Здравствуйте, странник
22.10.2017, Воскресенье, 11:19

Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация



Меню сайта
Последние темы форума
Поздравления [1374] | Timekiller
Угадай аниме [4650] | lvlonax
Бар "Type-moon" [11534] | Silence
Вступление в команду. Набор желающих. [415] | klfm
Терминология тайп-муна [721] | Silence
Найденные баги складываем сюда. [316] | Mor
Настроение [1514] | Silence
Интересное видео [136] | edexyORO
Kagetsu Tohya SS4 [9] | edexyORO
Последнее смотренное. Делимся впечатлениями :) [1038] | Silence
Статистика

 

Всего онлайн: 1
Из них гостей: 0
Пользователи: Timekiller
Твиттер
 
N/A
 

Бампи хот дэш[1]


Всё, заврался. Раскаиваться поздно. Слово не воробей. Не поймаешь. Эду Долону оставалось лишь наблюдать, как вызванные его словами шок, возбуждение и надежда достигают точки кипения, и с ужасом представлять, что будет дальше.

— Ты серьёзно, Эд-кун?!

Полные надежды глаза были чуть влажными. Казалось, она готова расплакаться — щёки раскраснелись от волнения, даже дыхание стало чуть хриплым. Эд не мог с собой совладать.

Надо извиниться. Так подсказывал голос разума, призывая к действию. Лишь так можно избежать надвигающейся беды. «Прости, шучу». «Нуу, ты чего». И можно будет легко отделаться. Может, возьмёт своё женская обидчивость. Может, за «нуу, ты чего» последует «ну ты даёшь», Эду сообщат, кто он такой и скажут, куда идти. Может, увлажнившиеся от волнения глаза высохнут и пронзят его сердце ледяным взглядом.

Эд хотел прощения. Сейчас будет вот так, а если момент упустить, ожидания неприятно возрастут, и не оправдать их будет всё страшнее. Так она не просто злобно пошлёт, а на полном серьёзе скажет больше не появляться. Эд всё прекрасно понимал.

Но ляпнул другое.

— Не боись! Я всё устрою, мы ж с ним друзья.

— Спасибо, большое тебе спасибо, — сжала ему руку взволнованная девушка.

Она оказалась так близко, что можно было дыхание ощутить. От такого резкого сближения с девушкой, которая всегда тщательно соблюдала дистанцию, у Эда закружилась голова. Он мысленно воспарил в небеса…

— Всё будет!

…и тут же провалился в ад.


Итак, что делать.

Похоже, не зря говорят, что от стресса в желудке дырка появляется. Эд испытал на себе. Дырки ещё не было, но кровью харкать он скоро явно начнёт.

Обеденный перерыв. Эд не смог съесть ни кусочка из купленного в излюбленном магазине делюкс-бэнто. Среди завсегдатаев магазина стремительно набрала популярность устроившаяся там работать новенькая, но Эд в поклонники не спешил. Потому что даже её особо и не замечал. Теперь он видел мир в чёрных тонах. Выражение «исчезли краски» оказалось точным — вспоминая разные поговорки о проблемах, Эд с каждым разом убеждался в их буквальности.

Зачем он это сказал? Эд посмотрел на себя со стороны. Эд Долон. Самый обычный гражданский. Рост чуть ниже среднего мужского. Вес чуть больше. О стиле и говорить нечего. Лицо Эд рассматривал в зеркале под разными углами, в итоге махнул рукой.

Посмотрев на себя со стороны, Эд себя ещё больше возненавидел. Негатив передался желудку, и Эд даже смотреть не мог на содержимое бэнто. Он закрыл крышку.

— Не будешь? — раздался вдруг голос сзади, и Эд чуть не подпрыгнул.

Отсюда голоса остальной группы слышны быть не должны. И действительно, разговоры едоков бэнто сюда вовсе не доносились. Но этот голос принадлежал не им. А главному виновнику произошедшего. Голос злодея.

— П-привет, — натужно поприветствовал Эд, обернувшись. — Сегодня один?

Да, злодей оказался один, что бывало редко. Обычно его окружала свита из трёх одноклассниц, но сегодня один.

— Угу, так уж вышло, — туманно объяснил он с неловкой улыбкой.

Наверное, когда его немного детское лицо принимает такое выражение, девушки сразу хотят помочь. А когда так делает Эд, его называют противным.

Уничтожить бы эти стандарты популярности, в запале крикнул он. Мысленно, конечно. В физическом столкновении военного с гражданским виновным, скорее всего, станет военный, но в других конфликтах у военных чаще всего преимущество. Нет, Эд не думал, что такое заявление создаст большую проблему, но для девчонок класса он станет врагом. Сейчас хоть этой троицы нет — однако сразу несколько групп ожидают возможности с этим злодеем пообщаться. Эх, вот ведь…

Что вообще в этом злодее… Лейфоне хорошего, искренне усомнился Эд. Хорошее лицо. Ростом довольно высок. Хорошие пропорции рук и ног. А главное, военный. Ещё и во взводе на первом курсе, ещё и сильный. Весьма неплохо показал себя в боях взводов. Учёба не очень даётся, есть в этом свой шарм. Но активен на кулинарной практике, что придаёт «домашний» аспект. Сомнения моментально отпали. Качества разгромные. Чтоб он сдох. Зачем есть на свете этот мистер совершенство? Эд его одолеть может разве что в учёбе, но, с другой стороны, полно студентов и с лучшей успеваемостью. А среди них, опять-таки, полно парней, которые лучше Эда. Например, образец умного мужчины, президент школьного совета Кариан Лосс. Умный, влиятельный, богатый, хорош собой. Аж не три, а четыре качества. Ну пожалуйста, пусть его не будет.

Проклиная всех мужчин мира, которые лучше него, Эд с будничным видом общался с Лейфоном. Великое искусство, сказал себе Эд, стараясь не разрыдаться. Он и сам толком не понимал, о чём говорит.

— О, бывает же. Что, поссорились?

Ответь уже что-нибудь и уйди поскорее, думал он.

— Да нет, не то чтобы…

Недоговаривает. Может, правда поссорились. Он почувствовал некое злорадство.

— Так ты что, есть не будешь?

Лейфон почему-то неотрывно смотрел на бэнто Эда.

— А ты что, хочешь?

— Угу, я в этом месяце чуток на мели, пытался вот экономить.

Многие военные те ещё едоки, и даже девушки легко разделываются с такими бэнто. При этом, что особенно бесит, не толстеют. Вот заплыть бы им жиром чуток. Но нет, военные заплывут разве что мускулами. Как глава военного факультета. Эд представил себе перекачанного Лейфона. Интересное, наверное, было бы зрелище.

Стоп-стоп, ему же всегда Мэйшэн бэнто готовит? А сейчас нет — неужто и правда в ссоре? А что, если это шанс? Шанс… Эта мысль всё равно ввергла в уныние. Эд чувствовал, что даже если преуспеет, добром это не кончится. Но если не начать действовать, тоже будет плохо.

— Хочешь, продам?

— Сколько?

Повёлся. Видать, и правда голодный.

— Пятьсот.

— Да оно в магазине так стоит. Смысл? Сто.

На удивление прижимист. Военные же при деньгах.

— Триста.

— Сто пятьдесят.

— Кто тебя торговаться учил, двести пятьдесят.

— Двести.

На этом и сошлись.

— А если выслушаешь мою просьбу, уступлю за так, — сказал он, когда Лейфон уже достал карту, чтобы перевести деньги.

Его пальцы тут же застыли.

— Что?

Теперь можно поговорить.


Они переместились. На крышу. Отсюда было хорошо видно соседнее школьное здание.

— Вон девушка, видишь?

— У которой волосы как бы такие?

Лейфон поднёс к голове руку с вилкой и изобразил пальцем круги.

— Да, да, — закивал Эд, хоть и не видел девушку отсюда как следует.

Видел только, что она болтает с другими студентками, вроде одноклассницами. Но и отсюда мог представить большие кудри, плавно развевающиеся в такт движениям, большие глаза и мягкие, часто улыбающиеся губы.

— Это Айми Кук.

Лейфон неопределённо хмыкнул, чем его реакция и ограничилась.

— Знаешь её?

— Нет, — мотнул он головой, не отрываясь от бэнто.

Бросил лишь один взгляд на девушку и утратил всякий интерес. Эд даже не знал, радоваться или злиться на такое поведение.

— Она же в фан-клубе семнадцатого взвода.

— Да? — впервые прекратил есть Лейфон. — А что это?

— Как что, ты не знаешь? Фан-клуб?

— Понятия не имею, впервые слышу. Что это?

— Как что? Фан-клуб это фан-клуб, — вздохнул Эд, чувствуя, что придётся начать с самого начала. — Он почти у каждого взвода есть. Это ж само собой, ведь бой взводов — главное событие школьного города. Поболеть за вас приходят, понимаешь?

— Хм.

— Тебе кроме «хм» сказать нечего?

— Мне слово «фан-клуб» мало о чём говорит. Скажи лучше, при чём тут девушка? — перешёл Лейфон к сути вопроса — как раз когда у Эда кончились объяснения.

— Не догадываешься?

Лейфон смотрел на него с искренним непониманием. Эд разозлился. Издевается? Насмехается над чистыми порывами мужского сердца? Что за человек.

— Популярный гад.

— Мне такое уже говорили — за что меня популярным-то называют?

— За красивые глазки.

Когда его зовут популярным, он не смущается, не радуется, а искренне недоумевает и смотрит этими наивными глазами — вот и популярен.

— Враг всех невзрачных. Откуда у тебя столько адских качеств? Имей совесть, подумай о других парнях.

— Ты бред какой-то несёшь, — с недовольным видом вернулся тот к еде.

Нашёл время о желудке думать.

— Я с ней на подработке встретился.

Если постоянно бороться за внимание Лейфона, разговор не склеится. Лейфон-то, кажется, не особо заинтересован. И Эд, скривившись от сознания того, что всю неловкость положения надо объяснять самому, заговорил.

Эд подрабатывал в маленьком магазине рядом с домом. В основном грузил что-нибудь в задней части магазина, упаковывал, расставлял товар на полках, — но иногда и на кассе работал. Такой был небольшой магазин. И туда пришла Айми.

— Мы знали друг друга, но сдружиться не выходило. Точнее, она не особо старалась ко мне подходить.

Они работали в одном месте, но практически не общались. Это само по себе не редкость. Так было до приезда в Целни, в школе прошлой ступени, так было и после. Наверное, более чем с половиной девочек класса Эд ни разу не заговорил даже по мелкому поводу. Да, Эд знал. Ему остро не хватает навыков общения с противоположным полом. Но это же не значит, что Эд не может влюбиться.

— И я в неё влюбился, — произнёс он то, что не говорил никому.

И в любви не признавался, и в компании друзей не произносил. От стыда он не мог даже взглянуть на Лейфона, смотрел в пол. Ответа не последовало. Уголком глаза Эд заметил, что рука с вилкой замерла.

Взгляд в итоге пришлось поднять. И увидеть зачем-то покрасневшего до кончиков ушей Лейфона.

— Т-ты то чего краснеешь?!

— Н-не знаю. Стой, зачем ты вообще мне это рассказываешь?

— Заткнись! Без этого рассказ не сложится, не понял что ли?!

— Почему?!

— Потому что так разговор повернулся!

Он повысил голос — наверное, чтобы скрыть смущение. В отчаянии повысил голос и Эд.

— Почему?!

— Да хватит уже почемукать! Повернулся и всё тут!

О том, что Айми в фан-клубе семнадцатого, Эд узнал недавно. Что, пожалуй, неудивительно, ведь оба начали работать, когда бои взводов закончились. Среди коллег Айми на эту тему особо не распространялась. Просто со смехом болтала о всяких пустяках. И лишь недавно проговорилась.

Военный турнир, бой городов. Это случилось после боя с Маиасом, неделю спустя, когда победные настроения повыветрились и в город вернулась атмосфера обычной жизни.

— Уу, вот бы и мне увидеть. Как Лейфон воюет.

У них было свободное время. Эд расставлял и пополнял товары на полках, Айми помогала. Больше на работе никого не было. Хозяин что-то делал в кабинете.

Они были вдвоём. Вот шанс, подумал Эд. И заговорил.

По счастью, класс Айми находился в соседнем здании. Жизнь в Целни такова, что даже с учащимся в соседнем здании студентом пересечься непросто. Дело и в числе студентов, и в том, что после занятий многие вынуждены идти на подработки, чтобы себя обеспечить. Вот и получалось общаться лишь в классе да на подработке — если оставалось ещё время, оно уходило на деятельность в клубах или иных сообществах. Лейфон как военный постоянно занят, да и подработка у него считается тяжелейшей — уборка в отделении центрального механизма. С Айми пересечься негде. Разве что она в фан-клубе что-то узнает, но тут уж надо рискнуть. Вот Эд и…

— А я с ним в одном классе. И мы неплохо ладим, — сказал он.

Тогда он ещё, сказать по правде, не произвел этих выкладок. Всё это он придумал задним числом, просто чтобы себя оправдать. Чувствовал, что сделал ужасную глупость.

— Почему?!

— Слушай, вот ты заладил… Ну что тут поделаешь, так сказал. Увлёкся, — пытался он отмахнуться от растерявшегося Лейфона.

И потом, всего-то сказал, что неплохо ладят. Чего так удивляться, вообще? Стало немножко обидно.

— И, что дальше? — напряжённо спросил он.

Возможно, каким-то образом догадался, что разговор идёт в неприятное русло. Может, отсюда и удивление? Тогда это ещё обиднее.

— Так вот. Я пообещал, что мы пойдём гулять втроём.

— О, аа…

— Но она точно будет считать это свиданием.

— У!

Одно лишь воспоминание об увлажнившихся от счастья глазах заставляло стиснуть зубы. Айми так убивается по этому типу, который сейчас так постыдно растерялся. Но и Эд тому причиной. Он не предаст этих глаз. Надо сделать ложь правдой.

— Слушай, Лейфон, — схватил он за плечи Лейфона, застывшего с бэнто в руках.

Несмотря на худобу, плечи Лейфона были жёсткие, мощные — стоило лишь дотронуться, чтобы почувствовать в них сплошные мышцы. Вот что такое военный… Кстати, Эд ведь впервые дотронулся до военного?

— Я люблю Айми.

— Э, ээ, угу. Вижу, — кивнул Лейфон, будто заворожённый.

Ветеран, козырь семнадцатого взвода, заворожено смотрел на Эда. Заражаясь его отчаянием.

— И потому это свидание непременно должно стать успешным. Идеальным свиданием. Для этого нужна твоя помощь. Прошу тебя, — склонил он голову, не отпуская плеч Лейфона.

— А, л-ладно. Я понял, — согласился тот, будто под гипнозом.

Эта проблема решена. Теперь следующая.

— Итак. Лейфон.

— Угу.

— Как, по-твоему, устроить идеальное свидание?

— Что?

— Ну, у меня-то такого не было. Но у тебя ведь было? Как думаешь, что для этого надо?

— Д-да не знаю я! — огласил крышу вопль Лейфона.


***


Вопрос: как лучше подступиться к делу, в котором ничего не смыслишь? Ответ: спросить совета у того, кто смыслит.

Так они здесь и оказались. Прогуляв послеобеденные занятия. Не до того было, да и Лейфону после занятий на взводную тренировку надо. Её пропускать точно нельзя, так что действовать можно только сейчас.

Где «здесь»? На самом деле пункта назначения у них не было. Для начала, в первой точке, куда они добрались за оставшееся от обеденного перерыва время, не было того, кто им нужен. Так по факту и вышел прогул.

— Привет.

Тот, кто им был нужен, беззаботно валялся на лужайке.

— Бывает же такое, Лейфон прогульщиком оказался?

— Тебя же искал, Шарнид-сэмпай.

Близился летний пояс, и последнее время лежать на траве было уже не холодно. Даже наоборот, здешняя тень обеспечивала приятную прохладу. Но почему здесь, не в парке, а среди искусственных насаждений у дороги? И Эд вообще не знал, что этот Шарнид здесь, пока Лейфон к нему не обратился.

— Кэй-глушение отрабатываешь?

— Что? Не хватало мне такими глупостями заниматься. Сплю я. А если показалось что другое… так то мой избыток таланта дал о себе знать, — широко улыбнулся Шарнид, подперев рукой подбородок.

То, как элегантно выглядел этот жест, разозлило Эда. Парень явно ещё лучше Лейфона. Это снайпер семнадцатого, Шарнид Эллиптон.

— Так зачем искал?

— Посоветоваться хотел.

— Хм? — посмотрел он на Лейфона, затем на стоящего сзади Эда. И, судя по взгляду, сразу понял, что совет нужен не Лейфону, а Эду. — И?

Под этим взглядом он уже не мог оставить всё на откуп Лейфону. Рассказал всё как есть. Того запала, что был при разговоре с Лейфоном, не появилось, Эд говорил тихо и сбивчиво. И с горечью осознал, что в этом его сущность. Со знакомыми собеседниками он ещё как-то может нормально общаться, а с остальными тяжело. Он не мог просто взять и поговорить с Айми не только потому, что она Эда не замечала, но и потому, что он не может заговорить сам.

— Всё, понял, — глубокомысленно кивнул Шарнид и хлопнул себя по коленям, когда Эд закончил свой рассказ.

Шарнид уже сидел, скрестив ноги, и вообще они когда-то успели сесть в круг.

— По сути — ты, дружище, хочешь, чтобы на этом свидании она втрескалась не в Лейфона, а в тебя.

— Н-ну… э, н-нет, не то чтобы я так задумал.

— Хм? Дружище, ты понимаешь, что если там же всё не решишь, ты обречен?

— А? Да?!

— Вот, с таким расчётом и действуй. Итак, когда?

— Э, ну если мы сейчас… Я сказал, что уточню график Лейфона, и сегодня мы в одной смене…

— Да, короче, на наше усмотрение, — ухитрился Шарнид понять Эда лучше, чем тот выразился. — Тогда, скажем, дня через три? Долго тянуть не стоит, а там у нас будут одни тренировки, и вторые полдня свободны. Лейфон, сильно не потей. Если будешь вонять, то и наряжаться бессмысленно. Тренировки сплошные, так что можешь и в душ не успеть.

— Аа…

— Что до одежды, приготовь что-нибудь подобающее. Можно не слишком роскошное.

— Роскошного у меня и нет.

— И то верно. Вот и отлично. Теперь ты — Эд, правильно? Проблема в тебе.

— Да! — машинально выпрямился он.

— Каким лично ты видишь свой стиль?

— У меня его особо и нет.

Вряд ли вообще есть вещи, которые хорошо сядут на его фигуре. Ему казалось, что почти вся стильная одежда делается на стройных людей.

— Это только то, что кажется стильным тебе. Да, у всех манекены за образец. Что делать, что делать.

— Аа…

— Всё, идём выбирать одежду.

— Что?

— А как иначе? Хочешь поразить девчонку? Значит, приложи усилия. Иначе окажешься в проигрышной позиции. Решайся быстрее, давай.

— Д-да!

Шарнид показал большой палец, и у Эда появилась надежда.


***


И вот прошло три дня. Лейфон, первым явившийся к месту встречи, удивлённо смотрел на лицо Эда.

— Ч-что с тобой?

— А, заметно, да?

Три дня выдались бурными. Шарнид не только подобрал одежду, но и прочёл краткий курс лекций на тему свиданий. И Эд, следуя полученным советам, бегал по заведениям и резервировал места.

Всё готово. На этом бы и успокоиться, но первый раз ведь. Эд волновался, всё ли сделал, снова задавался вопросом, всё ли как надо, и не мог уснуть. Неоднократно прокрутил всё в голове, чтобы убедиться, и не успел опомниться, как настало утро — а вот уже и время. В итоге Эд совершенно не выспался.

— Ты в норме?

— У меня вот что есть.

Он достал энергетический напиток, открыл крышку и залпом выпил. Этикетка на бутылочке гласила, что это «высокоэнергетический напиток от военного поставщика». Во рту разлился горький вкус концентрированного экстракта лекарственных трав. Должно быть эффективно.

Но Лейфон безжалостно заметил:

— Ни разу не видел, чтобы кто-нибудь такое пил.

— Да ладно?!

— Кого берут во взвод, те и так могут два-три дня без сна, на внутренней кэй.

— Нет, оно действует! Сила духа всё победит! — убедил себя Эд, не слушая Лейфона.

До прихода Айми оставалось ещё немного времени. Эд осмотрел свой наряд. Рубашка, достаточно большая, чтобы не облегать полноватое тело, джинсовые брюки. К сегодняшнему дню Эд коротко постригся. Сказать по правде, и во время примерки, и сейчас казалось, что ему это не идёт.

— Это тебе с непривычки кажется, — говорил Шарнид. — Слушай, на первом месте — опрятный вид. На втором — выделиться из повседневности. Ещё важно, что ты приложил ради неё усилия. И внешность как один из показателей. Ты как бы говоришь: «смотри, для тебя стараюсь».

Как-то так он Эда и убедил. Однако стоило об этом вспомнить, как Эд почувствовал, что к нему чудесным образом приходит вера в собственные силы. Эд посмотрел на Лейфона — тот был одет просто, даже, пожалуй, обыденно. Может, что и выйдет. Так Эду стало казаться. Он не мог сказать, обоснованно или нет, но возникло чувство, что что-то будет.

Пока он так размышлял, пришла девушка.

— Извините, опоздала!

Айми подбежала и восхищённо уставилась на Лейфона.

— Айми Кук.

— Э… Лейфон Альсейф.

— Я знаю! — радостно улыбнулась она, засияв больше прежнего.

Эта невыносимая сцена стала для Эда ударом под дых.


Свидание началось. То, что он тут лишний, Эд по-настоящему ощутил с первой же минуты… нет, знал ещё до начала.

— Ну, куда пойдём?

Айми с таким энтузиазмом крутилась вокруг Лейфона, что только руку его не обнимала.

— Ну, э… — посмотрел он в замешательстве на Эда.

Лейфон был в курсе плана. Эд ради этого дня бегал, ломал голову, составил целую программу.

— А, да. Сначала пообедаем, затем где-нибудь немного погуляем…

— Давай! Я знаю отличное заведение, пойдём туда, — предложила Айми, хлопнув в ладоши — она выглядела до невозможности счастливой и заранее согласной на всё.

Нет, нет… Он мотнул головой.

— С-слушайте. Я уже забронировал места. Давайте туда.

— Уу…

— Ой, прости, — тут же съёжился он под недовольным взглядом.

— Я бы тоже глянул, что Эд устроил, — быстро поддержал Лейфон.

— Правда? Ну, тогда ладно, — сразу передумала Айми и радостно потянула его за собой.

Дело… плохо, сразу почуял Эд. Эпизод с его участием будто вырезали.

Ресторан, где он забронировал места, был несколько дороговат. Даже днём здесь царил полумрак, играла атмосферная музыка. Сказать по правде, кошелёк Эда тут сильно полегчает. У Лейфона денег нет, и вообще он здесь по просьбе Эда, так что за Лейфона, естественно, надо платить — а уж про Айми и речи нет. Проще говоря, все расходы на Эде. Ух… Он мысленно разрыдался. Ещё и одежда дорогая, так что плакали его сбережения. И за всё это не намечается никаких перспектив — что за шутки такие?

Однако было вкусно. Эду количество важнее качества, он бы сюда в жизни не пришёл. Об этом месте по огромной просьбе Эда рассказал сотрудник редакции кулинарного журнала, с которым Эда свёл одноклассник.

— Эд-кун, да ты такие места, оказывается, знаешь!

— А, угу.

— Здо-орово, — с восхищением посмотрела Айми на Эда.

Заговорила с ним. Настроение как-то поднялось. Она всё равно девяносто девять процентов времени общалась лишь с Лейфоном, но даже это теперь не так огорчало.

Но денег всё равно жалко.

Они поели, как следует полакомились десертом и вышли из ресторана.

— Я в туалет, — сообщил Лейфон уже на выходе и оставил их дожидаться снаружи.

Они внезапно остались вдвоём.

«П-поговори о чём-нибудь».

Айми крутила на пальце кудрявый волос и смотрела вдаль. Уж не скучно ли с ним, подумал Эд и запаниковал ещё больше.

— Э, э… Жарко сегодня.

И в самом деле, по ту сторону закрывавшего небо фильтрующего поля не было ни облачка, солнце палило безжалостно. Летний пояс явно недалеко. Чувствовалось, что припекает с каждым днём всё сильнее.

— Да уж, — равнодушно ответила она, взглянув на небо.

Эд заворожено разглядывал её профиль. Из-за жары у неё были короткие рукава и довольно глубокий вырез на груди. На солнце блестели мелкие капли пота на гладкой коже. Эд, сам того не замечая, сглотнул.

Может, пора?

Было у него затаённое намерение. Эд не говорил об этом ни Лейфону, ни Шарниду.

Сегодня Эд признается в своих чувствах. Он так решил, всерьёз.

Но ему мешал Лейфон. Нужен именно момент, когда они останутся наедине. И вот он настал. Сейчас? Но у них ещё в планах всякое… Если сложится, Лейфону можно сделать ручкой. И начнётся настоящее свидание! Это всё хорошо, но если не сложится, будет очень неловко. Всё-таки надо ещё подождать, решил Эд. Решил твёрдо. Неудачник, сказал внутренний голос, но Эд подумал, что он, пусть и неудачник, хочет ещё чуток насладиться прогулкой. Может, Айми обратит на него хоть немножко внимания.

— Извините, — вышел Лейфон под звон дверного колокольчика.

— О…

Стоявшая с равнодушным видом Айми с улыбкой обернулась и окаменела. Эд тоже повернулся и окаменел. Лицо Лейфона тоже было каменным.

Там, за его спиной, стояли три его вечных спутницы. Боязливо съёжившаяся Мэйшэн Тринден. Наруки Гелни с оценивающим взглядом. Мифи Роттен со странным ожиданием в глазах. Они там стояли.

— Ты что?! — шепнул Эд, резко отведя Лейфона в сторону.

— Да я сам не понял… вышел из туалета, а они тут.

— Ты ж военный, как не заметил?

— Если б убить пытались, тогда да, а так не умею.

— Эй, вы шептаться закончили? — влезла Мифи прямо между ними.

— Ой…

— Если закончили, пошли уже. А то бросили вдруг нас, а без вас разговор не клеится.

— А? Вы что, с нами?

Эти трое просто одноклассницы. Эд мог утверждать так довольно уверенно, хоть особо с ними и не общался.

— Не боись, где надо за себя заплатим, — ухмыльнулась Мифи так, что увидел только он.

Поняла. Подруги не знают, а она уже догадалась обо всём. Тогда зачем увязалась?! Озвучить подобный вопрос духу не хватило, и в итоге компания разрослась до шести человек.


Айми резко помрачнела.

«Ч-ч-что делать?»

От волнения скрутило живот.

— Ух, здорово.

— Красиво.

— Как-то… так, говорит, будто скручиваешь, но…

— Думаю, лучше делать как учит Горнео.

Мэйшэн с Мифи, не догадываясь о чувствах Эда, громко восхищались окружавшим пейзажем. Сзади Лейфон с Наруки вели какие-то военные разговоры, а совсем рядом…

Безмолвно стояла Айми. И совсем не улыбалась. Уу… Эд, ощущая боль в животе, смиренно стоял неподалёку.

Они находились на дне сельскохозяйственного озера. По дну пролегал широкий коридор из устойчивого к давлению стекла. Озеро обеспечивало рыбным хозяйством весь город, было огромным и при этом содержало разные виды рыб и прочей водной живности. Так называемая «озёрная галерея» была открыта для всех и славилась как место для свиданий. Рядом пролегал другой коридор — там студент сельскохозяйственного факультета выбрасывал корм, вокруг которого стайками слетались рыбы. Человек в гидрокостюме сидел на спине небольшого животного и прикладывал какой-то прибор — наверное, проверял здоровье. Пейзаж водного мира выглядел фантастическим. Как знать, может, тут всякие негативные ионы и альфа-волны даже оказывают лечебный эффект…

— …

За что?! Эд готов был расплакаться.

— Ух ты, длинная! Большая! Что это?!

— Ну… написано «пилур».

Мифи удивлялась плавающей совсем рядом с галереей невероятно длинной и тонкой рыбе, Мэйшэн изучала взятую на входе брошюрку.

— Но если изменять кэй…

— Трансформацию и Шанте производит, и Горнео в недавнем бою с командующим, помнишь? Но эффективность преобразований, видимо, в немалой степени зависит от характера…

Лейфон с Наруки всё рассуждали на военные темы. Все уже говорили о своём, воцарилась привычная для них атмосфера. Лейфон стал гораздо более расслаблен, чем в ресторане.

— …

У Эда не проходило ощущение, что Айми его мысленно подталкивает. Воображение? Наверное, нет. Точно нет.

— Эй, — оттащил он назад Лейфона. — Ты чего расслабился?

— Что?

— Что? А то! — прошипел Эд.

Он уже казался себе гением на фоне Лейфона.

— Но вы так можете вдвоём побыть, это же хорошо, Ми вот…

— Ты чего несёшь? Айми с тобой общаться хочет. Если этого не выйдет, то как вообще что-нибудь выйдет?

— Аа…

— Не надо мне твоих «аа».

Эд чувствовал, что сейчас и впрямь заплачет.

— Ну прошу, ну пожалуйста.

— У-угу.

— А ты и впрямь этого хочешь, ня? — снова встряла между ними Мифи.

— Ой! — отпрянул Эд.

Она снова ухмыльнулась.

— Т-ты чего?

— Хорошо ли будет, если девушка с ним разговорится?

— К-конечно, чего ж плохого?

— Но если так будет, ты же рискуешь?

— Чем?

Многозначительные намёки начали выводить его из себя.

— Я говорю, что поклонница могла бы благополучно остаться поклонницей.

— Говори яснее.

— Дело в том, что останься она поклонницей, у тебя мог бы быть шанс.

Он ничего не понимал. Но разозлился. И понимал, на что злится. Она пытается давить на его страхи. И чувствует, что он ведётся.

— Ми, — с укором в голосе сказал Лейфон.

— Ла-адно, извините, — послушно ретировалась она.

Вернулась к подругам.

Эд стоял как вкопанный, не в силах обернуться, и Лейфон похлопал его по спине. Очень размеренными движениями. И сильные толчки успокоили теряющего самообладание от злости Эда.

— Ми любит говорить загадками, — мягко улыбнулся Лейфон. Улыбка была чуть заметной, но тёплой. — Тебе же нравится общаться с Айми?

— А, да. Угу, верно.

Эд вспомнил. Такое лицо для этого не годится. Он сильно потёр лицо двумя руками. Почувствовал, как уходит напряжение.

— Удачи, — подбодрил Лейфон.

А неплохой он парень. Эд впервые так о нём подумал.


***


После этого Мифи с подругами ушли по своим делам, расставшись с ними на перекрёстке. Похоже, это она узнала о сегодняшних планах и предложила взглянуть на Айми. На прощание Мифи тихо извинилась перед Эдом. В её «прости» особого раскаяния не чувствовалось, но он лишь вздохнул и выбросил эту тему из головы.

Так или иначе, надо осуществлять задуманное. Из-за подначивания Мифи он снова набрался решимости — за это её, возможно, стоит и поблагодарить. Впрочем, сейчас он был совершенно не в настроении этого делать.

Он шёл сзади и наблюдал, как воспрянувшая духом Айми очень увлечённо болтает с Лейфоном. Она выглядела очень довольной, и даже счастливой. Вот и отлично, с облегчением говорил себе Эд.

Но в груди что-то кололось. И он, кажется, знал причину своей боли. Зависть. Но завидовал он уже не Лейфону. А себе прошлому. Себе, сказавшему, что дружен с ним, чтобы заинтересовать девушку. Зависть показалась Эду странной. Можно, наверное, просто злиться. Но тот факт, что рядом с улыбающейся Айми не Эд, вызывал зависть. Зависть, а потом злость. Да, он сумел заинтересовать Айми. Впервые смог нормально с ней заговорить и вне школы, не в рабочее время смог вот так с ней общаться. Но это лишь благодаря помощи Лейфона. Не помоги он, всё, конечно, обернулось бы катастрофой. А Эд хотел, чтобы всё было, и не использовать Лейфона. Проводить вот так время вдвоём с Айми.

Всё. Эд сжал кулаки. Теперь он точно готов. Признается. Он решил. Решил, значит решил. Непременно. Он изо всех сил мысленно приказал себе, чтобы больше уже не медлить и не колебаться.


Когда они вышли из озёрной галереи, время было позднее. Для ужина ещё рано, но солнце уже начало заходить. Пора расходиться. На остановке у озера Эд посмотрел, сколько ждать трамвая. Он ушёл как раз с приходом Эда, и у него было немного времени до следующего.

Долгая прогулка по галерее изрядно утомила Айми. Да и Эда тоже. Лейфон оставался невозмутим. Военный же, рассеянно подумал Эд, глядя, как она садится на скамейку.

— Что-то горло пересохло, — сказала Айми, глядя на него.

Если бы она сказала что-нибудь вроде «здорово было», беззаботное, лёгкое, если бы и впрямь сказала «здорово было», он бы, конечно, не колеблясь ответил «угу» или «да уж». Но она сказала «горло пересохло»… и смотрела прямо на него. Она улыбалась ртом, но не глазами.

— О, я схожу.

— Не надо, я пойду, — отклонил Эд предложение Лейфона и ушёл искать автомат с напитками.

Плохо, плохо, плохо… Эд сразу перешёл на бег. Он видел автомат на выходе из галереи. Может, где-то ещё был… Но искать, наверное, будет дольше. Эд бежал к тому автомату и смотрел по сторонам на случай, если что встретит по дороге.

К своему несчастью, Эд прекрасно знал, что задумала Айми. Потому и спешил. Автомат нашёлся — повезло. Просто он стоял так, что не был виден идущим к остановке. Эд быстро купил три напитка. Он забыл спросить, кто что хочет, и решил просто взять стопроцентный фруктовый сок. Бегом вернулся.

Но опоздал. На продуваемой ветром остановке новых людей не появилось, только Лейфон с Айми — но она не сидела на скамейке, а стояла перед Лейфоном и что-то говорила ему с серьёзным, но застенчивым видом. Эд остановился. Он не знал, можно ли подойти ближе.

Он понимал, о чём говорила Мифи. Да и Шарнид, как казалось Эду, предвидел такое развитие событий. Да и он сам. Он боялся этой правды, хотел её забыть, намеревался забыть, но не мог. Не устрой он такой ситуации, Айми, возможно, осталась бы лишь поклонницей Лейфона. Следила бы за его успехами, делилась бы переживаниями с подружками — всё как поклонница — и, быть может, сменила бы когда-нибудь объект интереса. Но ей довелось погулять с Лейфоном. Предмет любования оказался рядом.

В этом смысле у Эда всё так же. Не сложись всё так, он бы, наверное, и не подумал объясняться в любви, Айми бы со временем ушла с работы — либо он с грустью бы наблюдал, как она после смены убегает на свидание — он смирился бы с любым будущим. Но сложилось иначе. Он оказался в положении, когда может выразить свои чувства напрямую. Оба оказались.

Он вдруг понял, что подошёл довольно близко. Сам не заметил, как двигался.

— Вот подлец, — услышал он голос Айми. — Соврал ведь, что дружите?

От её чуть слышного — возможно, из-за ветра — голоса Эд вздрогнул. Попался. Она кокетливо посмотрела на Лейфона.

— Ну конечно. Куда ж ему дружить с Лейфоном-саном. Ты же военный во взводе, ты потрясающий. И вокруг тебя все потрясающие, незачем тебе на него время тратить.

Так и есть. О его талантах стало широко известно после происшествия на открытии. Другие одноклассники тоже так относились к Лейфону и общение с ним обычно ограничивали дежурными репликами. Он потрясающий. Не мог Эд с ним дружить. Чем он вообще думал, когда сказал, что дружит? Решил похвастать, что у него такой классный приятель, да? Нагло соврал, чтобы привлечь Айми.

Лейфон молчал. Молчал всё это время. Со спины было не понять, что он думает об услышанном.

— И вообще, что за человек? Вырядился весь зачем-то. Решил хоть внешне с тобой потягаться, что ли?

На секунду Эд разозлился, услышав такое про свой наряд — они же с Шарнидом вместе подбирали. Но высказать это в лицо Айми не смог. Не смог бы при всём желании. Не смог встать перед ней и дать волю гневу. Так и стоял на месте. Наверное, держали какие-то остатки влюблённости, уничтоженной в эту секунду.

Всё, ухожу, подумал Эд. Ухожу. Ну и пусть неудачник. Уйду отсюда.

Но молчавший прежде Лейфон заговорил, голос был слышен, и Эд снова замер.

— Скажи, а зачем ты мне это рассказываешь?

— Что?

— Ждёшь, что я соглашусь? Скажу, что да, ты права?

В словах не было злости. Вообще ничего не было. Голос звучал ровно.

— Лейфон-сан?

— Да, до недавнего времени наши отношения сложно было назвать дружескими. Просто одноклассники. Я и сегодня-то идти не хотел. Мэй с подругами меня просто спасли. Они мои друзья, с самого поступления помогали. С ними гораздо проще стало.

От сказанного Эд ещё больше погрустнел.

— Но будь мне по-настоящему неприятно, я бы отказался. А я не отказался. Не моё это — Шарнид-сэмпай вот умеет, а мне не хотелось. Но Эд попросил именно меня, ты хотела встретиться именно со мной, и идти надо было именно мне. Я согласился на его просьбу. Знаешь, почему?

Айми не ответила. Боялась. Наверное, поняла, что под этими ровными словами бурлит нечто, похожее на ярость. Уловил это и Эд.

— Потому что увидел, как он изо всех сил пытается что-то для тебя сделать. Потому я согласился на его просьбу, потому с того момента стал его другом. Вряд ли кому понравится, когда высмеивают друзей.

Айми хотела что-то сказать, но Лейфон уже не слушал. Он уже развернулся и ушёл с остановки. Айми смотрела ему вслед. Эд быстро спрятался, чтобы она не заметила. Лейфон с ним поравнялся.

— Прости, — бросил на ходу Лейфон.

Не остановился. Даже не посмотрел в сторону Эда — наверное, не хотел, чтобы Айми заметила.

Он пошёл следом.

— Спасибо, — искренне сказал он, догоняя.


***


Но так быстро душевную травму не залечить.

Да, отвергнут. Думалось всё время только об этом. Айми со следующего дня перестала приходить в магазин. Эд не знал, состоит ли она по-прежнему в фан-клубе. Хорошо, что не пришлось смотреть ей в глаза. Эд был искренне рад, что она в другом школьном здании.

Чему на самом деле следовало радоваться, так это тому, что Лейфон стал общаться с Эдом. Его впервые прямо назвали другом, никто никогда так открыто за Эда не заступался.

И всё-таки отвергнут.

И вот, когда в таких колебаниях прошло два дня, во время обеденного перерыва. Произошла судьбоносная встреча.

Эд пришёл в тот же магазин бэнто взять тот же делюкс-бэнто.

— Здравствуйте.

Показавшаяся из кухни девушка пронзила сердце Эда. Чувствовалась в ней какая-то скромная доброжелательность. Заменяющий форму фартук отлично сидел на девушке, создавая ощущение уюта. Было в ней при этом и нечто взрослое — у Эда от одного взгляда забилось сердце.

Да, ходили же среди завсегдатаев магазина слухи о симпатичной новенькой. Точно, это она.

— Выбрали, что будете брать? — звонким голосом спросила девушка, и Эд не мог ответить.

Это… любовь. Он сразу понял. Вот она, любовь. Вот она, судьба.

Но вера Эда была растоптана в следующую же минуту. Дверь магазина снова открылась, девушка подняла взгляд, и Эд понял, что она просто светится.

Но произнесённые ею слова уж точно не были словами работницы магазина:

— Лейфон, сегодня-то с деньгами?

— Конечно. Вчера зарплату давали.

— Научись уже запас откладывать.

— Да умею я, просто недавно больше обычного тратил, вот и не осталось ничего на карте.

— Неужели?

— Скажи лучше, Лирин, как ты так быстро освоилась?

— А что мне, я везде устроюсь, не то, что ты.

Разговор был привычным, близость просто чувствовалась, и девушка выглядела такой счастливой…

— О, Эд, — заметил Лейфон обернувшегося Эда.

— Сволочь популярная! — взвыл он со всей злостью, на какую был способен.


Примечания

1. Bumpy hot dash — ухабистый горячий рывок

К оглавлению