звали психокинетика наёмников.

Любому, кто участвовал в боях взводов, доводилось ставить помехи психокинезу вражеского взвода, снижать точность разведданных противника. Сама Фелли несколько раз перехватывала вражеский психокинез. Даже угнала как-то терминал Фермауса — видимо, это он глушил её сейчас. Но с таким мощным глушением столкнулась впервые.

Вот в чём заключалась её беда. Разница в опыте не на её стороне. Как в том бою с первым взводом. Но вот столкнуться с тем, кто обладает сравнимым с нею талантом, Фелли ещё не приходилось. Если знаешь, что кто-то более опытный готовит ловушку, можно найти способ её преодолеть. Но когда к опыту приложился и талант, Фелли выхода не нашла. Она не научилась правильно работать с противником, обладающим сходной или превосходящей силой. К тому же без дайта Фелли особенно беспомощна. Остаётся лишь подчиняться.

Она прислонилась к стене, массируя виски, чтобы снять остатки головной боли.

— Придётся ждать помощи.

Помощь… Откуда она придёт? Кто-то должен отреагировать, иначе похищать бессмысленно — придёт ли на переговоры брат? Такой вариант представляется самым реальным. Но она по-прежнему не знает цели наёмников. Если нужен Свергнутый, придёт Нина.

— Придёт ли Фонфон на помощь?

Фелли всё время об этом думала. Когда пропала Нина, Лейфон стал сам не свой, смотреть было страшно. Фелли не хотела видеть, как он мучает себя из-за Нины. Но во всём ему помогала, считала, что должна была его тогда поддержать. Теперь, когда исчезла сама Фелли, потерял ли он голову, как тогда? Придёт ли на помощь?

Каждый раз, когда мысль доходила до этого момента, у Фелли запотевали ладони, и возникало странное чувство, будто мозг онемел и внутри всё заледенело. В каких отношениях Лейфон с Фелли? От вопроса что-то холодело в груди. Студенты, учащиеся в одной школе? Друзья? Товарищи по взводу? Сэмпай и кохай? Парень и девушка? Парочка? Возлюбленные? Впрочем, приходилось признать, что последние варианты убедительными не выглядели. Этот эталон бесчувственности ничего не заметит, пока не выразишь свои чувства самым прямолинейным, не допускающим недопонимания образом. Как можно до такой степени не улавливать чувств окружающих, для Фелли оставалось загадкой. Ну вот… она уже на него в обиде.

Потому и метались её чувства к Лейфону в разные стороны. Вслух она ничего не сказала, но мысленно простонала.

И в это время.

Дрожь прошла через всё тело прислонившейся к стене Фелли.

— Что…

От мощного удара ходуном заходил весь отсек. Тряхнуло так, что она инстинктивно упёрлась руками в пол. Видимо, качался весь хоробус.

— Что это?

Она среагировала машинально. Забыв о помехах, Фелли тут же запустила психокинез.

Помех не было. То ли из-за тряски, то ли Фермаус специально убрал.

Снаружи хоробуса стояли наёмники. И Хаиа. Дрался. И ещё…

— Лейфон.

Дрался с ним.


***


К хоробусной остановке был пришвартован большой хоробус. Порывистый ветер чуть покачивал его, от контакта буферной прокладки с корпусом раздавался чиркающий звук. Перед хоробусом стоял Хаиа.

— Один пришёл, как договаривались, — сказал он с чуть заметной насмешкой в голосе. — Так и думал, ага.

Лейфон смотрел на Хаиа и окружавших их наёмников лишённым эмоций взглядом.

— Я разве не говорил? Мне нет нужды строить против вас планы. Хватит и меня одного.

— А ты всё такой же шутник, ага. Не подумал, что с барышней может случиться, если ребят моих будешь подначивать?

Лейфон прекрасно знал, что Хаиа блефует. Но вызов принял.

— Что ж, рискните. Только всерьёз подумайте, как потом выжить на этом свете.

Правая рука Лейфона вдруг исчезла, и там, куда она оказалась направлена, раздались взрыв и сдавленный крик. Выпущенная Лейфоном внешняя кэй попала в одного из наёмников и сразу оглушила. Выстрел был сделан как предостережение другим наёмникам, да и самому Хаиа.

— Дерёмся с тобой, один на один. Если после Фелли-сэмпай уйдёт живой и невредимой, остальным гарантируется безопасность. Обвинений не будет. Президент всё устроит.

Лейфон говорил правду. Опасно преследовать их сейчас как преступников и загнать в угол. Особенно посреди боя с Хаиа, когда Лейфон не сможет вовремя вмешаться.

— Если захотите, можете позже возобновить наш договор на обучение, хотя условия вознаграждения, конечно, будут пересмотрены. Президент очень добр, в отличие от меня.

Передавшего предложение Кариана Лейфона мало волновало, согласятся наёмники или нет. Он лишь полагал, что узнав, что город их простит, они будут менее склонны к отчаянным действиям.

— Очень щедро, ага. А ещё одно моё условие ты выполнил?

Ещё одно условие. Использовать катану. Лейфон молча снял лёгкий адамантовый дайт с портупеи.

— Поступаться ли принципами — дело твоё. Захотел — поступился, кто мешает? Но если склонил к этому противника…

Восстановил. Угольно-чёрное лезвие впитало свет полуденного солнца, из-под поверхности блеснули красно-голубые переливы.

— Не думай легко отделаться.

— Ну давай, ага, — тоже восстановил железный дайт Хаиа.

Катана и катана. Двое мастеров одного стиля Сайхарденов. Благодаря предохранителю лёгкий адамантовый дайт не мог убить одним ударом. У железного дайта Хаиа такой проблемы не было. Стоявшие вокруг наёмники могли только гадать, к чему приведёт это различие. Наверное, они видели его как единственный шанс на победу.

Противники одновременно подняли клинки. Хассо. Заняв одинаковую стойку, каждый стал искать возможность сделать выпад. Словно повторился бой с десятым взводом. В воздухе между противниками бесчисленные воображаемые клинки описывали линии разрезов, появлялись ответные линии. Чуть заметные движения выдавали намерения противнику, и тот фиксировал свои. Так повторялось, пока не…

Одновременно выкрикнув, оба рванулись вперёд. Встретились в центре. Каждый нейтрализовал Гниение — приём, направленный на разрушение его оружия — произвёл рубящий удар и схлестнул внешнюю кэй с вражеской.

— Ннн…

В этом обмене ударами верх таки взял Лейфон. Он запросто нейтрализовал приём и перехватил линию разреза. Плотность внешней кэй у Лейфона была запредельной. Она мгновенно поглотила и отбросила внешнюю кэй Хаиа.

Отбросило и самого Хаиа. Он отлетел в сторону обода и приземлился совсем близко к краю. Лейфон не прекратил атаку. Он метнулся следом и нанёс ещё удар. Хаиа отразил его катаной и перешёл в контратаку, но Лейфон словно врос в землю. Каждый раз, когда он делал шаг вперёд, Хаиа на шаг отступал.

Кэй бушевала вокруг битвы. Были там и остаточные всплески, порождённые приёмами, но была и другая кэй, создающая вихревой поток, извивающаяся, словно живое существо, над головами сражающихся.

— Берегись.

Заметил опасность Фермаус, наблюдавший бой издали.

Закрутившаяся в смерч внешняя кэй внезапно обрушилась на Хаиа. Внешняя кэй, Падающий Змей. Пока они скрещивали клинки, Лейфон сформировал вверху кэй в виде смерча, и теперь она обволокла Хаиа, ветер сдавил его. Ноги Хаиа оказались в воздухе. Захватив добычу, змеевидный смерч, извиваясь, развернулся и двинулся было за пределы обода.

Но пока Лейфон формировал кэй, Хаиа тоже не терял времени даром.

— Ии…

Он приложил катану к бедру, внезапно схватил лезвие левой рукой и занял позицию для быстрого выхватывания.

По лезвию заплясали языки пламени. Всего лишь иллюзия. Мгновенная вспышка, возникшая от столкновения внешней кэй, текущей по клинку, и кэй, окутывающей используемую в роли ножен левую руку. Но скрытый этим пламенем удар рассёк смерч Лейфона надвое. Стиль Сайхарденов, Секущее Пламя.

Клинок беззвучно рассёк полыхавший огонь, разделил смерч и освободил Хаиа из воздушного плена. Но приземлился Хаиа на самом краю. Лейфон же быстро среагировал на нейтрализацию своего приёма и двинулся вперёд.

У Хаиа оставалась секунда на принятие решения. Для работы против Лейфона с его мощной кэй поле боя оказалось тесновато. Но продвинуться вперёд он не даст. Что остаётся?

И тут Хаиа понял, чего добивается Лейфон.

— Ну хорошо. Будь по-твоему, ага.

Хаиа сместил центр тяжести назад, и его тело стало запрокидываться. Обода под ним уже не было. Лишь большая земля далеко внизу.

Хаиа отклонился сильнее. Лейфон был совсем рядом. Пущенная в ноги кэй взорвалась. Внутренняя кэй, кэй-вихрь. Хаиа прыгнул. В сторону Маиаса, находившегося далеко за спиной.

Лейфон прыгнул следом.


***


Саварис и впрямь ощутил волны густой кэй.

— Начали.

— Что? — посмотрела на него стоявшая рядом Лирин.

Они были в здании недалеко от точки стыка. Склад, переделанный в концертное здание. Выглянуть наружу можно было только через окно в отделении кассира — оттуда Саварис и следил за обстановкой.

— Да так… Идём.

— А, да.

Он поторопил Лирин, ещё пытавшуюся что-то спросить, и они пошли на выход.

— Как мы попадём на ту сторону?

Они вышли из темноты под полуденное солнце. Ослеплённая Лирин прищурилась. Отсюда даже гражданский мог видеть яростный бой в точке стыка. Сначала второй эшелон Целни пошёл на спланированный прорыв и сломал порядки Маиаса, но те сумели-таки восстановить строй и стали выдавливать противника обратно. Можно сказать, что бой пока шёл с переменным успехом. Вряд ли Лирин понимала такие детали, но пройти незамеченными там, где собралось столько военных, осуществимым явно не представлялось.

— Я вроде объяснял?

— Нет, я помню. Сказал, что понесёшь меня, но…

— В таком случае, с твоего позволения.

— Ай…

Саварис быстрым движением поднял её, в другой руке удерживая чемодан. Легко прыгнул. И приземлился на крыше.

— Хм… Ну что, высота, кажется, вполне достаточная?

— Э…

— Кстати, Лирин-сан, — с улыбкой обратился к обеспокоенной Лирин Саварис прежде, чем она успела что-либо сказать. — Ты вроде не очень спортивная, но задержать дыхание на минуту сможешь?

— К-конечно, — оскорблено кивнула она, подозревая издёвку.

— Вот и хорошо.

Колени Савариса согнулись, будто сжимаемая пружина. На полной скорости с гражданским на руках двигаться нельзя. Однако…

— Задержи дыхание и держись крепко.

Лирин задержала дыхание, тело само напряглось. Саварис убедился, что она готова, и высвободил собранную в коленях силу. И взлетел. Но прыжок его из нынешней точки был направлен не прямо в Целни, не через точку стыка. Саварис поднимался вверх. Прыжок был рассчитан на такой набор высоты, чтобы достичь границы фильтрующего поля.

Внизу осталась точка стыка, на которой кипел бой. На такой высоте вряд ли кто-то заметит. При обычном способе перемещения Лирин бы с большой вероятностью обнаружил психокинетик. Но разве кто-то мог подумать, что найдётся человек, проникающий в город на большой высоте под самой границей фильтрующего поля? К тому же… Единственный, кто вызывал беспокойство, Лейфон, отвлечён Салинванскими Наёмниками и вроде бы ничего не заметил. Да ещё после прыжка Саварис предоставил дальнейшее инерции и сосредоточился на поддержании кэй-глушения. Если кто и заметил кэй в момент прыжка, после мог подумать, что ему почудилось — всё исчезло.

Остаточные волны кэй, порождаемые в ходе столкновений в пылу главной битвы, сотрясали воздух. Саварис поймал этот поток, ощущая незримое давление поля над собой. Он пролетел по высокой параболе, искажённой завихрениями атмосферы.

Бесшумно приземлившийся Саварис тронул плечо Лирин.

— Уже всё.

— А… А?

Зажмурившаяся в прыжке Лирин попыталась понять, где находится.

— Мы… здесь?

— Ага. В Целни.

Она встала на ноги и, забыв обо всём на свете, уставилась на высящиеся здания.

— Здесь, Лейфон…

Какое-то время она стояла неподвижно — то ли не верила, что уже добралась, то ли испытывала некоторый диссонанс от того, что столь знакомый человек живёт в столь незнакомом месте. Но, наконец, пришла в себя, обернулась и низко склонила голову перед Саварисом.

— Спасибо тебе большое.

— Ну что ты, я рад был исполнить обещанное.

Действие королевского приказа на этом не заканчивалось, но Лирин пока этого знать не надо.

В решении Савариса не таилось глубокого замысла. Если встреченная им девушка-военный в самом деле студентка из Целни, Лейфон рано или поздно узнает, что Саварис был в Маиасе — а может, уже узнал. В таком случае молчание Лирин теряет смысл.

Саварис останется в Целни и привезёт Свергнутого в Грендан. Таково веление королевы Альсейлы. Но прямо рассказывать всё это Лирин тоже особо не требовалось. Вот Саварис и приврал, чтобы выиграть время. Не бог весть что. Он не считал себя человеком, склонным к интригам. Боец до мозга костей, на большее он не претендует. Вот потому и… прибегнул к угрозе. В адрес Лейфона. Лирин — которую он считал своим долгом защищать в далёком гренданском прошлом — этого не знала. Какой эффект произведёт сказанное на Лейфона — или не произведёт? Было чуточку любопытно. Только и всего.

— В общем, лучше тебе сразу спрятаться. В убежище, если найдёшь. А мне пора.

— А, хорошо. Спасибо, правда.

— Береги себя, — бросил Саварис на прощание и исчез из поля зрения Лирин. — Итак, не пора ли собрать информацию?

Он уже знал, куда идёт.


Направился он в гостиницу Целни. Здесь было поспокойнее, шум сражения остался на ободе. Отзвуки с точки стыка ещё доносились, но в целом было тихо.

На остановке был пришвартован на хоробус необычных размеров. Вокруг собралось множество военных. Скорее всего, это и есть Салинванские Наёмники.

— Мой багаж прибыл? — обратился Саварис, и все переполошились.

Он использовал кэй-глушение, и, похоже, Савариса никто не заметил. Понятно. Видимо, многого от них ожидать не стоит. Его встретили мирно, без признаков агрессии. Наёмники побывали во многих городах, но вряд ли по жёсткости условий они могут тягаться с Гренданом. Всё-таки нет места веселее. С лёгким разочарованием Саварис стал наблюдать за реакцией.

— Вы Обладатель Небесного Клинка? — произнёс механический голос.

Из хоробуса вышел ещё один человек.

— Уу…

Человек, скрывающий лицо под капюшоном и маской, пробудил любопытство Савариса. Воцарилась необычная атмосфера.

— Психокинетик?

— Да. Фермаус Фора, к вашим услугам.

— Фора?

Фамилия была знакома.

— Родом из Грендана?

— Да.

Всё интереснее и интереснее.

— Вот уж не думал, что род Фора окажется за пределами города.

— Меня отбраковали.

— Хм.

Вряд ли так и было. Фермаус не производил впечатление обычного человека.

— Впрочем, ладно. Так что с багажом? Письмо прочли?

— Прибыл. Данные в письме указания исполнены.

Забросив письмо в Целни, Саварис туда же бросил и свои вещи. Их, видимо, нашли и подобрали. В багаже лежал дайт. Не Небесный Клинок, но особый, модифицированный для Савариса. Не хотелось его случайно потерять.

— Это хорошо. Итак, меряться силами с Лейфоном вы предоставили своему предводителю, Хаиа Салинвану Лаиа?

— Нет… — покачал головой Фермаус. — Да, это Хаиа Лаиа, но он больше не предводитель. Сейчас я исполняющий обязанности.

— Неужто моя просьба оказалась так трудна?

Саварис с самого начала знал, что трудна. Чтобы кэй Савариса во время проникновения не заметил Лейфон, надо, чтобы он как минимум оказался вдали от точки стыка.

— Хаиа сводит личные счёты. За неподобающее предводителю поведение он изгнан из группы.

— Понятно.

Похоже, тут что-то произошло, но Саварис не задал больше вопросов. Он сомневался, что услышанное его хоть как-то заинтересует. Вместо этого он повернулся туда, где ощущалось присутствие дуэлянтов. Усилив зрение внутренней кэй, Саварис наблюдал за хорошо знакомой ему кэй Лейфона.

— Думаю, зря вы такой талант выгнали.

— Спасибо на добром слове. Ему было бы приятно услышать.

Из хоробуса за спиной Фермауса показалось ещё два человека. Девушки, с виду ровесницы, но выйдя, повели себя по-разному. Одна промчалась мимо Савариса и в отчаянии уставилась за пределы обода, в сторону Маиаса. Она похвальным образом пыталась усилить зрение с помощью хорошо отточенной внутренней кэй, хоть и не могла сравниться с Саварисом.

И другая девушка. Производимым впечатлением она резко отличалась от собравшихся военных. Хотя бы тем, что одежда её походила на форму местной школы. Необычный вид девушке придавали длинные серебристые волосы, но Савариса это не особо заинтересовало. Он почувствовал, что у неё мощный психокинез.

— Вы меня отпускаете? — спросила она Фермауса без страха, со сдержанным гневом в голосе.

— Да. Вернуть дайт пока не можем. Если тебя сразу отправят на линию фронта, он может передумать.

— Вот как? — тихо сказала она, повернулась спиной к Фермаусу и зашагала в сторону ворот гостиницы.

Видимо, её использовали в качестве заложницы, чтобы выманить Лейфона. Ушедшая девушка интереса больше не вызывала, и внимание Савариса вернулось к бою в Маиасе.

«Ну что, Лейфон. Много ли в тебе силы осталось?»

Взгляд Савариса неотрывно следил за поединком.


***


Загрязнители обожгли лишь на секунду. Прежде, чем они проникли под кожу, он вошёл в фильтрующее поле Маиаса, и невидимые частицы исчезли. Хаиа приземлился на ободе. Следом в поле вошёл Лейфон. Пользуясь набранной скоростью, нанёс удар. Удар кэй-вихря Хаиа встретил Секущим Пламенем. Иллюзорное пламя брызнуло во все стороны, земля под ногами взорвалась. На этот раз он не проиграл по силе. А пламя на лезвии катаны не угасло.

В основе своей его катана из железного дайта, но в рукоятку встроен рубиновый. У Хаиа катана особая. Рубиновый дайт принимает часть кэй Хаиа и превращает в кэй-пламя.

— Не думай, что всё будет как тогда.

Во взгляде Лейфона появилась настороженность. Стойки Хаиа не было в стиле Сайхарденов. Хаиа стоял ровно боком, закрывая таким образом уязвимые места, держа катану рукоятью вверх и лезвием вниз. Напоминало одну из стоек рукопашного боя. Пляшущее по лезвию кэй-пламя искажало обзор и мешало считывать кэй-потоки Хаиа.

Лейфон, наверное, уже догадался, в чём смысл техники. Он оставался неподвижен — возможно, решил не торопиться и посмотреть.

— Ну что ж, начнём.

Хаиа двинулся. Внутренняя кэй, Мгновенная Тень. Несколько копий с разных точек бросились вперёд и атаковали. Лейфон оставался на месте, лишь слегка покачивая острием катаны, но прыгнул в сторону, когда рубящий удар справа оказался настоящим. Хаиа прыгнул следом, уходя внутрь города.


В воздухе они обменялись ещё несколькими ударами.

Хаиа уже владел клинком на уровне Обладателя. Прежние ощущения Лейфона подтвердились. Некоторые атаки его пугали, например та техника собственного изобретения Хаиа. Ни одной из них ещё не удалось ранить Лейфона, но если удастся, он в лучшем случае окажется стеснён в движениях.

Однако на его стороне по-прежнему было мощное преимущество. Кэй-сила. Избыточной кэй-силой Лейфон владел с рождения. Именно она сделала его Обладателем в совсем юном возрасте. По крайней мере, так считал сам Лейфон. Один лишь навык против чудовищ вроде Бегемота не спасал.

Лейфон и Хаиа скрещивали клинки в небе над Маиасом. Техника Хаиа с оболочкой из огненной кэй напоминала стиль Сайхарденов, но время от времени производимая атака отличалась от ожидаемого удара. Ещё один повод для беспокойства. Когда знаешь, какой будет атака, инстинктивно выполняешь оборонительные действия. Но катана Хаиа в последний момент предательски меняет движение. Если бы можно было чётко считать кэй-поток, то можно было бы, наверное, выстроить идеальную защиту — но считывать, конечно, не получалось, так как воздух дрожал от жара огненной кэй. Если бы Лейфон ничего не знал, то мог бы понадеяться на рефлексы, но его рефлексы принуждали действовать в соответствии со стилем Сайхарденов. Принадлежность к одной школе мешала.

Хаиа в качестве наёмника пережил много боёв. И у него, конечно, большой опыт не только борьбы с гряземонстрами, но и смертельных схваток с другими военными. По количеству и частоте боёв с гряземонстрами Лейфон вряд ли уступал, но вот в опыте боёв с людьми он явно не на уровне Хаиа. По части опыта Лейфон определённо проигрывает. И уязвимость принадлежности к одной школе явно вытекает из этой разницы. В прошлый раз он победил всухую. Возможно, дело было в психологическом превосходстве.

— Кх!

Когда клинки сцепились в попытке «продавить» друг друга, он ударил ногой в живот противника и разорвал дистанцию. В левой руке собрал кэй. Внешняя кэй, Залп Девяти. Собранная в четырёх точках кэй выстрелила. Хаиа, извернувшись, уклонился. Отдача от Залпа на лишнюю секунду удержала Лейфона в воздухе. Хаиа приземлился раньше. Его внутренняя кэй взорвалась, он рванулся к точке приземления Лейфона с помощью кэй-вихря. Внешняя кэй, Огненный Змей. Модификация Падающего Змея. Лейфон выпустил внешнюю кэй всем телом, чтобы отбросить надвигавшееся пламя, в то же время сопротивляясь попыткам ветра унести его прочь. Но это позволило Хаиа подойти вплотную. Оба одновременно выхватили катаны.

— Иии!

— Шааааа!

Стиль Сайхарденов, Секущее Пламя. Они единовременно выполнили тот же приём. Пламя, столкнулось с пламенем, рассекло окружающую кэй и породило мёртвую зону. Давление собранной в клинках кэй на мгновение растолкало дерущихся.

Но Лейфон не занял правильной стойки перед выполнением приёма. Впрочем, для того, чтобы он не смог занять стойку, и нужны были Огненный Змей и Секущее Пламя. Несовершенство приёма при одновременном выполнении повлияло на исход, и у Хаиа появилось небольшое окно, чтобы захватить инициативу на следующем ходу. Крупица времени, какая-то доля секунды, но даже несколько сотых секунды могли стать роковыми.

Он шагнул вперёд. Стиль Сайхарденов, Вторичное Пламя. Острие завершившей взмах катаны развернулось и пошло обратно. Лейфон быстро почуял опасность и отступил, не сопротивляясь потоку. Но линия разреза зацепила его. Из левой руки брызнула кровь.


***


Фелли в это время тяжело вздыхала.

— Никакого от меня толку.

Дело не в похищении. Выражение недовольства и раскаяния по этому поводу теперь уже ничего не изменит.

Фелли радовало, что Лейфон пришёл ради неё. Но ведь этого Хаиа и добивался. Фелли не знала, зачем ему нужен бой с Лейфоном, но ради этого Хаиа использовал её. А значит, надо поскорее дать Лейфону знать, что с ней всё в порядке.

Фелли шла в здание школьного совета. Она не могла спрятаться в убежище. Не поймут. Фелли было что сказать в оправдание, но она сомневалась, что доводы сочтут вескими — оставалось лишь идти к школьному совету. И вообще, если она хочет связаться с Лейфоном, убежище мало чем поможет. А в школьном совете…

Чтобы что-то предпринять, для начала требуется дайт. А в здании школьного совета должен храниться запас.

Но по дороге возникла проблема.

Диверсионная группа Маиаса вступила в бой с отрядом тыловой обороны Целни. Грохот схлёстывающихся кэй раздался чуть впереди, пришлось остановиться.

У Фелли не было терминалов, но работать с психокинезом она могла. Фелли настроила дыхание — серебристые волосы засветились — и проанализировала боевую обстановку. Всё было немного туманно, как во сне, но общую картину Фелли ухватила.

С терминалами она бы собрала более чёткую и подробную информацию, да и прыгающего между городами Лейфона могла бы поддержать. И своему взводу бы сообщила, что с ней всё хорошо. Её посещала мысль захватить чужой терминал, но без жезла, служившего точкой концентрации психокинеза, точность всё равно низкая.

Пока что Фелли сосредоточилась на анализе происходящего впереди. Группа Маиаса немногочисленна. Оборонительный отряд Целни примерно такой же. Фелли помнила, что в тыловую оборону планировалось выделить несколько больше людей, так что не исключалось, что проникновение осуществили несколько групп одновременно. Так или иначе, надо искать безопасный маршрут.

Фелли стала искать, но нашла кое-что другое.

Человек?

Прячется за углом здания. Видимо, завязавшийся бой застал врасплох. На секунду она подумала, что случайно обнаружила военного Маиаса, замаскировавшегося кэй-глушением, но встревоженное поведение явно не свидетельствовало о желании сражаться. Неужто гражданский? Психокинез Фелли не улавливал от него кэй. А главное, одежда не свидетельствовала о принадлежности к какой-либо стороне. Гражданская одежда, силуэт юбки.

Растяпа. Гражданская студентка, спешила в убежище и застряла тут. Так решила Фелли. Бросать здесь девушку нельзя. Она находилась в стороне от центра сражения, но битва в любое время могла сместиться. Фелли быстро нашла маршрут, позволяющий двигаться незамеченной, и направилась по нему. Пока она не дошла, студентка не двинулась с места.

— Что ты делаешь?

— Ой! — съёжилась она, услышав вдруг голос за спиной. — А, а… Простите, я…

Она сжимала ручку чемодана и пыталась что-то сказать. Может, пыталась забрать вещи и не успела спрятаться?

— Неважно. Надо скорее укрыться.

Бой оборонительного отряда с диверсионной группой к развязке ещё явно не подошёл. Фелли не знала, когда ударные волны полетят в эту сторону. Она двинулась, схватив девушку за руку. И на ходу искала психокинезом маршрут ко входу в убежище. Студентка молчала, украдкой поглядывая на светящиеся волосы.

Как и ожидалось, диверсионных групп оказалось несколько. От ближайшего входа девушек отделяло три боя. Все три района боевых действий слегка перекрывались, и чтобы попасть к убежищу или зданию школьного совета, пришлось бы делать немаленький крюк. И такой путь всё равно будет опасен. Будь Фелли одна, её бы это не остановило, но в сопровождении гражданского на такой риск идти нельзя.

— Лучше где-нибудь переждать до конца боя.

К тому же Фелли обнаружила, что активировалось несколько оборонительных орудий. Попасть под направляемый автоматикой огонь хотелось не больше, чем в гущу сражения.

— П-прости.

— Ничего. В этот раз от меня всё равно толку нет.

Хоть и было бы неплохо передать сообщение Лейфону.

— Что?

— Нет, ничего, — отрезала Фелли, когда девушка словно прочла её мысли. — Пойдём лучше быстрее.

Не глядя на идущую сзади с виноватым видом студентку, Фелли запустила психокинез в поисках безопасного места.


***


В Маиасе, как и в Целни, шёл бой диверсионного и оборонительного отрядов. Группа Нины бежала, не останавливаясь. Их преследовал оборонительный отряд Маиаса. Группа Нины сосредоточилась на продвижении к зданию школьного совета и не вступала в напрасные стычки.

— Не останавливаемся, бегом! — орала Нина. — Не дайте им нагнать!

— Заткнись! — огрызнулась Шанте.

У неё на лице было написано, что она хочет дать бой — но переходить в контратаку было рано. План уже начали приводить в исполнение. Группа пересекла главную улицу, и несколько преследовавших их на крышах бойцов обороны спустились на землю. Когда всё сводится к простой гонке, бежать выходит быстрее, чем прыгать.

Спустились трое. Наверное, решили создавать сзади помехи быстрому продвижению, в то время как основные силы заходят с другой стороны.

— Гха!

Но прежде, чем они успели что-либо сделать, что-то ударило нападающим в спины и парализовало их.

Рядом с Ниной были Дальшена, Наруки, Горнео, Шанте. Шарнида не было. Это его пули настигли оборонительную группу сзади. Сразу по прибытии в Маиас он отделился от группы и двигался следом на расстоянии. Его присутствие сзади засекли в момент стрельбы, но через секунду он снова исчез. Помеха сзади была устранена, группа Нины продолжила бег.

Главная улица не вела прямо к школьному совету. На схематичном плане маленьких улиц не отображалось, и Нина вышла в переулки, руководствуясь чувством направления.

Как только группа оказалась на узкой улочке, кирпичного цвета покрытие раздвинулось, обнажая массу металла. В перекрывшей всю дорогу металлической конструкции виднелось несколько отверстий. Оборонительные орудия.

— Прочь! — крикнула Дальшена, и все бросились в стороны.

Вооружённая пикой Дальшена метнулась вперёд. Отверстия плюнули огнём, выпуская множество парализующих снарядов.

— Хаааааа!

Её удар остановил их все. Собранная на острие внешняя кэй разрезала воздух, ударная волна создала стену, отразившую все снаряды.

Но выпад Дальшены на этом не закончился. Пика пронзила орудие. Раздался скрежет ломающегося металла, а последовавший взрыв уничтожил остальные мешающие продвижению орудия.

— Кх…

Совершенно невредимой в таком взрыве Дальшена остаться не могла. Доспехи повредились, из-под них тонкой струйкой сочилась кровь. Пика от взрыва оборонительного орудия треснула и стала явно непригодной.

В это время приближались новые вражеские контакты.

— Идите! — крикнула Дальшена остальным и повернула рукоятку пики.

Тыльная часть пики осыпалась, Дальшена схватила показавшийся под ней эфес и выдернула скрывавшуюся внутри рапиру.

— Они вам не помешают!

Она ещё решительнее бросилась на оборонительную группу, пытавшуюся преследовать выбравшуюся из ловушки орудий группу Нины. За спиной раздался выстрел Шарнида.


Здание школьного совета уже приближалось. На башне, несколько отличающейся от такой же в Целни, был уже невооружённым глазом, без помощи внутренней кэй отчётливо виден развевающийся флаг.

— Действуем по плану, — крикнул оставшийся сзади Горнео.

— Удачи, — кивнула Нина, и они с Наруки ускорились.

Горнео с Шанте прыгнули в другую сторону. Взобравшись на ближайшую крышу, они увидели военных, преследующих девушек.

— Всё, поехали.

— Ага!

Горнео и Шанте двинулись по прямой к зданию школьного совета. Всем было ясно, что манёвр отвлекающий, но оставить его без внимания не могли. Десять находившихся рядом военных бросились в сторону двоих. Их кэй взорвалась. Превращённая кэй. Горнео окутал дайт ветром, Шанте — пламенем, и они кинулись в бой.


Диверсионная группа, сократившаяся до двух человек — Нины и Наруки — решительно продвигалась к цели, зданию школьного совета. Их по-прежнему преследовали, но впереди пока военные путь не преграждали. Но сколько военных ждёт у здания? По расчётам Нины, не слишком много. Главный бой в точке стыка, диверсионные группы, расставленные по всему городу оборонительные группы. С учётом всего этого число военных около школьного совета вряд ли больше десятка. Надо пробить брешь в этой немногочисленной обороне и сорвать флаг. Будет очень непросто.

Стресс лишал уверенности.

— А это правильно, что я здесь? — пробормотала Наруки на бегу.

— Теперь уже надо дойти. Бегом! — рявкнула Нина.

— Есть!

Но она испытывала те же чувства. Есть и другие сильные военные. Силён Горнео, есть ещё Ванс, есть другие взводы. А выбор пал на Нину, из-за Лейфона. Но от него пришлось отказаться, а план не изменился. У неё были на этот счёт вопросы. Не рискнули отправлять её в массовую стычку из-за Свергнутого, бомбы замедленного действия? Были и такие подозрения.

Но перед началом боя Ванс сказал:

«Твой взвод повидал больше передряг, чем любой другой. Потому вас и выбрали».

Передряг. Опасностей они и правда видели немало. Бой со старой особью. Бой в разрушенном городе. Бой с десятым взводом. Нина через всё это прошла. Но рядом всегда был Лейфон. Она всё пережила лишь благодаря ему.

Кариан сказал, что она лишила Лейфона самостоятельности. Было время, когда Нина думала, что так и есть. Но она командир, и обязана ставить задачи подразделению. И не может скрывать свои цели из-за того, что Лейфон готов за ней следовать. Дилемма однако, подумалось ей.

Но при всём том она не считала силу Лейфона за собственную. И знала, что слаба без него.

— Теперь надо дойти! — решительно повторила она себе.

Поздно говорить «не смогу». Остаётся лишь бежать. Путь сюда ей проложили Шарнид, Дальшена, Горнео с Шанте, а также другие военные во главе с Вансом.

Они добрались до здания школьного совета. Перед главным вестибюлем поджидали несколько военных.

План уже был готов.

— Наруки! — скомандовала Нина, и Наруки бросила торинаву.

Команда, разработавшая адамантовый дайт, применила свои навыки в работе над её дайтом. Брошенная торинава в воздухе ещё раз восстановилась, неимоверно удлиняясь. Обычно Наруки не совладала бы с такой длиной, но дальше последовал приём превращённой кэй, отработанный под руководством Горнео. Единственный приём, на который он успел натаскать Наруки. Предварительно запущенная в городской флаг кэй потянула за собой торинаву и обмотала вокруг флагштока. Практическое применение Змеиного Потока. Наруки полетела, повиснув на торинаве. На секунду она отвлекла внимание вышедших на перехват военных.

Есть захват! Нина, чувствуя, как от напряжения сердце вот-вот выскочит из груди, выпустила кэй, отточенную во время бега. Комбинированная кэй, Гром-вспышка. Нина превратилась в длинную прямую молнию. Вспышка мгновенно прорезала городской воздух до самого вестибюля, а круговой взмах ударного хлыста послал разрушительную волну во все стороны.

С появления на ободе до прибытия сюда, ради одного этого момента Нина всё оттачивала и оттачивала единственный удар. Взрыв послал волну, вдребезги разбил главный вестибюль и разметал военных.

Но удар такой мощности Нина применила впервые.

«Кх…»

Выброс всей накопившейся кэй очень быстро истощил её силы.

— Командир! — звала раскачивающаяся в воздухе Наруки.

Нина подбодрила себя криком, пустила внутреннюю кэй и прыгнула. Схватила протянутую руку, и они вместе двинулись к флагу.

Но у противника ещё не кончились люди. Натяжение сверху вдруг исчезло, Нина и Наруки стали падать. Оставшиеся в здании военные поднялись на крышу и перерезали торинаву.

— Сэмпай!

Наруки в падении оттолкнулась ногами от стены и вернула себе вертикальный импульс.

— Удачи!

Она подбросила Нину. На башне стояли двое военных. Обычно с таким числом противников она бы как-нибудь справилась. Но Нина применила не совсем привычную для неё Гром-вспышку, и на всё тело давила отдача от выброса огромного количества кэй. И тем не менее.

— Выбора нет!

Здесь нет никого, кроме неё.

Находясь в воздухе, она собралась с духом и занесла хлыст. Двое на крыше контратаковали. Оба вооружены дайт-мечами. Их мечи опустились одновременно, и она блокировала каждый хлыстом, приземляясь. Крыша башни была очень крутая. Если бы не специальная обувь, Нина бы, наверное, соскользнула, даже прочно поставив ноги. Она сопротивлялась попытке двоих человек столкнуть её, и от подошв в небо стали подниматься струйки дыма. Сжав зубы, она выдерживала нагрузку на обеих руках. Если сейчас сбросят, вряд ли появится шанс вернуться сюда.

Надо преодолеть. На размеренный бой с этими двоими нет времени. Нельзя дать противнику возможность отозвать военных с других районов — они наверняка есть.

— Ха!

Внешняя кэй прошла по железным хлыстам и отбросила двоих. Их отнесло к флагу, но они без колебаний бросились в повторную атаку.

Отдача Гром-вспышки по-прежнему сковывала Нину. Кэй не слушалась. Они обменялись ещё несколькими ударами. Каждый раз, как расходилась ударная волна, сила тяжести пыталась опрокинуть Нину назад. Она удерживалась взмахами хлыстов.

Тяжёлый удар хлыста из хромового дайта выбил меч одного из противников. Он потерял равновесие и получил удар ногой в живот. Отлетел к флагу, скатился по крыше и упал с башни.

Оставался один. Появилась возможность для передышки, но Нина без колебаний бросилась к флагу. Его захват будет означать немедленное поражение Маиаса. Стоять нельзя. Повернувшись, она ударила приблизившегося военного. Тот парировал.

— Падай!

— Сама падай!

Оба орали, ни один не собирался уступать. Одновременно выпущенная внешняя кэй закрутилась в вихре и поднялась в небо, сражающихся отбросило.

И тогда Нина почувствовала, что удача к ней благосклонна. Удар внешней кэй отбросил Нину, но в каждой руке она держала по дайту. Отличительная особенность хромовых дайтов, их тяжесть, не дала Нине улететь далеко. Но теперь эта тяжесть, как это свойственно тяжестям, тащила вниз. Противника отнесло к верхней части башни, Нину же наоборот. Она бросила оба дайта прежде, чем гравитация довершила начатое отдачей внешней кэй. Противник ещё не восстановил равновесие. Более того, от удара внешней кэй выронил меч.

Нина побежала к флагу. Не стала даже тратить времени на накопление кэй. Перед ней городской флаг, флагшток, на котором он поднят. Его надо просто взять, и Целни победил.

Горькие воспоминания о прошлом военном турнире. Проигрыш за проигрышем. Тяжёлое положение, когда осталась последняя серниевая шахта. В том унизительном поражении Нина была беспомощна, но сейчас может сделать нечто для победы. Ещё чуть-чуть… Просто схватить!

Но благосклонность удачи на этом закончилась. Впрочем, наверное, Нина её просто выдумала. Восстановивший равновесие военный Маиаса врезался в Нину всем телом. Флагшток стал далёким. Целью броска было не остановить её, а отбросить подальше от башни. Военный бросился головой вперёд, обхватив Нину руками вокруг пояса. Они покатились по наклонной крыше и упали с неё.

— Как же…

Нина отцепила военного, но слишком поздно. Под ногами был воздух, и она могла лишь беспомощно тянуть руку к флагштоку, до которого ей не суждено дотянуться.

Она подошла так близко… И лишь для того, чтобы всё потерять в последнюю секунду? Что она скажет взводу, который довёл её сюда, что она скажет Горнео и Шанте? Раскаяние и ненависть к собственному малодушию стали вгрызаться в душу Нины, как вдруг…

Бум! Сзади прилетели полоски света. Башню поглотил взрыв. Флагшток покачнулся, стал всё больше крениться в сторону Нины и упал.

Лейфон?

Догадка была чисто интуитивной. Но мощная кэй ударила точно в нужный момент. Сложно предположить, что это случайный выстрел военного Маиаса или шальной снаряд. Других вариантов, кроме Лейфона, в голову не приходило. Дурак, нашёл время о других думать.

И всё же Нина почувствовала, как только что давившая на сердце тяжесть сменилась ощущением теплоты.

Падая, Нина схватила флагшток. В ту же секунду определился победитель.


***


Левая рука не слушалась. По крайней мере, в этом бою Лейфон ей вряд ли будет работать. Он спокойно поставил себе такой диагноз, чувствуя тепло стекающей крови. Впрочем, наверное, можно утешаться тем, что ведущая рука невредима.

В это время сзади раздался странный звук. Монотонный электронный вой, протяжная нота прорезала яростный шум битвы. Звук, возвещавший о конце сражения, донёсся из здания школьного совета Маиаса.

— Ну ты даёшь.

Лицо Хаиа было искажено гневом, хотя положение склонилось именно в его пользу.

— Ты вообще не в меня целился?

— У меня не было шанса действовать в открытую.

На самом деле шанс действовать открылся лишь на секунду. Да и когда Лейфон пускал Залп Девяти, шанс тоже не был хорошим. И стоил Лейфону руки. Но кроме той секунды менее опасных моментов не было.

— Моя цель — победа в бою городов.

Для этого Кариан заставил его перевестись на военный факультет, и там Лейфон встретил Нину.

— Тебя же никто не просил влезать. Так что не ной, что не всё идёт по-твоему.

— Ты теперь решил, что у тебя есть родной город? Умеешь развеселить.

— Да, решил. Согласен, для меня это в новинку…

Он привык сражаться, защищая. В Грендане за спиной был приют, в котором рос Лейфон. Здесь всё иначе. Из-за вмешательства Хаиа стало казаться, что Лейфон не сможет участвовать в бою городов, к которому так готовились. Если бы вместо Нины там был Лейфон, всё было бы просто. Но сложилось вот так. Пришлось на неё положиться. Доверять другому на поле боя непросто — Лейфон только начал этому учиться, но не мог просто взять и переложить ответственность. Ему никогда не доводилось так поступать на поле боя, и на душе всё время было неспокойно. Невыносимо, когда не можешь хоть что-нибудь сделать.

— Но и ты делаешь то, что тебе в новинку.

— То есть?

— Ты же предводитель Наёмников.

Однажды ему довелось выступить с Наёмниками единым фронтом против гряземонстров. Лейфон помнил. Наёмники всегда сражались командой, даже против гряземонстров, которых Хаиа, скорее всего, мог одолеть в одиночку. Побывавшие во множестве битв Наёмники работали как группа, старались подвергать себя наименьшей опасности — правильная тактика, это понимал и Лейфон.

— Способность доверять в бою товарищам — это твоя сильная сторона.

Сам же Обладатель Небесного Клинка чаще оказывался на поле боя в одиночестве. Сила Обладателя воздвигает стену между ним и другими военными. На едином фронте он может выступить разве что с другими Обладателями и только против сильного гряземонстра вроде Бегемота.

— А ты вышел сюда один. И это уже ошибка.

Военный, привыкший доверять другим, и военный, всегда сражавшийся в одиночку. Каждый дрался несвойственным для него образом.

— И ещё…

Сигнал к завершению ещё доносил свой электронный вой в небо Маиаса, отзвуки боя стремительно затухали.

— Теперь я могу драться, ни о ком не беспокоясь.

Лейфон не знал, что происходило в Маиасе — а теперь мог не волноваться. Оставалась Фелли, но её использовали лишь для запугивания, и проблем возникнуть не должно. Других наёмников Лейфон не знал, но чувствовал, что на Фермауса можно положиться. Теперь Лейфон может сражаться как обычно.

Не обращая внимания на безжизненно повисшую руку, он приложил чёрное лезвие катаны — лёгкий адамантовый дайт — к левому бедру. Стойка для быстрого выхватывания. Стиль Сайхарденов, Секущее Пламя.

— Ты сам заставил меня взять катану. Печально видеть, что ты выдаёшь за сущность учения Делка. Пытаешься выехать на фокусах, работающих только против своей школы — так я покажу тебе, чего стоит настоящее искусство.

— Болтай больше, ага.

Хаиа понимал, что Лейфон его подначивает, но занял стойку для выхватывания.

Хорошо. Лейфон был уже не в состоянии вести затяжной бой. Левая рука продолжала истекать кровью. Удар Хаиа достал кость и, вполне возможно, перерезал нервы. Можно соединить мышцы посредством внутренней кэй и закрыть рану, но без нервных каналов всё бесполезно. Всё надо решить одним ударом. Ради этого Лейфон оттачивал кэй.

— Кх!

Боль в руке усилилась. При наращивании плотности кэй совершенно естественным образом усиливается поток внутренней кэй, чтобы справиться с отдачей при выполнении приёма. Стимуляция организма сделала нервы вокруг раны чувствительными, расширила кровеносные сосуды для укрепления мускулов, усилила приток крови. Из-за усилившегося кровотока сильнее хлынула кровь из руки.

Лужа крови под ногами росла, а Лейфон продолжал оттачивать кэй. Давление выпущенной кэй окончательно лишило Хаиа выбора. Если он сейчас не станет отвечать на приём, а попытается уйти, приём Лейфона его настигнет. Хаиа тоже стал спокойно наращивать кэй для выполнения приёма.


Сигнал окончания боя затих.


Они двинулись одновременно. Оба шагнули вперёд, сверкнули катаны с накопленной кэй. Затихающее эхо сигнала перекрыл мощный грохот. Клинки нанесли рубящие удары по симметричным траекториям и столкнулись. Одновременно выпущенные потоки внешней кэй схлестнулись, выбили опору из-под ног противников и отбросили их. Пока что ничья.

Но Секущее Пламя состоит из двух движений. Давление столкнувшихся потоков не прекратилось. Первый, кто обретёт свободу действий, выполнит второе движение. Секущее Пламя сочетает мощь режущего удара иай[1] и последующей атаки с помощью внешней кэй: режущий удар может эффективно нейтрализовать вражеский приём — как Хаиа рассёк Падающего Змея Лейфона — а внешняя кэй снесёт остаточную волну. При выполнении же двух движений с близкого расстояния приём кроме нейтрализации вражеского кэй-приёма позволяет нанести ещё удар.

Сейчас каждый перехватил Секущее Пламя другого, внешняя кэй столкнулась с такой же. Не будь Лейфон ранен, силовое противостояние кэй, возможно, закончилось бы мгновенно. Но повреждённая левая рука истекала кровью и мешала нормально оттачивать кэй.

Кроме того, он не знал, что Хаиа тоже не может позволить себе поражения. Как и сказал Лейфон, Хаиа никогда не сражался без прикрытия. Семьёй, в которой он вырос, были Наёмники. Но рано или поздно Наёмников не станет. Некому будет доверить тыл. Нельзя же в таком положении облажаться!

Выйти в бой одному. Именно теперь он бросил себе этот вызов. Кэй против кэй, дух против духа.

Перед глазами плясали красные точки. Из руки Лейфона снова брызнула кровь. Кэй на секунду ослабла. Могу победить, подумал Хаиа. Левая рука Лейфона теперь неподвижна. Более того, чем больше он пускает кэй, тем сильнее течёт кровь, нарушая концентрацию. У Наёмников с такой кровопотерей немедленно отправляют в тыл. Если даже просто поддерживать кэй-поток, вполне можно умереть от потери крови.

Но на спокойном лице Лейфона не было и тени волнения. Не выдающие эмоций глаза равнодушно взирали на Хаиа. Как же он… Лейфон должен испытывать ярость к Хаиа. Он похитил Фелли, заставил Лейфона вопреки принципам вести бой катаной. Вначале он и правда даже не скрывал ярости. Но по ходу боя ярость ушла с его лица, глаза стали совсем пустыми. Особенно после победы Целни.

Хлынула ещё кровь. Её подхватывал ураган бушующей вокруг Лейфона внешней кэй и окрашивался в багровые тона.

Он что, не боится смерти? Страха в глазах не было. У Хаиа в руках катана без предохраняющих настроек, в отличие от игрушки в руках Лейфона. Он точно умрёт, если Хаиа проведёт два движения. Но Лейфон не выказывал и тени беспокойства. Казалось, он просто внимательно наблюдает за ходом боя со стороны.

И тогда Хаиа понял, что за плечами у Лейфона. Когда нападал гряземонстр, Лейфон выходил против него один. И дрался на мёртвой земле, иссушенной загрязнителями, где любой порез защитного костюма подобен смерти. А поражение и есть смерть. Когда сражаешься один, решать, как спастись, тоже вынужден сам. Всюду один. Мир, в котором никто тебе не поможет.

По спине пробежал холодок, и Хаиа лишь отчаянным усилием воли сдержал дрожь. И отвлечённый этой дрожью, не заметил мелкой детали.

Пальцы левой руки Лейфона чуть шевельнулись. Нервы не перерезало до конца. В ходе этого противоборства он всеми силами проталкивал внутреннюю кэй, сосредоточившись на воздействии через уцелевший нервный канал. Рука должна слушаться, хоть на секунду. Так в мире, где никто не поможет, собственная сила наталкивается на стену отчаяния — и так её преодолевает.

Левая рука зашевелилась. И взялась за рукоять катаны. Натиск внешней кэй усилился.

— Наа!

Катану Хаиа увело в сторону. Внешняя кэй тут же сдавила его, сковала движения. Стиль Сайхарденов, Вторичное Пламя. Острие метнулось обратно, и волна от режущего удара прошлась по Хаиа наискосок, от плеча до пояса. Повредила плоть, сломала кости. Он не издал ни звука, когда удар, чудом не расплющивший внутренние органы, швырнул его в воздух.

Пока Хаиа летел к земле, Лейфон готовил следующий удар. На этот раз явно последний.

«Умру, наверное…»

Не слушались даже кончики пальцев. Острая боль перегрузила нервную систему — Хаиа на удивление спокойно принял реальность и закрыл глаза.

Однако… момент, которого он ждал, так и не наступил. Удара от падения тоже не было.

Хаиа открыл глаза, не понимая, что происходит. Перед собой он увидел очки, крупные капли слёз и знакомое с детства лицо.

— Мюнфа… ты что делаешь?

Мюнфа, стиснув зубы, закрывала его собой. Она спасла падающего Хаиа и теперь от чего-то заслоняла.

Прямо за ней стоял Лейфон.

— Беги.

Хаиа бросил вызов и проиграл. Он умрёт, ничего не поделаешь. Но впутывать Мюнфу он не собирался.

Но Мюнфа отчаянно мотала головой.

— Нет.

— Не говори глупостей, ага.

— Нет, — крикнула она и прижалась ещё сильнее. — Я тебя не брошу, Хаиа-тян! Я так решила.

Её неожиданное упорство потрясло Хаиа. Он посмотрел на Лейфона. Стало казаться, что он стоит целую вечность, когда Лейфон вздохнул и устало повёл плечами. Он свернул дайт и вдруг, развернувшись, зашагал прочь.

— Эй! — машинально окликнул его Хаиа.

— Злодей здесь ты, а не я, — донёсся откуда-то кажущийся безразличным голос Лейфона.


Примечания

1. Иай (яп.) — мгновенный удар мечом одновременно с выниманием из ножен.

К оглавлению